«Доллар может быть 73 через неделю. Это пугает ЦБ больше всего».

Почему ЦБ оставил ставку на уровне 11%. Объясняет Дмитрий Панченко из Freedom Finance
Здесь и сейчас
11 сентября 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Центральный Банк России принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 11%.  Напомним, по этой ставке регулятор кредитует банки, а они затем  – с наценкой –  кредитуют бизнес и население. Чем ниже ставка, тем дешевле кредиты, тем больше шансов на рост экономики. 

Начиная с декабря прошлого года, когда для борьбы с ослаблением рубля ЦБ взвинтил ставку до 17 процентов, на каждом заседании советов директоров ЦБ снижал ставку. Но сейчас посчитал, что слишком большие риски увеличения инфляции. Решение, честно говоря, ожидаемое. 

Подробнее о том, что означает это решение Центробанка, какие риски усматривает регулятор – поговорили с Дмитрием Панченко, заместителем генерального директора ИК «Фридом Финанс».

Желнов: Центробанк России принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 11%. Напомню, по этой ставке регулятор кредитует банки, а затем они с наценкой кредитуют бизнесы населения. Чем ниже ставка, тем, понятно, дешевле кредиты, тем больше шансов на рост экономики. Начиная с декабря прошлого года, когда для борьбы с ослаблением рубля Центробанк взвинтил ставку до 17%, на каждом заседании Совета директоров ЦБ снижал ставку, но сейчас посчитал, что слишком большие риски увеличения инфляции. Решение, честно говоря, ожидаемое. Мы побеседуем сейчас с Дмитрием Панченко, заместителем генерального директора компании "Фридом Финанс". Добрый день, Дмитрий.

Панченко: Добрый день.

Желнов:  Ожидаемо или нет для вас сегодняшнее решение ЦБ?

Панченко: Знаете, мне кажется, в последнее время Центробанк превратился в некий оперативный штаб оперативного реагирования на какие-то события. На самом деле, судя по состоянию денежного рынка, еще вчера многим трейдерам казалось, что Центробанк сегодня может ставку и приопустить, потому что ставки на денежном рынке достигают 10,5 - 10,2% годовых. Сегодня с утра ставки вплотную приблизились к 11 пунктам. Соответственно, стало понятно, что в общем ЦБ ставку не изменит. Поэтому говорить о какой-то стратегической цели сейчас Центробанка, мне кажется, не приходится. И во многом мне лично видится, что это подготовка к тому, что ФРС 17 сентября, возможно, увеличит свою ставку, и, соответственно, доллар укрепится относительно мировых валют. И мы рискуем увидеть курс доллара 72-73 рубля за доллар. И эта вероятность Центробанк пугает сейчас больше всего.

Желнов:  Дмитрий, если объяснить для зрителей. Вот Центробанк считает, что если снизить ставку, то повысится инфляция. Ну, понятно, видимо, почему считает. И почему он не хочет этого делать? Я имею в виду, снижать. Кредиты стали бы дешевле, и снижение ставки бы подтолкнуло таким образом рост экономики, раз кредит дешевле. Все-таки почему зависимость такая, и боязнь, и коррекция с инфляцией?

Желнов: На самом деле, к сожалению, мы сейчас попали в своеобразную ловушку-регулятор, и низкая ставка не будет означать сразу развитие кредитования населения и бизнеса и сразу рост внутреннего спроса.

Желнов:  Потому что у населения нет сейчас  денег?

Панченко: Не поэтому. К сожалению, главенствующую роль сейчас играют инфляционные ожидания. Все уже привыкли к тому, что курс доллара непрерывно растет. Все уже знают и привыкли к тому, что инфляция, на самом деле, у нас стала двузначной и, на самом деле, любое кредитование, особенно дешевое, будет просто соблазнять крупных участников, в первую очередь коммерческие банки, играть в простую игру, которая на нашем трейдерском языке называется Carry trade. Это ты берешь дешевые рубли, покупаешь доллары и радуешься жизни. Тебе не надо финансировать бизнес, тебе не надо вкладывать деньги в экономику. Это с одной стороны. Именно поэтому Центробанк сейчас боится низкой ставки. В то же время, высокая ставка...

Желнов:  Потому что валюту побегут покупать в банки?

Панченко: Да, ну если совсем просто. Высокая ставка, в общем-то, останавливает от покупки валюты. В этом плане, это действительно хорошая мера бороться с укреплением доллара. Но, в общем-то, кредитование бизнеса совсем прекращается, приостанавливается, что, собственно, мы и видим, что выливается и в падение ВВП сейчас. Проблема в том, что у нас сейчас инфляция, к сожалению, не монетарного характера. Она связана с исключительно нефтью и с курсом доллара. У нас высокая инфляция, потому что дорогой импорт. Потому что доля импорта в структуре нашего потребления очень высокая. То есть мы едим много дорогой еды, а компании потребляют очень много зарубежного оборудования, которое тоже, в общем-то, котируется в долларе. И компании обслуживают кредиты, которые выданы тоже в иностранной валюте. Собственно, это некий замкнутый круг, поэтому у нас сейчас, собственно, курс валют глубоко привязан к котировкам на нефть. Потому что, исходя из балансирования цены на нефть и курса валют, государство планирует свой бюджет и, собственно, крупные госкорпорации и, в принципе, промышленные компании тоже очень сильно зависят от баланса цен на нефть и курса доллара.

Желнов:  Понятно. В этих словах ваших, из них можно сделать вывод, что ЦБ вообще не играет никакой роли в управлении экономикой существенной.

Панченко: На мой взгляд, сегодня это некий штаб быстрого реагирования на какие-то события, которые происходят в мире. То есть это быстрое реагирование на изменение ценовых котировок, быстрое реагирование на события. Например, на решения регуляторов зарубежных стран. В ситуации, когда у тебя инфляция носит не монетарные причины, а связаны с внешними факторами, в том числе и с доверием к экономике, в том числе с инвестиционным климатом, в том числе с инвестиционным рейтингом, одних действий ЦБ очевидно хватать не будет. Глупо требовать от ЦБ, чтобы в нашу экономику начали инвестировать. Глупо требовать от ЦБ, чтобы у нас развивалось кредитование.

Желнов:  Понятно. Это политические задачи уже, а не экономические.

Панченко: Ну да. У нас, к сожалению, сегодня кредитный рейтинг страновой хуже, чем у Таиланда, и куча весьма странных стран, которые... В страшном сне еще пару лет назад не могло присниться, что у нас может быть рейтинг хуже, чем у этих стран.

Желнов:  Какой у нас сейчас рейтинг, если говорить о кредитном рейтинге?

Панченко: Он перестал быть инвестиционным. Он стал... Мы потеряли буковку "B". То есть у нас было три "B", осталось две "B".

Желнов:  Поясните, это что значит три "B".

Панченко: Triple B — это рейтинг инвестиционный, который подразумевает определенный уровень надежности. Когда количество букв сокращается, это уже несет более высокие риски, скажем так.

Желнов:  Насколько велики сейчас риски инфляции, судя по тому, что вы сказали, что доллар будет 72 возможно стоить? И как это граждане ощутят на кошельках, собственно?

Панченко: Я вижу приоритетные задачи государства сегодня каким-то образом продемонстрировать сильную волю, какими-то конкретными шагами, направленными на то, чтобы инфляцию сдержать в пределах 10-12%. Потому что в случае раскручивания инфляционной спирали, когда люди все ожидают, что инфляция будет только расти, в общем-то, ни о каких инвестициях речь не идет. Условно говоря, если бизнесмен знает, что инфляция будет 25% годовых, он не будет вкладывать в бизнес ни копейки, потому что его собственная маржинальность должна быть существенно выше этих 25%.

Желнов:  Ну естественно.

Панченко: Вот. А на самом деле, с точки зрения экономической теории, ничего страшного в какой-то инфляции в пределах 10% нет. В этом случае растет потребление в текущий момент, возникает определенный потребительский бум. И очень часто для экономики это хорошее стимулирующее воздействие имеет.

Желнов:  Дмитрий, и все же какая вероятность, что инфляция 25%? То есть в страшном сне не может такое присниться? Вы еще сами сказали два года назад о ситуации двухлетней давности. Но вот сейчас есть риск инфляции до 25%?

Панченко: Все зависит от цен на нефть. Соответственно, если вопреки прогнозам...

Желнов:  Ну вот "Голдман Сакс" сегодня сделал заявление о возможном падении цены за баррель до 20 долларов.

Панченко: Я думаю, что в этом случае инфляция 25% вполне себе реалистична. То есть такая цена на нефть сразу приведет к резкому скачку доллара действительно на уровень 90-100. Поскольку мы импортозависимая страна что в промышленности, что в потреблении, естественно, это вызовет определенный очередной импульс в инфляции. Но лично я противник таких алармистских теорий. Все-таки и геополитика не совсем стабильная в нефтяных странах и общий рост потребления цен на нефть скорее говорит о том, что мы сейчас действительно консолидировались около текущих уровней. Действительно возможно плюс-минус 20% по цене на нефть, но я думаю, что сейчас и рынки в общем-то, говоря трейдерским языком, консолидировались около 40-50.

Желнов:   40-50. Решение ФРС, о котором вы говорили, оно действительно приведет к резкому скачку доллара? То, что вы упомянули о цифре 72. Какой у вас здесь прогноз по решению ФРС?

Панченко: На самом деле, порядка 62% аналитиков агентства Bloomberg сейчас уверены, что ставку американские власти доведут до 0,5%. На самом деле, нам, россиянам, это все равно смешно. Что такое полпроцента учетная ставка? И в общем-то в масштабах экономики, если смотреть на вещи трезво, то прогноз нашей компании такой, что какого-то серьезного изменения в экономике это не повлечет за собой. Потому что деньги по 0,25 или деньги по 0,5 — это все равно размер какой-то статистической погрешности. Все равно в американскую экономику сегодня выгодно вкладывать деньги, потому что доходность потенциальная бизнеса вышей этой ставки рефинансирования. Соответственно, то, о чем мы сегодня говорили. Выгодно занять деньги за 1,5-2%, надеясь на то, что бизнес принесет тебе 7-8 годовых, ну какой-то очень консервативный. Поэтому, на самом деле, возможно, как всегда, какая-то эмоциональная паника. Америка завершает эпоху дешевых денег. Опять алармистские теории, что все плохо. Возможно, доллар чуть-чуть укрепится, потому что доллара в экономике станет чуть меньше, поскольку занимать его станет чуть-чуть дороже, соответственно, чуть-чуть долларовая масса уменьшится. Но проблем с ликвидностью сейчас нет. Компании американские активно инвестируют в свое развитие, поэтому здесь, в общем-то, каких-то проблем мы не ждем, ну кроме каких-то психологических краткосрочных реакций. Сам доллар, наверно, незначительно укрепится, но крайне незначительно. Но если какая-то валюта укрепляется относительно всех остальных, то возможно курс доллара действительно немножечко скакнет.

Желнов:  Это на следующей неделе произойдет?

Панченко: Да, 17 числа.

Желнов:  В студии "Дождя" был Дмитрий Панченко. Спасибо вам, Дмитрий, за этот разговор. Заместитель гендиректора компании "Фридом Финанс".

Фото: Комерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.