Адвокаты Pussy Riot: Нас всех обманули

Здесь и сейчас
10 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
Вопреки прогнозам, которые строили накануне, участниц панк‑группы Pussy Riot сегодня не выпустили из‑под стражи. Мосгорсуд оставил в силе решение Таганского суда об аресте Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич до 24 июля. Они продолжают голодовку – уже шестой день. В Мосгорсуде побывала корреспондент ДОЖДЯ Елена Шмараева. 

Сегодняшнее заседание в Мосгорсуде собрало огромное количество прессы и активистов.

Pussy Riot могут выпустить – такой слух активно обсуждался со вчерашнего дня в социальных сетях.

Марию Алехину, Надежду Толоконникову и Екатерину Самуцевич в здание Мосгорсуда на Богородском валу не привезли – с ними была организована видеоконференцсвязь из СИЗО. У здания суда стояли в одиночных пикетах противники и сторонники освобождения участниц панк-группы, обвиняемых в хулиганстве. В зале суда собирались поручители – известные и неизвестные люди, которые заявили о своей готовности гарантировать суду, что Толоконникова, Алехина и Самуцевич никуда не скроются.

Всего адвокаты девушек зачитали список из 53 поручителей, но в суд в понедельник пришли только семеро из них. Среди них были бизнесмен Александр Лебедев, режиссер Владимир Мирзоев с супругой и главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Он заявил суду, что готов взять обвиняемых на работу, чтобы суд не объяснял свое решение тем, что девушки на свободе не имеют постоянного дохода.

Муратов: Мы изучили то, что они делали. У одной - как она занималась экологией; письма другой, которая вполне могла бы быть колумнистом вместо некоторых, она просто талантлива. То, что делает Самуцевич в области фотографии и инфографики хорошо известно профессиональному сообществу. Поэтому мы абсолютно не из гуманистических побуждений, а из вполне практических побуждений готовы взять на работу, чтобы у прокурора не было этого аргумента. Но он, видимо, ничего и не слышал. 

По тону этого интервью, в общем-то, понятно, что Дмитрий Муратов давал его уже после решения Мосгорсуда оставить за решеткой всех трех девушек.

После такого решения все принялись обсуждать слух, родившийся накануне: адвокат Алехиной Николай Полозов сообщил в воскресенье в твиттере, что некий высокопоставленный источник обещал ему освободить обвиняемых. «Нас всех обманули», – заявил Полозов после оглашения решения суда.

Полозов: Что касается этого человека, который звонил, мне, безусловно, обидно, что даже когда такого рода инсайд поступает, люди не держат своего слова и лгут.

Мы вначале не хотели говорить об этом, но провели совещание, взвесили все за и против и пришли к выводу, что, конечно, поскольку у нас тактика защиты по этому делу – это публичность, мы обнародовали эту информацию, но обнародовали ее в таком виде, чтобы не подставить тех людей, которые действительно болели душой и ходили, хлопотали, разговаривали и так далее.

Теперь участницы Pussy Riot точно останутся под арестом до 24 июля. За это время, скорее всего, начнется рассмотрение дела по существу.

Напомним, ранее девушек ограничили в ознакомлении с материалами дела до 9 июля – то есть сегодня был последний день, когда Толоконникова, Алехина и Самуцевич могли читать свое уголовное дело. Толоконникова сегодня в суде заявила, что у нее не прочитаны четыре тома из семи. Она и остальные девушки голодают уже шестой день – с 4 июля, в знак протеста против такого решения суда. «Не хочется за убеждения садиться – но надо», – такой плакат показала сегодня на камеру Надежда Толоконникова во время видеотрансляции из СИЗО.

Напомним, участницам Pussy Riot по обвинению в хулиганстве грозит до семи лет колонии. 
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.