Архнадзор вошел в состав Общественной палаты

Здесь и сейчас
28 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
В Общественной палате сменился состав - сегодня стали известны имена тех, кто войдет в члены палата на ближайшие два года.

Из палаты исключили галериста Марата Гельмана, якобы за разногласия с главой Росмолодежи Василием Якеменко и политолога Глеба Павловского, которого еще в апреле сняли с должности советника президента на Общественных началах.

Их места в палате заняли актер Евгений Миронов, телеведущий Петр Толстой и певица Диана Гурцкая, а некоторые - например телеведущая Тина Канделаки была утверждена на второй срок.

Гость в студии - координатор движения "Архнадзор" Константин Михайлов, который впервые вошел в состав Общественной палаты.

Изюмская: Не всех ваших предшественников постигла приятная участь продолжить свою работу в Общественной палате, вследствие чего вы, в частности, там оказались. Вы вряд ли тоже будете со всеми инициативами органа этого соглашаться. Насколько он вообще, интересным будет быть? Чего вы от присутствия там ждете?

Михайлов: Во-первых, хотелось бы верить, что я там оказался в силу деятельности общественного движения «Архнадзор», который я там буду представлять, и в силу важности той тематики, и проблематики, которой мы занимаемся, остроты этой ситуации в России. Приятно, что власть это осознает, поэтому, и в прежнем составе Общественной палаты были люди, занимающиеся этим, и в новом составе они будут, я надеюсь, что их будет больше, потому что это ведь только треть состава палаты, а еще две трети будут, согласно процедуре, выдвигаться общественными организациями. Я думаю, там появятся эти люди. Я думаю, что мы, люди, которые отстаивают историческое наследие и стремятся не только сохранить его, но и сделать его одним из факторов развития нашей страны, городов небольших, да и больших как Москва, должны использовать все возможности, в том числе и эту, как крупную дискуссионную площадку, как место, где можно обсуждать и продвигать важные решения.

Изюмская: То есть, вы воспринимаете все-таки как реальный рычаг?

Михайлов: Да. Один из, безусловно, да.

Казнин: Вы будете общаться, активно работать с теми, кто вошел в палату: актеры, пиар-менеджеры и так далее, и так далее? Или вы все-таки будете стоять особняком и заниматься только «Архнадзором», своим направлением, и не вступать в какие-то коалиции с другими членами?

Михайлов: В основном, конечно, мы будем заниматься тем, как и каждый, тем, что ему дорого, тем, что он считает важным, хотя это не исключает, а предполагает общение, потому что на то и создана Общественная палата, чтобы ее члены сообща работали над всеми проблемами.

Казнин: Почему критиковали и критикуют Общественную палату? Говорят, что, это искусственно созданный орган и так далее, и так далее. Вы, наверное, прекрасно знаете об этих всех высказываниях. У вас какое отношение было к Общественной палате до того, как вы в нее вступили?

Михайлов: Знаете, вполне позитивное. Любую легальную, созданную и действующую по закону институцию, которую можно использовать для продвижения каких-то позитивных идей, для позитивных процессов, нужно использовать. Не нужно ждать от нее, что это панацея от всех бед или такой универсальный орган, с помощью которого можно решить все проблемы, нужно понимать пределы ее возможностей, но они достаточно широки, на самом деле, и пользоваться этим.

Казнин: Вот это важный момент. Вы говорите, что они широки. Главная претензия - это бессмысленность деятельности Общественной палаты. То есть, собрались за круглый стол, поговорили, и что? И вот таких круглых столов можно собирать каждый день 5 штук.

Михайлов: Если собирать круглый столы только для того, чтобы их собирать, то да, согласен, это будет бессмысленно. Но смысл круглый столов, дискуссий или тех или иных обсуждений в палате, именно выработки рекомендаций, направлений их в органы государственной власти и в отстаивании этой позиции и настаивании на ней. Плюс, у Общественной палаты, согласно закону, опять же, есть такая важная функция как осуществление общественной экспертизы законопроектов, то, чего не хватает многим этим законам и потом выявляются, их, так сказать, недостатки уже в процессе их применения. Общественная палата - это фильтр, еще один фильтр. Этим надо пользоваться.

Изюмская: Вы в курсе скандала с Маратом Гельманом?

Михайлов: Я бы не называл это скандалом. Если вы считаете несколько публикаций на эту тему скандалом…

Изюмская: Все-таки, такое не совсем, скажем, мирное разрешение ситуации. Да, он не согласен, называет определенные причины, ему не прислали приглашение. То есть, вас не смущает такой некий флер вокруг Общественной палаты?

Казнин: То есть, через год с вами так может случиться, или через два года.

Михайлов: Мы все это знаем. Сроки полномочий там определены и установлены. Еще раз повторю, надо пользоваться теми возможностями, которые нам жизнь предоставляет для продвижения наших идей.

Казнин: У вас не было мысли, например, не вступать туда, когда вам предложили?

Михайлов: Нет.

Казнин: У вас есть уже ближайшие темы, которые вы будете на Общественную палату выносить?

Михайлов: Ближайшие темы всех, кого сегодня назвали, будет как раз доформирование остальных двух третей, то есть, создание полного состава Общественной палаты. Согласно закону, это именно так происходит.

Изюмская: То, что касается непосредственно вашей …

Михайлов: А что касается непосредственно, так, чтобы мы себе представляли, не то, что мы с завтрашнего дня начнем проводить бурные общественные дискуссии. Сначала новый состав Общественной паты должен собраться полностью. А что касается ближайших планов уже непосредственно по нашей специальности, или по области нашей деятельности, я думаю, что во-первых, в Общественной палате мне хотелось бы, чтобы там возникла некая либо комиссия, либо рабочая группа, именно по проблемам исторического наследия в масштабах всей России, которая могла бы системно эти проблемы анализировать, вырабатывать рекомендации законодательные, административные, финансовые в том числе, к вопросу о взаимодействии с представителями других областей жизни, с тем, чтобы эти проблемы решались. Это должно быть обязательно, я думаю и связано с посещением конкретных кризисных и критичных объектов, чтобы видеть эту правду жизни не на словах, а видеть проблему в том, как она происходит. И я думаю, что эти рекомендации мы сможем вырабатывать. Второе, о чем мне хотелось бы подумать, это, может быть, о некой, я бы не сказал даже консолидации, но какой-то координации усилий, потому что групп или движений, подобных «Архнадзору», достаточно много в разных городах Российской Федерации. С проблемами они сталкиваются где-то с похожими на наши Московские, где-то со специфическими. В принципе, я думаю, что это движение, оно набирает рамки всероссийского и созрело для того, чтобы оно как-то координировалось и, может быть, имело какую-то площадку, хотя бы дискуссионную в рамках Общественной палаты. Посмотрим.

Казнин: А вы будете дальше критиковать происходящее в Москве, московскую власть, которая, тут уже понятно, все равно будет совершать ошибки, и все равно будет сносить исторические здания, что бы она не говорила?

Михайлов: Мне кажется, что все не так предопределено. Естественно, оттого, что «Архнадзор» прошел в Общественную палату, отношение к действиям властей или каких-то агентов рынка, уничтожающих историческое наследие, не изменится. Естественно, критиковать мы их будем по-прежнему, а может быть уже и с большим основанием.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия