Василий Эсманов: По новому закону полный список ссылок на детскую порнографию будет открыто вывешен на госсайте

12 июля 2012 Юлия Таратута
4 102

Создатель Look at Me и The Village о рейдерстве и политике в интернете, о том, каким тоном разговаривать с властью, и стоит ли ее бояться.

 

Таратута: Сегодня у нас в гостях Василий Эсманов. Здравствуйте, Василий.

Эсманов: Добрый день.

Таратута: Долго тут обсуждали перед эфиром как представить Василия. Мне кажется, человек, в общем, для нашей аудитории очень знакомый. Он основатель нескольких интернет-проектов очень популярных, молодежных. Например, Look At Me, The Village и, в общем…

Эсманов: И других.

Таратута: Лучшее, конечно, впереди. Василий, у нас, конечно, есть информационный повод для этой встречи, несмотря на то, что вы просто симпатичный человек, и слушать вас приятно всегда. Повод плохой, а именно так называемый закон о фильтрах, реестрах. Давайте упростим названием для зрителей: речь идет о таком первом громком, в общем, нападении на интернет-ресурсы, а именно о попытке создания некоторого реестра плохих сайтов, на которые заходить нельзя, поскольку они несут не доброе и вечное, а вредоносное, порнографическое и опасное. Расскажите, страшно ли вам стало, когда все об этом заговорили, вообще этот проект появился? И какие опасения, собственно, возникли у вас как у человека, который работает в интернет-индустрии?

Эсманов: Мне страшно не стало, но как бы вопрос и удивление этот закон вызывает. Потому что, несмотря то, что цель в целом благая, но настолько не четко прописано применение этого закона даже во втором, третьем чтении то, что они приняли, что до сих пор под описание того, что они пытаются запретить, попадает масса вещей.

Таратута: Расскажите немножко подробнее, что у вас?

Эсманов: Закон как бы предполагает, что сайты, на которых размещена детская порнография, инструкции по изготовлению наркотиков и, как называется, «заменителей наркотиков», инструкций к самоубийству, должны быть помещены, как минимум, в реестр сейчас, на котором после этого с ними будут что-то делать. В первом чтении вообще предполагалось, чтобы без суда и следствия эти сайты закрывались, поскольку наши депутаты, мягко говоря, технически неграмотные. Они предполагали это закрывать по доменам и по IP-адресам, а это значило, что на любом сайте из-за одного материала или одной страницы, на которой могло это появиться (поскольку это Интернет) какими-то странными путями, а человек, пользователь не писал, могли блокировать вообще весь сайт, как минимум, а как максимум, могли заблокировать доменную зону. До сих пор полтора миллионов блогов на blogger.com гуголовском у нас в России не работает в силу того, что один блог заблокировали и там, на IP-адресе, эти полтора миллиона блогов висят. Интерпретация этого закона, как в России у нас принято, она очень широкая.

Мало того, как бы с детской порнографией если все более-менее понятно, не то, что понятно, а более-менее, то есть, действительно, с ней нужно бороться, и в мире это огромная проблема, то со всем остальным не так очевидно. Под этот закон, по факту, попадает какой-нибудь lib.ru, на котором размещен какой-нибудь рассказа Кируака, где видимо, придется заштриховывать все негативные слова. Или «Шерлок Холмс», например, который выбирал в одном из рассказов Конан Дойля, что он в этот вечер будет употреблять, кокаин или морфий. Или даже Булгакова запретят, собственно, размещать на сайтах. То есть это все публичные произведения, которые, видимо, уже прошли вот этот вот об авторском праве, и они на Интернете висят.

Таратута: Вы знаете, у меня был в гостях главный нарколог России Евгений Брюн. Как вы помните, его последнее выступление касалось того, что вся беда наркотическая российская, она от группы «Битлз».

Эсманов: От группы «Битлз».

Таратута: Да. «Битлз» - хорошие парни, но не Бетховен, во-первых. Первая часть монолога. А во-вторых, они, собственно, принесли эту заразу, поскольку были очень популярными людьми, и вот пришли сюда. Потом там под раздачу попал Pink Floyd, что-то еще, я уже плохо помню. Но в некотором смысле мы идем правильным путем и все возможно. Я знаете о чем вас хотела спросить. Вот там же во время подготовки ко второму чтению, понятно, что шум был нешуточный и всякие ужасные вещи стали убираться, там вы говорите о том, что, в общем, бл