Фетисов о Навальном: «Мы не имеем права позволить ублюдкам расшатать ситуацию»

Hard Day's Night
25 января 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Дмитрий Казнин

Комментарии

Скрыть
Член Совета Федерации Вячеслав Фетисов высказал свое отношение к оппозиции и митингам, прошедшим в России после парламентских выборов.

Макеева: Несколько раз Вячеслав Александрович упомянул последние события. Можно, сразу два вопроса задам, а то мне сложно вклиниться? Несколько раз вы сказали «в связи с последними событиями». Хотелось бы понять, что вы имеете в виду, у нас всегда очень много событий.

Фетисов: Ну, это выборы в Государственную Думу и последовавшие митинги. Я понимаю оппозицию, которая долгое время, я по-разному к ним отношусь, понятно, кто-то там игрушечный, кто-то там настоящий, но они имеют серьезную силу, позицию, они движутся, но когда начинают расшатывать ситуацию в стране… Я был в Нью-Йорке, когда произошла эта трагедия, как бомбу сбросили, люди были потеряны. Мы смотрим все эти фильмы, связанные с гражданской войной, и мы не имеем права сегодня позволить всем эти ублюдкам расшатать ситуацию.

Зыгарь: Каким?

Фетисов: Ну, всякие-разные, которые завальные, навальные, не знаю, как они там называются. Это люди, которые сегодня хотят взорвать нашу страну, которая и так, в общем, имеет достаточно хрупкую ситуацию сейчас, но имеет колоссальные традиции. Я представляю, когда я уехал в 89-м году из страны Советской Союз, в которой я был капитаном сборной страны, за которую я бился каждый раз, не за деньги, а за честь. Для нас то, что было на груди, всегда было важнее того, что было на спине, то есть, фамилии, поэтому выигрывали все.

Я вернулся в Россию, я понял, что в Грузию я не могу поехать, в Украину тоже, где у меня много друзей и куда я обычно ездил и получал, в общем, удовольствие от общения. И мы что хотим, еще раз пережить какие-то вещи, связанные с… Я хочу сказать, когда меня коллеги выдвигали в Приморском крае, я вышел на трибуну и говорю: «Друзья, я смотрю, конечно, у вас эйфория сегодня от успеха (по позиции я «единоросс», не стыжусь этого и говорю, что мне партия помогла сделать то, что я должен был сделать по своим полномочиям. Не конъюнктурщик. Еще раз хочу сказать всем, что я никогда не был конъюнктурщиком). Если мы будем саботировать каждый вопрос повестки дня, всякую ситуацию, то мы страну расшатаем, вместо того, чтобы решать проблемы». Проблемы (я проехал по 10 регионам еще в предвыборной кампании), проблемы одни – проблемы роста. И эти проблемы могут решить только люди профессиональные, ответственные, которые знают и умеют управлять процессами.

Макеева: А правда, вот вы неоднократно упомянули момент, когда вы уезжали еще из СССР еще тогда в Америку (вы же в Америке много лет прожили, играли там), правда ли, что в то время вас очень поддержала вот эта идея, что не стоит делиться с советским руководством спорта зарплатой.

Фетисов: За этот год, который меня там прессовали, били в милиции в Киеве, печень, почки отбивали, дважды я сумел, ну, с командой выехать, один раз был в Америке, в Нью-Джерси… Ну, вы читали, может быть, Лу Ламорелло давал интервью недавно совсем в «Спорт-экспрессе» (это президент клуба «Нью-Джерси Дэвилз»), они пришли и сказали: «Слава, они тебя не отпустят никогда. Вот тебе контракт, вот тебе дом, вот тебе машина, мы привезем твоих родных и близких, не переживай. Они тебя не отпустят». Я говорю: «Нет, Лу, я не смогу позволить себе сбежать из своей страны». Он меня обнял и сказал: «Слава, мы всегда будем тебя ценить и помнить». То есть, это такие вещи, которые знаковые. Я могу сказать, что я с 15 лет уже выезжал за границу. Мы видели, как живет Запад, возвращались в бараки, в хрущевки, в Челябинск, в непонятно куда, но никогда не было мысли убежать – воспитание было нормальное. Я опускаю все остальное вещи – мы правильно были воспитаны. Я хочу сказать, что ностальгия, это не березки, а это отношение…

Макеева: Простите. Я очень боюсь запутаться, вот по поводу Гарри Каспарова. А сейчас вы с ним в хороших отношениях или сейчас он раскачивает или, как там вы сказали, взрывает ситуацию?

Фетисов: Мы с Гарри разошлись, когда я стал руководитель Госкомспорта, хотя я ему предложил в свое время войти в Совет при президенте по спорту. Вы помните, он первое время был два года членом Совета, участвовал в заседании, по-моему, в одном, потом позвонил и сказал: «Слава, я не могу. Я ухожу в оппозицию». Я говорю: «Слушай, Гарри, это твое право, но мне нужно заниматься делами». Я наделен полномочиями и мы очень много сделал: мы построили 600 объектов, мы запустили Спартакиаду, мы подняли из руин спорт. В то время, когда кто-то занимался политикой, я делал дела. Поэтому, опять же, я благодарен ему за то, что он встал рядом, не испугался в то время, но судьба развела нас…

Казнин: Не общаетесь?

Фетисов: Нет, не общаемся.

Макеева: А почему так получилось, он же хороший парень, вот, спортом занимался?

Фетисов: Еще раз говорю: у каждого же своя жизнь, свои амбиции, свое видение ситуации. Я видел это так, он видел это так, поэтому никаких претензий и, так скажем, если я увижу Гарри и перейду на другую сторону – нет.

Зыгарь: То есть, вы не относите его к тем, кто раскачивает лодку?

Фетисов: Он видит по-своему все, что происходит. Вы знаете, я так понял, что все политтехнологи в нашей стране могут работать только против. С людьми нужно общаться: нужно понятное общение, понятные люди, понятные цели и понятные люди, которые с ними общаются. А все остальное – это не работает. Поверьте, это непростая работа – общение с людьми. Они все разные, но это необходимо делать, потому что мы, еще раз говорю, решаем не проблемы, что нечего поесть или нечего одеть, некуда пойти, а проблемы другого уровня.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.