Чирикова и Немцов помирились

Здесь и сейчас
21 декабря 2011
50 270
0
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант
Ведущие
Мария Макеева
В студии ДОЖДЯ - политик Борис Немцов, чьи многочасовые переговоры оказались в свободном доступе в интернете, и лидер движения «В защиту Химкинского леса», Евгения Чирикова, чье имя неоднократно упоминается в этих телефонных переговорах в негативном свете. Как они встретились – друзьями или врагами?
Прямой эфир от 20 декабря.

Макеева: Как вы встретились – друзьями или врагами?

Чирикова: Мы отлично встретились. Я хочу сразу сделать важное сообщение. Дело в том, что жулики и воры сейчас делают все возможное для того, чтобы мы отвлеклись от борьбы с жуликами и ворами. Это их такая тактика. Вчера они сделали совершено мерзкий финт с выкладыванием личной информации. Это абсолютно отвратительно. Это гадко. Честно говоря, я возмущена тем, что наши налоги тратятся на то, что сидят здоровые мужики и влезают в личное пространство людей.

А сегодня мы с Борисом, пользуясь случаем, хотим призвать всех приходить на Алабяна, 5, потому что Петя Верзилов, вы все его прекрасно знаете, это арт-группа «Война», сегодня ему взломали дверь и его насильно доставили в военкомат, это Головинский военкомат Алабяна, 5. При этом, естественно, жена пыталась сопротивляться, ее побили, оторвали ей пуговицы, и задерживали сотрудники ФСБ и сотрудники центра «Э».

Макеева: Его забрали в военкомат – это немножко другая новость, а давайте все же вернемся к тому, в связи с чем мы здесь собрались.

Чирикова: Я прошу прощения, что я с этого начала, просто это важно.

Немцов: Позвольте два слова сказать. Цель провокации очевидна, цель провокации – не допустить массовый митинг 24 декабря на Проспекте Сахарова. И вторая цель – это внести раскол в ряды оппозиции, в оргкомитет митинга, в инициативную группу митинга и посеять вражду между нами. Могу сразу сообщить, цель не достигнута.

Чирикова: Как раз наоборот.

Немцов: Наоборот, да. Люди, которые не хотели идти на проспект Сахарова, после того, как вот так подло и нагло выкладываются разговоры телефонные, решили пойти, потому что, ваши разговоры тоже могут быть обнародованы, как вы понимаете. Дальше, мы с Женей вчера уже обменялись информацией и решили, что теперь мы еще гораздо сплоченнее рука об руку двигаться к общей цели, а именно, к тому, чтобы избавить Россию от жуликов и воров.

Мне, конечно, глубоко неприятно, что мои разговоры обнародованы, и я вообще-то, нецензурно публично не выражаюсь, публично, я подчеркиваю, и по отношению к своим коллегам, соратникам и партнерам веду себя очень сдержанно. Но, конечно, когда я говорю по телефону, всякое бывает. Я понимаю, что я совершил ошибку, не надо было этого делать. И я, собственно, и у Жени и Божены Рынской попросил уже прощения. Насколько я понимаю, Женя меня уже простила.

Чирикова: Сейчас не время, как мне кажется…

Макеева: Вообще, это сильное впечатление производит – реакция Евгении Чириковой, но я хочу сразу спросить, была ли Божена также отзывчива, что ли?

Немцов: Дело в том, что я с Женей общался еще со вчерашнего дня, с Боженой еще нет. Я написал текст, он опубликован у меня в «Живом Журнале», «Простите» называется. Теперь дальше, что мы считаем важным: мы сейчас готовим иск с требованием возбудить уголовное дело по статье 138-й, это статья, которая наказывает за нарушения права на частную переписку и частные телефонные переговоры. По этой статье виновные в обнародовании этих разговоров, должны сидеть сроком до 5 лет.

Потом, я считаю, что сейчас, пока еще жулики и воры при власти этому делу ход давать не будут, но я думаю, им еще не долго осталось и, пользуясь случаем, я призываю людей, всех, кому дорога, в том числе, и личная свобода и безопасность, приходить 24 декабря на Проспект Сахарова. И Женя, и я, и члены оргкомитета, и члены инициативной группы – сделаем все, чтобы это был массовый митинг, мирный митинг, кстати, и чтобы никаких конфликтов не было и их, и не будет.

Макеева: Я хочу процитировать политолога, Кирилла Рогова, такой ироничный пост: «Оказывается, Борис Немцов матерится по телефону. Я в шоке. Не пойду на митинг 24-го. Разочаровался в демократии. Путин Вернись и правь нами еще 6 сроков», - конец цитаты. Все ли так отреагируют, понимаете? Это впечатление определенное производит. Но, кто-то нашел в себе силы просто это не слушать. Мне пришлось, потому что я готовилась к этому эфиру.

Чирикова: А можно я отвечу на этот вопрос. Вы знаете, мне кажется, что сейчас нельзя уходить от повестки дня. У нас повестка дня следующая: жулики и воры пришли к нам в дом и шарят у нас по тумбочкам. Если мы сейчас будем обсуждать, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, или пойдем в другую крайность, например, будет сортировать, кто с нами может бороться против жуликов и воров – те с нами, кто не может – те не с нами. То есть, мы будем говорить: «Так, ты Федор Федорович – ты гомосексуалист, ты не с нами – уходи. А ты Иван Иванович – ты националист, ты тоже уходи, ты не с нами. А ты вообще либераст». Вот если мы начнем сортировать…

Немцов: А еще матом ругаешься.

Чирикова: А ты матом ругаешься… Вот, если мы начнем сортировать своих ближних - кто имеет право бороться с жуликами, кто не имеет, то мы сильно отвлечемся, и наши тумбочки обшарят. У нас сейчас в доме беда – грабитель нас обворовывает. Ребята, давайте не отвлекаться от повестки дня, надо хватать его за руку и гнать. Не надо отвлекаться на какие-то второстепенные вещи. Борис совершенно правильно сказал: все на митинг 24-го и думаем, что делать дальше, всем миром. Сейчас важный процесс, процесс самоорганизации. У нас много лидеров, многоядерное общество. Это очень круто, очень здорово. Мне очень жалко, что сейчас Леша Навальный еще сидит, я зачеркиваю дни, когда он уже выйдет.

Немцов: Ночью выйдет.

Чирикова: Слава богу. Честно говоря, думаю, что мы, как кулак миллионнопалый, жуликам просто шанса не останется никакого.

Макеева: Тут отдельный разговор – быть ли с тем, кто ругается матом или с националистами, все-таки разные люди.

Чирикова: Вы знаете, когда пришли фашисты в нашу страну, кого-то сортировали: ты идешь бороться с фашистами, ты не идешь? Нас пришли грабить, ребята, ну нам не до того, чтобы сортировать, кто достоин, кто не достоин. Если мы будем эти заниматься, жулик будет шарить по тумбочкам, вот и все. Я за то, чтобы делом заниматься, а вот смотреть, кто может, а кто не может – это, мне кажется, в корне неправильно, это нас раздирает на разные части, это именно то, что нужно Славе. Давайте не будем ему доставлять такого счастья.

Немцов: Они ведь очевидно, какой цели хотели добиться – они хотели, чтобы мы начали выяснять отношения друг с другом, кто из нас земляной червяк, кто бандерлог.

Чирикова: Кто средство контрацепции.

Немцов: Они по себе меряют, мы выше этого.

Макеева: Вы политики, вы можете между собой договориться. Тем не менее, люди, которые принимали участие в митинге на Болотной и те люди, которые, вероятно, придут 24-го на митинг – это же люди, по большей части, совершенно далекие от этих дел.

Немцов: Мы не собираемся их тревожить. Наша задача – обеспечить, во-первых, мирный характер этой массовой манифестации, и во-вторых, безопасность для всех. Действительно, вы правы – многие придут, которые вообще раньше на митинг не ходили, а уж после провокаций – против Акунина, вы знаете, тоже вскрывали его почту, против меня, против всех остальных – я думаю, таких желающих будет еще больше. Мы нереально много делаем, чтобы все прошло организованно, четко и мирно.

Но я хочу сказать, требования у нас при этом будут жестче. Если на Болотной были требования отменить итоги выборов, отправить в отставку Чурова, освободить политзаключенных, зарегистрировать оппозицию и провести новые выборы, то сейчас будет очень жесткое требование «Не пустим Путина в Кремль». Хотим мы этого или не хотим, но требование «Путин, уходи» будет на проспекте Сахарова доминировать. Это не наше мнение, это не мнение каких-то политических оппозиционеров и радикалов, это общее отношение неполитических людей к тому, что происходит.

Если бы власть отреагировала на требования митингующих, если бы она не хамила и так гнусно, подло и провокационно себя не вела, 24-го требования «Путин, уходи», «Не пустим Путина в Кремль», «Ни одного голоса лидеру жуликов и воров» остро не звучали. Сейчас им осталось несколько дней для того, чтобы выполнить требования митинга на Болотной. Не выполнят, к сожалению, это будет реализовано независимо от нашей воли. Об этом будут говорить люди, далекие от политики – тот же Борис Акунин об этом говорил вчера на оргкомитете, тот же Леонид Парфенов об этом говорил вчера на оргкомитете, об этом же говорил Сергей Пархоменко, об этом говорили гражданские активисты, вечером Женя вела это заседание. Это как поток такой, его нельзя остановить.

На самом деле, массовость этого митинга происходит, благодаря дебилизму и глупости режима. 24 сентября они объявили, что будут править нами вечно, 4 декабря они обманули весь народ, бросили больше 13 млн. голосов, а потом стали хамить народу, который вышел на Болотную площадь. В итоге они обеспечили явку.

Макеева: Вчера по горячим следам звучали весьма острые оценки того, что произошло. Журналист Ольга Романова, которая была в нашей студии, сказала, что это конец вашей политической карьеры. Я так понимаю, что вы это совершенно не разделяете, не считаете так.

Немцов: Я счастлив, что внес свою лепту, пусть и небольшую, в то, чтобы жулики и воры из страны ушли. То, что закат путинизма очевиден, я думаю, понятно не политикам, а всем. То, что я этому помог – это хорошо. То, что сейчас огромное количество людей без меня этого хотят, означает, что будет Немцов или не будет, особого значения для развития страны уже не имеет. Я считаю, что подарков им делать не надо. Конечно, они мечтают, что после обнародования моих телефонных разговоров, Немцов, как один из лидеров оппозиции, куда-то бы исчез. А зачем им подарки делать – можно узнать?

Макеева: Пусть этот вопрос и останется таким вопросом. 

Ведущие
Мария Макеева
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Уроки воспитания от самых богатых людей мира. Детям деньги не нужны
Пять лучших фильмов Каннского фестиваля. Выбор Дениса Катаева
Искусство «культурного» развода. Четыре совета от женщин и один от мужчины.
Как отличается зарплата мужчин и женщин в России, Англии и США. Советы женщинам, как добиться более высокой оплаты труда
Самые громкие скандалы с гимнами. Наш рейтинг
100 лет со дня гибели российской подлодки «Сом» в водах Швеции. Правнуки командира приняли участие в памятной церемонии
Семь вопросов к рэперу Басте
Обмен Савченко на «бойцов ГРУ». Хроника событий за три минуты
Куда из России «утекают мозги»?
«Все ненавидят полицию». Как французы сражаются с трудовой реформой
Крушение самолета EgyptAir. Все факты за две минуты
Какой бизнес контролируют мигранты, кроме похоронного
Как Instagram манипулирует женщинами. Версия Ирана
Крымские татары — везде чужие? История притеснений от 1944 до 2016
Четыре драки на спортивных соревнованиях. Самые громкие скандалы последних лет
Пять историй нападений казаков. Как они «охраняют порядок на своей земле»
Олег Кулик и Петр Павленский обсуждают политическое искусство. Видео из зала суда
Зачем российские миллиардеры продают свои яхты
«Евровидение»: плагиат или цитирование? Главные итоги конкурса. Все что надо знать о «Евровидении» в этом году
Тульский «чрезвычайный рэп», слон в фонтане и никакой «Обамки». Новости регионов
Как сожгли дом Рамазана Джалалдинова, бросившего вызов Кадырову. Вся история за минуту
Российские журналисты о разгроме РБК. Лучшие цитаты из нашего спецэфира
Хронология скандалов в РБК за две минуты. От обысков в главном офисе ОНЭКСИМ до увольнений руководства холдинга
Из партизан — в президенты Бразилии. Политическая карьера Дилмы Русеф
Сверхбыстрый поезд от Илона Маска против тепловоза с ракетным комплексом. Будущее технологий в Америке и России
Власть против Монстрации: самые яркие моменты
Парад Победы стоил 300 миллионов. На что их потратили?
Болотное дело четыре года спустя. Как разгоняли протест оппозиции, и сколько людей всё еще в тюрьме
Что случилось за майские праздники. Главные новости
За что российского пилота «Формулы-1» Даниила Квята отчислили из команды «Ред Булл»
От скандала с офшорами до запрета меджлиса. Главные новости апреля
День дождения глазами подписчиков
Сын миллиардера или выходец из семьи иммигрантов. Кто станет новым мэром Лондона?
Семь заповедей Петра Павленского
Неудачные кадры военной операции ИГ
Воркута ждет. Зачем ехать в отпуск в русскую Арктику
Нештатные ситуации в прямом эфире
Шесть правил жизни Бейонсе
Самая короткая история космодрома «Восточный». Во сколько обошлось его строительство, из-за чего переносили первый запуск ракеты, и почему он так и не состоялся
Как Сталин вернулся в нашу жизнь и даже в политику
Как православный активист подрался с лидером блэк-метал группы. «Мы сделали все, чтобы это шоу уродов не состоялось»
Татьяна Москалькова: что мы знаем о новом уполномоченном по правам человека
Как в Америке борются с пережитками рабовладения, пока в России возводят памятники Сталину
Как мэрия украсила Москву к весне на 190 миллионов
Эмоции на Дожде. Самое смешное за шесть лет
Оговорки и неполадки в эфире Дождя. Самое смешное за шесть лет
Как пережить кризис? Советы Александра Аузана
Что будет, если людям начнут выплачивать деньги просто так. Опыт Намбии, Голландии, и Финляндии
Квача — самое выгодное вложение 2016 года
Переписка Владимира Путина и россиян. Главное из «Прямой линии» с президентом
Киберпреступность — угроза для человечества?
Пять стратегий из «Монополии», необходимых в реальной жизни
Уполномоченный по защите животных. Кто мог бы им стать?
Лучшие вопросы Путину 2016
Четыре совета для тех, кто хочет переехать за границу
На сколько миллионов выросли доходы Путина, Медведева, Володина и других в 2015. И что произошло с заработком обычных россиян
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Видеоблогер собрала начала и концовки сериалов и фильмов
Сколько ошибок в расследовании «России 1» о Навальном
Кто такие Бут и Ярошенко, на которых могут обменять Савченко
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
История столкновений в Нагорном Карабахе за минуту
«Вброс» против Путина: что это было
Как бегать правильно. Три совета от чемпиона мира Колина Рэя Джексона
От отставки Чурова до «компроматов» на Путина. Главные итоги марта
Скоро на Дожде. Документальный фильм о Сергее Михалке и группе Brutto
Эльфы и тролли против кризиса. Как они спасли экономику Исландии
Пользователи «Твиттера» проверили, можно ли упасть на банановой кожуре
У кого из друзей Путина журналисты нашли панамские офшоры
Что представляет из себя секта «Аум Сенрикё». И почему её основатель делал ставку на Россию
Как стать успешным? Шесть правил для лидеров
Скоро на Дожде фильм о Сергее Михалке и группе Brutto. Видео с репетиционной базы
Статистика российских судов за 2015 год. Скольких людей осудили, приговорили к пожизненному заключению и скольких оправдали
Восемь вопросов владельцу Московского кредитного банка Роману Авдееву
Где хотят работать россияне
Не сообщил о готовящемся преступлении — в тюрьму
Сколько музыкальных инструментов можно купить на $2 млрд.
На что хватит $2 млрд
В каких странах еще существует Нацгвардия. И что она там из себя представляет
Три анекдота от Юрия Лозы
Как ремонтируют дороги в разных городах России
Музеи, которые нужно обязательно посетить. Выбор режиссера Кирилла Серебренникова
Юрий Лоза против Led Zeppelin и Rolling stones. Как отреагировали в соцсетях
Особенности национального трудоголизма
Зачем государству война в телевизоре, и есть ли предел у пропаганды. Выводы доклада Центра Карнеги «Хотят ли русские войны» за полторы минуты
«Выживший»: человек, который пережил три теракта
Почему визит Обамы на Кубу — это действительно важно
История противостояния экс-владельцев ЮКОСа и российских властей
Все, что известно о терактах в Брюсселе за полторы минуты
Дебаты Навального и Познера. Самое интересное за минуту
Как выносили приговор Надежде Савченко
О крушении «Боинга» в Ростове-на-Дону — за минуту
Познер и Навальный играют в «Пойми меня»
Что случилось в Минкульте. И придут ли теперь за Мединским
13 вопросов бизнесмену и певцу Эмину Агаларову
Дебаты Мовчана и Титова. Самое важное за минуту
Уникальные фото питерского рок-клуба
Как женщин вербуют в ИГИЛ и сколько им платят
Чернобыль и Фукусима. Как правительства замалчивают реальную угрозу
Жив Джон Сноу или нет? Вгляделись в трейлер «Игры Престолов» повнимательнее
11 советов для успеха в бизнесе от Дональда Трампа. «Думайте о себе как о выдающемся мыслителе»
Полицейские-бомжи, блины на лопатах, 1993 возвращается. Breaking Mad с Владимиром Роменским
Итоги операции России в Сирии за полторы минуты
Дома без крыш и воды. Как живет город в Карелии в 100 км от финской границы
Роменский и шоколадная ярмарка
Российские спортсмены и мельдоний. Вся история последних допинговых скандалов за минуту
Любимый алкоголь и самая странная привычка Валерия Сюткина
Сколько стоили советские товары в пересчете на современные деньги
«Лежать на дне — это не развитие». Шесть вопросов Наталье Зубаревич
Энциклопедия цензуры на федеральных каналах. Краткое содержание
Чему можно научиться и куда устроиться в кризис
Во что вложить 4 млн рублей и другие ответы Сергея Алексашенко
Главные нестыковки в деле Савченко
Короткий месяц, но насыщенный. Главные новости февраля
Сколько людей погибает в шахтах в России
Скоро. Первый документальный фильм про Сергея Михалка и Brutto
11 вопросов новому лидеру «Правого дела»
Испытание российской модой. Как Владимир Роменский приоделся на выставке текстильной промышленности
Как беженцы стали главной темой Берлинале
Взрыв в Анкаре. Самое важное за полторы минуты
Как не сесть за репост. Полезная памятка
Известные экономисты дают советы правительству
Почему Медведев не увидел нового стадиона в Калининграде
Надводный трамвай как альтернатива метро
«Короли госзаказа» — самые родные, таинственные и всеядные
Кому достанется «Домодедово» после дела Каменщика?
Пять вопросов участникам «Квартета И»
Как в Москве сносят исторические здания
История «лайка» за минуту
10 каверов на песню Дэвида Боуи Space Oddity
Инструкция. Как жить с кредитами
Испытание российской едой. Завтрак по-репортерски Владимира Роменского
В чем копить, о чем читать и что делать. Девять вопросов к Гонтмахеру
«Пойми меня» с Юрием Сапрыкиным и Александром Липницким
Снос города из трущоб около МГУ
Быть или не быть новому правительству?
Пять причин стать волонтером
«Сегодня снесли киоски, а завтра снесут вашу квартиру». Как Григорий Ревзин, Антон Носик, Елена Памфилова и другие в соцсетях отреагировали на снос ларьков
«Богатые русские дети» в инстаграме
Как мы беднеем. Помогаем пережить кризис вместе с Рейчел и Лебовски
14 вопросов Александру Васильеву
Белковский на Дожде. Лучшее
Лучшие сериалы «Амедиатеки» на Дожде
Три главные цитаты дня
17-летняя звезда рунета певица Монеточка отвечает на вопросы Дождя. «Папа говорит, что Крым не наш, я говорю, что наш»
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Самое важное
Лобков на встрече с Савченко, «Здоровая нация» на Хованском кладбище и почему не расследуют убийства женщин на Кавказе. Итоги недели с Ксенией Собчак и Павлом Лобковым
Как на российском телевидении начали говорить про секс. Интервью с телеведущей Еленой Хангой о том, почему «Про это» смотрели все, но никто не признавался
«Ислам ― религия доброты и заботы независимо от того, какой ты веры». Интервью с подписчиком Дождя Риммой Бикмухаметовой. Эксперимент в программе «Синдеева»
«Ленинградское шоссе»: магистраль как символ нового мира. 1933 год в повести Ивана Катаева, которого не спас даже Максим Горький
Все всех осуждают: соцсети — Медведева, россияне — Савченко, а Венедиктов — гендиректора «Эха». Итоги недели с Михаилом Фишманом
Кашин и поиск справедливости. Украинцы в российских тюрьмах, переназначение Чайки и тайна Горбачева
Конец эры офшоров. Что придет им на смену. Спор четырех юристов об уходе от налогов в Америке и России
Как они там держатся, и что они там курят? Самая смелая и веселая программа об экономике на российском ТВ
Баста: «Слава, наркотики, деньги. То, что я пережил, мне хватит на 200 лет». Василий Вакуленко о том, зачем ему бизнес, нужно ли идти на компромиссы и о желании быть Полом Маккартни