Блогер Козырев: Интернет принуждает власть к правде

Здесь и сейчас
11 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Главные новости с Кубани, где продолжается ликвидация последствий наводнения, сегодня касаются числа жертв и денежных компенсаций. Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев заявил, что пропавших без вести на сегодня нет.

При этом ранее официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин сообщил, что погибшими в результате наводнения на Кубани числятся 164 человека, еще восемь значатся как пропавшие без вести.

Интернет вмешался в лживость властей Кубани, где ранее указывалась противоречивая информация о числе жертв и денежных компенсаций. О том, как интернет стал правдивее (и в ситуации с Крымском, например) в эфире ДОЖДЯ мы спросили у блогера Олега Козырева, недавно вернувшегося из Крымска.

Писпанен: Как мы видели, за все последние дни, с момента трагедии, одним из главных источников и информации, и паники, и слухов, и домыслов, и правды, и всего на свете, был Интернет, несмотря даже на то, что там постоянные перебои были со связью. И тут же принимается закон о цензуре Интернета. Как вы считаете, это связано?

Козырев: Я не уверен, что закон о цензуре связан с событиями в Крымске, я надеюсь, что власть не настолько цинична. Скорей всего, он связан с пакетом законов после Болотной, я имею ввиду НКО, о митингах и так далее. Я связываю, скорее, с этой ситуацией. Но нельзя не отметить, что Интернет действительно очень сильно отреагировал на ситуацию в Крымске. Допустим, если мы помним ситуацию с пожарами, там реакция блогеров и людей, мобилизованных через Интернет, была с несколькодневной задержкой. Здесь же практически сразу Интернет подключился - и как волонтеры, и как информаторы какие-то. Например, одним из источников какой-то объективной информации, к сожалению, становятся, можно произнести это слово, уголовник, я говорю о биологе Сурене Газаряне, который, к сожалению, получил срок за то, что защищал природу.

Такой парадокс, что фактически, мне кажется, он спас в какой-то степени репутацию краевых властей, которые его в свое время преследовали - тем, что он выдал свое мнение, что именно сброс не был основной причиной катастрофы там.

Такая парадоксальная ситуация, что люди, которых обвиняли, кляли в какой-то там клевете, они сегодня спасают репутационно, возможно, какую-то часть чиновников.

Казнин: Дело еще и в том, что очень много сообщений, в том числе от блогеров, крайне субъективных, скажем так, которые затем молниеносно разносятся, например, по блогосфере, и уже очень сложно этому противостоять.

Козырев: Все-таки Интернет, он быстро выправляет информацию, мы видим, что даже если появляется слух или какое-то неоправданное сообщение, то довольно быстро появляется реакция и комментарий какого-то человека, который находится на месте.

Здесь нам приходится выстраивать какую-то внутреннюю систему людей, которым мы доверяем, блогов, которым мы доверяем, источников информации, которым мы доверяем.

Я старался лично, например, распространять информацию от людей, которым я доверяю, либо информацию, которая выглядит как проверенная. Здесь ну никак иначе не произойдет.

Но на что важно обратить внимание: Крымск – это все-таки не центр края. Но, смотрите, оттуда мы начали довольно быстро получать прямые эфиры, видео-, фото-свидетельства, то есть это значит, что… И, кстати, это сразу начало корректировать информацию официальную. Мне видится вообще вся эта ситуация как своеобразное понуждение к правде: власть вынуждена была с какого-то момента выдавать более или менее объективную информацию.

И, конечно, вот эта история с волонтерами – относительно пожаров, которые были первой серьезной пробой сил, чуть позже – Лиза Алерт как тоже пример волонтерской помощи; мы видим, что волонтерство набирает силу. Лично меня это радует, это означает, что не дай Бог - какая-то беда, по крайней мере граждане сами могут помогать друг другу, выручать друг друга; и просто надо в следующий раз, может быть, еще быстрее реагировать, еще быстрее помогать.

Казнин: Возвращаясь к вопросу о законе принятом – не получится так, нет опасений у вас, как у блогера, что этот закон все-таки внесет изменения в будущем в деятельность известных блогеров, на которые сейчас многие рассчитывают как на источник информации?

Козырев: Здесь вопрос уже идет, к сожалению, о жизни и смерти. Интернет, мы понимаем, что он сегодня может спасти даже чью-то жизнь или по крайней мере проинформировать – дать человеку возможность ее спасти. Опыт Казахстана – печальный, где закрыт LiveJournal и многие сервисы, говорит о том, что, к сожалению, мы можем лишиться источника объективной информации, и как в ситуации с волонтерами – еще и источника реальной помощи для людей. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.