«Все песни Боба Дилана ужасно однообразны, и на гитаре он играет так себе, примерно как Высоцкий».

Композитор Александр Журбин о переоцененной роли Нобелевской премии, о «невежестве» Трампа и отсутствии расизма в Америке
Говорите с Юлией Таратутой
20:18, 14 октября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Юлия Таратута
Теги:
Музыка

Комментарии

Скрыть

В гостях у Юлии Таратуты композитор Александр Журбин. Поговорили о вручении Нобелевской премии по литературе американскому музыканту Бобу Дилану, об отношении к русским в США и творческих планах.

Таратута: Я начну все же, пользуясь случаем, что у меня в студии композитор, человек из музыкального мира, я не могу не поговорить с вами о Нобелевской премии по литературе. Как вы знаете, дорогие зрители, Нобелевскую премию по литературе с лонг-листом, с шорт-листом, с выдающимися американскими и не американскими писателями, слово «американский» здесь просто важно, поскольку было какое-то количество разговоров о том, что что же американцы никак не получают премию по литературе. Премия выдана Бобу Дилану. Эта новость, надо сказать, такого уникального свойства, поскольку во всех редакциях мира, мне кажется, было такое оживление, воодушевление и, наверное, во всех домах и не только. Что вы почувствовали, когда прочли эту новость?        

Журбин: Как и все, конечно, прежде всего, удивился. Это как-то уж совсем не вяжется. И давайте я начну с того, что я считаю, что роль Нобелевской премии в мире вообще сильно преувеличена. Я много раз заседал в разных жюри, но, конечно, гораздо меньшего масштаба, но все-таки. Жюри музыкальных, песенных и т.д. Жюри всегда должно чувствовать ответственность за того, кого они выбрали. То есть если этого певца мы выбрали, а он оказался ничтожеством и нигде больше не фигурировал, значит, жюри, грубо говоря, облажалось. То есть у них не получилось выбрать того, кого надо было выбрать. И Нобелевская премия многократно облажалась. Все уже знают эти списки, там буквально из 100 лауреатов там 50 никому неизвестны до сих пор.

Два года назад они избрали писателя французского Мизиано такого. Я любопытный человек, я полез и достал какие-то произведения этого Мизиано. Выяснилось, что, во-первых, его никто не знает, и во Франции тоже, а, во-вторых, он совершенно заурядный писатель. Почему его выбрали? В прошлом году выбрали Светлану Алексиевич. Мы уважаем ее, как говорится, подвиги и т.д., она замечательная женщина, конечно, все, но это совсем не имеет отношения к Нобелевской премии, потому что все-таки это премия художественной литературы, фикшн, хотя там были всякие, но в этот году Боб Дилан. Я вообще люблю Боба Дилана, и я его знаю, в отличие от многих живущих в России, но он, вообще-то говоря...

Таратута: Ой, вы знаете, наконец, все живущие в России сказали, что они знают тексты Нобелевского лауреата — лучшая шутка у непросвещенного большинства была такой.

Журбин: Но, на самом деле, у него есть три-четыре известных песни. За всю свою долгую жизнь он написал три-четыре шлягера, которые все знают. Blow in the wind, как это называется, The Times They are a Changing', что-то такое, я забыл название, но я знаю эти мотивчики, я могу наиграть. Давайте сначала начнем с его музыкальных достоинств. Их, на самом деле, очень мало. Его все песни ужасно однообразны. И он своим хриплым голосом, на гитаре он играет так себе, ну примерно так, как Высоцкий. Высоцкий играл на гитаре — да, но играл так себе, примерно так играет Боб Дилан. Он никогда в жизни не мог сыграть какой-нибудь виртуозный пассаж или взять какую-нибудь гармонию интересную, у него все время такое кантри, рок-кантри, фолк-кантри и не более того. И к тому же, его музыкальный язык страшно ограничен. Что касается поэзии, она действительно хорошая. Он, прежде всего, поэт, так же, как, впрочем, и Высоцкий.

Скажем, Окуджава был действительно композитор. Он был настоящим композитором, он сочинял мелодии, которые никакому композитору не сочинить. Он сочинял их душой, но как-то удивительно, некоторые просто потрясающие мелодии. Мы с ним были хорошо знакомы, я ему всегда говорил: «Булат, мелодии просто гениальные некоторые». А у Боба Дилана этого дара нет композиторского, и все музыканты это свидетельствуют. То есть его песни люди обожают.

Таратута: Даже Юрий Лоза?

Журбин: Ну, Лоза — это вообще комическая фигура немножко, который действительно сейчас… но он, кстати, его рейтинги, я бы сказал, он упоминается всюду.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.