Ашот Габрелянов: Телефон Немцова взломали законно

Здесь и сейчас
20 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Появились новые записи телефонных разговоров. Снова главный герой - Борис Немцов. Политик опять нелицеприятно отзывается о коллегах по оппозиции. Как компромат попал в руки LifeNews – рассказал исполнительный директор холдинга News Media.

Камынин: Я встречался с главредом Life News Ашотом Габреляновым буквально час назад. Надо сказать, что на него критики после публикации разговоров Немцова вылилось едва ли не больше, чем на самого Немцова. Обвиняют его в том, что играет на руку Кремлю, давит на оппозицию, пытается поссорить организаторов митинга. Он открещивается от всего этого и говорит, что он только менеджер, работает только на рейтинг, на рекламу. Что у него и получается. Я спросил, не боится ли он исков, он говорит: «Ну, господи, сколько их уже было. И Лужков судился с нами, кто только ни судился, и Анна Чапман. А Немцов вообще только на словах собирается на нас в суд подавать». Пока никаких бумаг там не получали.

Почему вообще Немцов попал с этими разговорами на сайт, на что Ашот Габрелянов ответил: «Немцов сейчас в трендах». Говорю: «Сурков тоже был бы в трендах, если бы его выложили». «Ну, Суркова у меня нет», - говорит Ашот Габрелянов. Давайте послушаем, что он ответил на вопрос, откуда же у них эти записи.

Габрелянов: Найти аудио, найти видео, документы, фотографии – это очень все дорого.

Камынин: Вам стоил денег немцовский разговор?

Габрелянов: Это стоит ресурсов человеческих просто.

Камынин: Вы достали эти записи законным путем?

Габрелянов: Да. Я не могу прослушать телефонные разговоры – это противозаконно, вообще. Вы же сами говорите об этом. Но я ставил задачи перед журналистами определенными, штат огромный и зачастую я не знаю, как люди находят эту информацию. Я вам скажу так, что то, что мы опубликовали, в итоге пришло ко мне.

Камынин: В каком случае все-таки раскроет свои источники Ашот Габрелянов и Life News он так и не сказал. Разве что, говорит, по решению суда, тогда, да, будем думать. А так, ни при каких обстоятельствах нам больше никаких новых компроматов не выложить. И через 5 минут после того, как он это сказал, появились как раз те свежие записи, о которых вы только что упомянули.

Ну и еще очень много критики на Габрелянова вылилось после того, как он нелицеприятно отозвался о журналистах «Коммерсанта», после истории с публикацией фото бюллетеня с нелицеприятными словами в адрес Путина, и после того, как Габрелянов назвал их непрофессионалами, а его обвинили в отсутствии журналисткой солидарности. Я его, собственно, спросил, чувствует ли он ее.

Габрелянов: Вот вам четкий пример, вы говорите про журналистов «Коммерсанта», Олег Кашин – известный журналист «Коммерсанта», один из самых известных на сегодняшний день, и пишет у себя в Twittere про то, что наш генеральный директор ест (ненормативная лексика). Другой пример, чтобы понимали, генеральный директор «Коммерсанта», не знаю, кто там сейчас, но тогда был Демьян Кудрявцев, написал про нашего генерального директора, что он (не нормативная лексика, у себя в блоге. О какой солидарности я должен говорить, если люди оскорбляют наше руководство, причем, так открыто, матом. Почему я должен быть с ними солидарен, я не понимаю.

Камынин: На всякий случай, прокомментирую, что гендиректор Арам Габрелянов – это его отец. Ну и я пытался вывести на аналогию с таблоидом News of the World Руперта Мердока, который закрылся недавно после скандала с такой же историей, когда были выложены телефонные переговоры. Оказалось, что таблоид прослушивает людей, подкупает Скотланд-Ярд.

Но Ашот Габрелянов вышел на какую-то конспирологическую теорию, сказав, что на самом деле, он, как менеджер, понимает менеджера Мердока, и говорит, что он ничего не боится, потому что просто почитал финансовую отчетность Руперта Мердока, и оказалось, что он не так уж много денег потерял, а еще больше заработал, и даже настаивает на той теории, что Руперт Мердок специально обанкротился и устроил этот скандал, только чтобы избавиться от приносящей убытки газеты News of the World.

И в конце я его еще попытался спросить, чего же ему бояться, чего не боятся, так же, как боятся те, кто приходит на Болотную, и вот мне было интересно его личное отношение к тем, кто приходит на болотную, и к тем, кто придет 24-го числа на проспект Сахарова.

Габрелянов: У меня есть многие друзья, кто ходит туда. Не знаю, я не отношусь как к массе к кому-то, я отношусь к конкретным людям. Я же не говорю, что у нас все охрененно в стране. Есть, действительно, какие-то вопросы. Мы создали проект Life News, запустили проект – журнал «Жара», например. Вот чем надо заниматься, мы сейчас создаем медиа-рынок.

Камынин: Мне остается только повторить рефреном – вот чем надо заниматься. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.