Чиновникам запретят иметь виллы и счета за границей

Здесь и сейчас
3 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Оригинальный ответ на «список Магнитского» – на прошлой неделе принятый американским Сенатом – придумали в «Единой России». Чтобы у российских чиновников, которых считают причастными к смерти юриста, вдруг не арестовали недвижимость или счета за границей – нужно им эти виллы и дома просто запретить иметь законодательно.

Мысль пришла в голову депутату Евгению Федорову, по его словам, тех госслужащих, которые не захотят избавляться от уже принадлежащей им собственности за пределами России, нужно увольнять. Многим такая мера покажется крайней – зато, по мнению Федорова, так Соединенные штаты лишатся возможности манипулировать российскими политиками.

В феврале этого года запрет на владение имуществом за рубежом был введен в ФСБ. Все сотрудники службы должны до 1 декабря этого года продать дома и закрыть счета в западных банках. Меж тем, в прошлом году объем инвестиций в зарубежную недвижимость в России составил 15 миллиардов долларов. И как минимум половина этих денег – по оценке агентства Penny Lane Realty - покупки чиновников.

Оригинальную идею ответить США на «список Магнитского» мы обсудили с ее автором, депутатом Госдумы, членом фракции «Единая Россия» Евгением Федоровым.
Дмитрий Казнин: На первый взгляд кажется, что эта идея достаточно странная, потому что не секрет - все это понимают, - очень большая часть тех, кто имеет зарубежную недвижимость, как раз чиновники. Средний класс состоит из чиновников, бывших чиновников и людей, так или иначе причастных к бюджету. 

Евгений Федоров: Для того, чтобы подойти к этому вопросу, надо точно процитировать тот закон, который США сейчас принимает. Суть закона не о Магнитском. Суть закона о том, что Госдепартамент и президент имеет право по политическим соображениям сформировать списки - не только в России - тех чиновников, которые подлежат аресту их имущества. То есть списки для манипуляции с этими людьми, для давления на них. Это механизм конкурентной борьбы между государствами. Магнитский здесь только повод для того, чтобы Конгресс выступил с инициативой принять такого рода закон. Мы говорим с логикой конгрессменов: наличие имущества за рубежом у чиновников - фактор, который позволяет им манипулировать. Собственно, об этом Конгресс и говорит - манипулировать против интересов Российской Федерации. Они хотят манипулировать за интересы американского народа, а мы хотим, чтобы не было манипуляций против России. Соответственно, было такое предложение. И вы правильно подметили, некоторые службы ФСБ такой закон попросили провести. Его провела Государственная Дума. И мы же с вами понимаем, что рядовой сотрудник ФСБ куда меньше может принести вреда, в случае манипуляции, чем, например, начальник департамента крупнейшего министерства. Это мера. Если человек хочет быть чиновником, он просто не должен иметь имущество за рубежом, вот и все. 

Татьяна Арно: А как ваши коллеги отреагировали на такое предложение? Все-таки чисто по человечески понятно, что когда тебя ограничивают в чем-то, тем более когда ты привык отдыхать за рубежом, а тут тебе нельзя - это неприятно. Неужели все сказали да, отлично? 

Федоров: Про отдых мы ничего не говорим. Из того общения, которое я имею, не было ни одного возражения ни одного из коллег. 

Казнин: Вы же не можете отрицать, что у ваших коллег, в том числе депутатов и чиновников, которые пришли из бизнеса во власть, у них есть эта недвижимость, есть счета. Что им теперь делать? 

Федоров: Закон о госслужбе определяет ограничения для тех, кто идет на эту работу. Этих ограничений больше сотни. Мы вводим дополнительное ограничение. Ему нельзя бизнесом заниматься, он обязан декларировать. То есть дополняем еще одно - не имеет права иметь имущество за рубежом. 

Арно: А если жены будут иметь имущество? 

Федоров: Поскольку американский закон не распространяется на жен и знакомых, то и наш закон не распространяется на жен и знакомых. 

Казнин: Вы же понимаете, что могут легко манипулировать с помощью жен, родственников и друзей? 

Федоров: Я понимаю. Конечно могут, и манипулируют - это понятно. Но с точки зрения американского закона, это будет незаконно, а манипуляция с имуществом наших чиновников, является законной. То есть конгресс установил законность манипуляций с нашими чиновниками. Это большая разница. Одно дело, спецслужбы втихаря там что-то шерстят, другое дело - это официальная позиция государства, и все должны ее выполнять, в том числе и союзники США. Это разный масштаб угрозы. Что касается родственников, я с вами согласен. Но, как говорится, нельзя объять необъятное. 

Арно: Но что касается счетов, то это совсем другая история. 

Федоров: По закону счета относятся к недвижимости. Даже яхты и самолеты. Не относятся только автомобили. 

Казнин: Сейчас какова ситуация, до принятия этого закона? 

Федоров: Любой чиновник имеет право иметь за рубежом имущество, декларирует его. 

Казнин: И имеет его, да? 

Федоров: В официальных декларациях вы найдете, их тысячи. Никакого секрета нет. 

Казнин: Что теперь? 

Федоров: Он должен избавиться в определенный срок времени от этого имущества. 

Казнин: Каким образом? 

Федоров: Продать, подарить. 

Арно: Очень интересно дождаться 1 декабря и посмотреть, как это все с ФСБ пройдет. Неужели правда, что больше никто их них не задекларирует никакой недвижимости. 

Федоров: Если это закон запрещает, то да. 

Арно: Наверняка же потом какие-нибудь пытливые журналисты будут рыть, и мы узнаем. 

Федоров: Отлично. 

Казнин: То есть получается, что вы подталкиваете этим законом чиновников, имеющих имущество и счета за рубежом, передавать их сейчас каким-то третьим лицам? 

Федоров: Они должны избавляться от имущества, поскольку это средство воздействия на них в их деятельности. То есть это средство, через которое деятельность разворачивается против российского народа. Не за него, как они должны, а против. 

Казнин: Каким образом на них воздействует? 

Федоров: Манипулирует, как это сказано в законе. То есть на него выходят, у него обещают изъять это имущество, арестовать эти счета, арестовать это имущество за рубежом, если он не будет действовать так, как его попросят специалисты США. 

Казнин: Но ведь все это делается публично? 

Федоров: Нет, как правило 99 и 9 в периоде это делается непублично. Подходит к вам человек и говорит: «Вы попадаете в список - лишаетесь своей виллы и счета». 

Казнин: За что вы попадаете в список? 

Федоров: По политическим соображениям. Потому что мы считаем, что у вас такая плохая страна. И если вы не будете делать вот так-то - мы вас в этот список внесем. Вот в чем закон. 

Казнин: То есть вы хотите сказать, что последние годы такие манипуляции совершаются с нашими чиновниками? 

Федоров: Они совершаются, но на уровне спецслужб. В этом случае закон разрешает массовое совершение такого рода действия. 

Казнин: Я лично знаю некоторых чиновников, причем не государственных, а федеральных - московских, например - у которых есть имущество, они пришли из бизнеса. То есть с ними манипулируют уже, ими уже управляют? 

Федоров: Нет, могут манипулировать, то есть имеют право. Ясно, что если у человека ам серьезное имущество, то для него это важный жизненный вопрос. И понятно, что это серьезный фактор манипуляции. И мы видим, что это работает. Вы посмотрите, какие судебные процессы идут сейчас, например, в Лондоне. Там все это вскрывается: как этот механизм манипуляции действует. Любой человек может оказаться зависим от процесса через свое имущество. Например, сдача наших разведчиков в США. Конкретный офицер не очень высокого ранга совершил предательство, потому что у него семья и имущество в Америке, потому что он выбрал свое имущество по отношению к своей родине. 

Казнин: Нет, это все-таки совершенно другое. 

Федоров: То же самое. Какая разница? 

Казнин: Он разведчик, он не может не иметь это имущество. 

Федоров: Нет, не так. Он имел это имущество официально, он там жил. При этом он еще выполнят разведфункцию. Но он там жил легально, это была его жизнь. Он переехал в другую страну на постоянное место жительства. 

Казнин: У нас и так на экономику имеет колоссальное воздействие теневая ее составляющая. Вы таким образом переводите тень еще и на недвижимость, счета за рубежом? 

Федоров: Вы затронули очень интересный момент. Конечно, это и дополнительная борьба с коррупцией. Понятно, что коррупционеров прикрывают, поддерживая их имущество за рубежом, давая им прикрытие в том же Лондоне. Россия не справится с этой проблемой, не использовав в том числе ту палитру, о которой я вам говорю. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.