Никита Белых: Я не боюсь, что меня уволят

Говорите с Юлией Таратутой
13 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Губернатор Кировской области Никита Белых поразмышлял о митингах, о результатах голосования на выборах в Госдуму и президентских выборах, о своих отношениях с Владимиром Путиным, о борьбе с коррупцией, Алексее Навальном и многом другом.

Таратута: Никита Юрьевич, я слышала, что вы за неделю или за месяц до выборов, как и все прочие губернаторы, не очень могли ездить?

Белых: Да, была такая рекомендация, чтобы главы регионов без каких-то срочных важных государственных задач не покидали территорию региона, поскольку президентские выборы так или иначе – важнейшее политическое событие. Много вопросов, связных с организацией выборов, с оборудованием избирательных участков, с обеспечением безопасности, много вопросов, которые приходилось обсуждать в ежедневном режиме.

Таратута: Вам не кажется, что эта задача несколько иначе звучит, если неформально ее описывать - абы чего не вышло. А вдруг митинги, протесты, переворот? Или вы это не так воспринимаете?

Белых: Каждый примеряет на свой регион. Я в данном случае, говоря о Кировской области, каких-то неожиданных действий, протестных акций и прочего не прогнозировал, не ждал. Собственно, их и не было. Поэтому для меня это была текущая работа. Каждый день проходило заседание организационного комитета, где Ростелеком докладывал, что происходит с установкой веб-камер, какие работают, какие не работают, представители правоохранительных органов говорили о том, что происходит с обеспечением безопасности, какие наряды где будут дежурить, избирательная комиссия говорила о том, что происходит с регистрацией наблюдателей.

Таратута: Я давно знакома с Никитой Юрьевичем, мы общались с ним в разные периоды его жизни. Я за вами наблюдаю с буквально антропологическим интересом, потому что мне кажется, что вы за время пути, что называется - бывает, собачка смогла подрасти, а бывает, что человек, который раньше казался абсолютно протестным, оппозиционным, огосударствляется. Человек не ходил никогда в церковь или был природным атеистом, а потом вдруг смотришь - а он в церкви.

Белых: Неправда. Что касается своих убеждений, своей идеологической позиции, я за весь свой период сознательной жизни их ни разу не изменил. В этом плане та критика власти, которая звучала из моих уст в 2005-2006-2007 годах, точно так же озвучивается. Может, просто делается это не в форме уличных мероприятий, хотя и на них я тоже бывал, а в форме статей, выступлений. Другое дело, что какие-то вещи сглаживаются за счет того, что меняется государственная политика. Когда я говорил о необходимости выборов губернаторов, это рассматривалось как жесткая оппозиционная позиция. А теперь все так говорят. Поднимите стенограмму – когда я об этом заговорил, и когда заговорили остальные.

Таратута: Мы не просто так заговорили об уличных акциях. Я, например, с удивлением обнаружила, что вы были одним из участников митинга 5 марта в своей области. Это был митинг в поддержку Путина, у него было название «За счастливую Россию» или что-то такое жизнерадостное.

Белых: Нет, я не был организатором.

Таратута: Не организатором – участником.

Белых: Даже не участником. 5 марта – это понедельник. У меня в понедельник плановый эфир на «Эхе Москвы», который проходит в здании, которое расположено на той площади, где проходят у нас все митинги – на Театральной площади. Я после своего выступления на радио вместе со своим коллегой, руководителем департамента информационной работы, вышел посмотреть, как проходят митинги. Я был на протестных митингах в декабре, точно так же выходил. Но я не был организатором. Даже когда попросили, чтобы я выступил, я не стал заходить на сцену, потому что это участь организаторов. Но всем, кому интересно, я свою позицию изложил. Оказалось, что интересующихся было много, все местные СМИ.

Таратута: А какой митинг – ваш? Оппозиционный или «За счастливую Россию»?

Белых: На сегодняшний день я, скорее, вообще не являюсь сторонником митингов как таковых. Считаю, что формат уличных протестов, если говорить о регионах, немножко не такой, как в Москве. Вы знаете прекрасно, я сам многократно участвовал в разного рода митингах в Москве и Санкт-Петербурге, дважды оказывался в отделении милиции, в том числе, во время избирательной кампании 2007 года. Поэтому я спокойно к этому отношусь.

Более того, если людям есть, что сказать, считаю, что такая возможность всегда должна быть предоставлена. Именно поэтому в Кировской области мода на санкционированные митинги наступила не в декабре 2011 года. С тех пор, как я управляю Кировской областью, у нас не было никаких разгонов, задержаний. Все митинги, которые заявлялись, согласовывались. И если они попадали в какое-то общее время, территориально разводились. Что касается своего формата, я действительно сейчас не хочу быть ни организатором, ни участником этих мероприятий. Но я спокойно наблюдаю за тем, что происходит.

Таратута: Я с вами разговаривала после выборов в марте, вы тогда были аутсайдером, ваш региона набрал, кажется, 37% голосов. «Единая Россия» выступила катастрофически для себя. Насколько я понимаю, вас даже не ругали, потому что вы либеральный в глазах власти губернатор, чего с вас возьмешь. У вас там коммунисты влиятельны в регионе. Дальше я наблюдала за цифрами в вашем регионе, вы совершили какой-то гигантский скачок. Будь я вашим кремлевским куратором, я бы вас не то что не ругала, я бы вас хвалила круглосуточно. Вы в марте набрали 37%, а на думских выборах, по-моему, почти 49%.

Белых: На думских выборах у меня результат был точно такой, как был на выборах в законодательное собрание в марте. Это как раз к вопросу о честности выборов: у меня все политические партии, которые участвовали в выборах и в марте, и в декабре, показали те же результаты в пределах статистической погрешности плюс-минус 1%. Это, на мой взгляд, является подтверждением честности выборов.

Таратута: Большой процент вы получили на президентских. Относительно вашей области.

Белых: Да. Если говорить о выборах партийных, то в марте, как и в декабре, цифры поддержки всеми партиями были продемонстрированы одинаковые.

Таратута: В любом случае скачок от декабрьской кампании «Единой России» - я понимаю, что здесь компонент кандидата в президенты, к ним относятся иначе – но все равно, как вы объясняете этот разрыв? Тогда цифра маленькая, сейчас цифра большая. Это вы так хорошо работаете?

Белых: Во-первых, цифра не большая, она ниже средней по России. Во-вторых, я могу здесь говорить как человек, который что-то в выборах понимает – я не видел работы ни одного штаба избирательной кампании, кроме штаба кандидата Путина.

Таратута: Ваша реплика возмутила бы почти всех оппозиционных деятелей.

Белых: Она может возмутить, кого угодно. Я просто констатирую факт. Мне тоже что-то не нравится. Когда я встаю на весы, мне не нравится цифра, которую весы показывают, она не соответствует моему собственному мироощущению. Я спортом занимаюсь, сладкое не ем. Просто важен взгляд со стороны. Мне говорят: слушай, ты ешь один раз в 10 часов вечера, что ты хочешь? Поэтому когда я говорю о том, что действительно не было видно присутствия ни одного из избирательных штабов - понятно, что есть федеральная составляющая, есть реклама, баннеры - но с точки зрения работы штабов, инициативных групп, они были созданы не только в каждом регионе, а в каждом муниципальном образовании.

Таратута: У вас сложный регион, понятно, что к вам направили десант. Логично представить себе, потому что у вас регион, в котором «Единая Россия» не набирает много голосов, очевидно, и у Путина там должны быть проблемы.

Белых: Может быть, вы не в курсе, но «Единую Россию» вообще дистанцировали от этих выборов.

Таратута: Я чуточку в курсе. Но я просто говорю о том, что регион с точки зрения федеральной власти сложный, и понятно, что полевая работа у вас должна была вестись властью, а оппозиция итак сильна.

Белых: Она даже не властью велась. В инициативных группах, которые там присутствовали, как раз были люди, которые напрямую отношения к власти не имеют. Например, возглавлял эту инициативную группу председатель Торгово-промышленной палаты, в состав этой группы входили артисты, представители бизнес-сообщества, культурных организаций. Как угодно можно к этому относиться, но полевая работа была выстроена действительно только у них. Я просто имею статистику этих встреч.

Таратута: У меня тоже есть статистика. У вас есть несколько районов с результатами, про которые журналисты очень любят говорить. Такие бывают в больницах, в каких-то закрытых учреждениях. Например, у вас в ЗАТО Первомайский – 70%, Верхошижемском районе – 68,7%, в Белохолуницком районе – 64,7%. Я понимаю, что это всегда звучит комично, и люди в этом не разбираются, но всякий раз, когда ты видишь результат, сильно превышающий ожидания, особенно в ЗАТО, он вызывает вопросы.

Белых: Я вам даже больше могу сказать. В следственных изоляторах 70%, а остальные 30% - Жириновский. В больницах достаточно высокая цифра. Но это факт.

Таратута: Вас не смущает, что это могло быть организованное голосование?

Белых: Когда речь идет о выборах, важен вопрос – есть ли со стороны наблюдателей, других кандидатов претензии к тому, как были организованы выборы президента в Кировской области. Я вам отвечу – нет таких замечаний. С того момента, который вы упомянули, с выборов в законодательное собрание в марте прошлого года, у меня есть некая традиция – после всех выборов я собираю всех представителей политических партий и спрашиваю «Как вам?». Мало того, что мы весь период избирательной кампании общаемся, у каждого есть мой мобильный телефон, которым они активно пользуются, и на этих выборах, так же, как на предыдущих, все представители политических партий сказали, что у нас к президентским выборам претензий нет.

Там отдельная история, что есть очень серьезная битва на выборах в городскую думу, которые тоже проходили в эти дни. 4 марта были выборы, там участвовали все политические партии, половина - одномандатники. Там до сих пор разбираются – жалобы, заявления и т.д. Каждая из политических партий сказала, что у нас есть претензии к тому, как прошли выборы в городе, но претензий к президентским выборам у нас нет.

Я не могу сейчас говорить про абсолютные цифры, но иерархия цифр мне понятна. Худший результат – это город Вятские Поляны. Моногород, много раз звучал в федеральных СМИ, действительно там проблемы. Завод, собственником которого являются Ростехнологии, заказчик Минобороны. Там подолгу не выплачивалась заработная плата, в режиме ручного управления выдавались деньги на погашение долгов по заработной плате и по налогам. Вот там низший результат.

И в Иранском районе. Город, где тоже несколько предприятий. Жители написали видеообращение к президенту, президент давал поручения непосредственно полпреду и губернатору разбираться в этой ситуации, но там ситуация действительно тяжелая. Там худшие результаты. Те районы, которые вы называли - Верхошижемский, Белохолуницкий – это районы, на мой взгляд, наиболее благополучные. Там молодые главы, достаточно большое количество проектов запущено в сфере культуры, спорта.

Таратута: Мне кажется, что провал на выборах «Единой России» - это отдельная история, а вот Путин как кандидат выступал на очень левом поле. В таком левом регионе он наверняка должен был набрать больше голосов, чем его партия.

Белых: Я не понимаю, почему идет сравнение с результатами «Единой России». Мало того, что в риторике Путина и его программных заявлениях «Единая Россия» нигде не упоминалась, даже на уровне технологий в штабах, которые были созданы, было четкое указание - никого из партийных аппаратчиков в штабах быть не должно. Такое показательное дистанцирование Путина от партии было.

Таратута: Но поскольку «Единая Россия» выглядела скверно, хотелось отмежеваться.

Белых: Поэтому мне кажется, эти сравнения весьма натянуты.

Таратута: Поскольку мы говорим о Владимире Путине, я хочу поговорить о Путине и о вас.

Белых: Ленин и печник.

Таратута: Кто Ленин, кто печник в данной ситуации? Все, что предшествовало этой избирательной кампании, было совсем не в вашу пользу. Если вспоминать мартовскую кампанию, а потом думскую, вы едва ли не писали программы для «Единой России», на лидера постарались поработать. Он же…

Белых: Дьявол кроется в мелочах. Я никогда не писал программу «Единой России». Я писал программу социально-экономического развития региона, которую на выборах в законодательное собрание «Единая Россия» взяла в качестве основы для своей программы. Поэтому когда меня спрашивают о том, какая из программ вам ближе, я совершено искренне сказал, что эта программа, потому что я ее сам писал.

Таратута: И все же. Вы поучаствовали в написании программы для партии Путина. Ну так вышло. В итоге результат в области у самого Путина неплохой. Однако же все последнее время ваши отношения с лидером, с моей точки зрения, как-то не складывались. Помню только несколько случаев. Во-первых, вас пропесочили на совещании по вопросам ЖКХ в той связи, что губернаторы, которые за этим не следят, могут покинуть пост. Я уже не говорю о том, что о вас сняли серию фильмов на НТВ, а это вообще символ, лебединая песня для каждого думающего о будущем губернаторе. Что случилось? Почему вы так старались, а вас так?

Белых: Еще раз. Я работал ровно в том режиме, в каком я и работаю. Я работаю на государство, на жителей Кировской области. Я не работаю на кандидатов в президенты, какую бы фамилию они не носили. У меня нет никаких личных конфликтов или споров с Владимиром Владимировичем Путиным. В ходе этой избирательной кампании мы видели не раз совещание в Набережных Челнах, посвященное демографической политике. Все, что касается упоминания моего имени всуе, на все вопросы, которые таким образом задаются, я даю подробные и развернутые ответы у себя в блоге. Есть вопросы по ЖКХ – пожалуйста, ответы. На каждый сюжет, который снял телеканал НТВ, я дал ответы. Подробно, по всем аспектам, которые были заданы. В данном случае я не рассматриваю свою работу как вопрос каких-то взаимоотношений Путина и Белых.

Таратута: А он к вам вообще как относится?

Белых: Откуда я знаю.

Таратута: Как вы чувствуете?

Белых: Нам детей не крестить, у нас нет каких-то отношений, которые бы выходили за рамки рабочих отношений.

Таратута: Путин на последней встрече, где он вас в очередной раз ругал, сказал о том, что у вас в области никаких рывков. То есть вы неплохой губернатор, только рывков нет. Еще он упомянул о том, что у вас в команде работал некий неназванный человек…

Белых: Люди.

Таратута: Наш премьер всегда так говорит об одном человеке – об Алексее Навальном. Не называя его, он сказал, что он у вас работал, а теперь по площадям ходит. Вам как кажется, вы, может, из-за Навального страдаете?

Белых: Во-первых, я не думаю, что я страдаю, мне кажется, я меньше всего похож на страдальца. У меня абсолютно жизнерадостное настроение, я уверен в своей компетенции, в своих профессиональных качествах, в своем возрасте и в своих физических силах.

Таратута: Мне кажется, ваш возраст имел значение для бывшего президента. Он ставил на молодых. Для нынешнего – я не очень уверена, что возраст имеет значение.

Белых: Дело в том, что это вопрос не президента, это история и время ставит на молодых. Я рассматриваю горизонты своей деятельности в формате ближайших 30-35 лет. Кто готов из действующих руководителей со мной поговорить в том же горизонте – давайте. Я готов обсуждать вопрос о том, чем заниматься через 10 лет, через 20, через 30. В этом мое конкурентное преимущество.

Таратута: Как вам кажется, вас уволят?

Белых: Я не знаю.

Таратута: Горизонты-то широкие, а вот ощущение сиюминутное.

Белых: Через 30 лет меня точно никто не уволит. Что будет происходить в текущем режиме, большого значения не имеет.

Таратута: А вы исключаете свою работу в правительстве Медведева? Он вас назначил губернатором, он делает ставку на молодых.

Белых: Это вопрос к Дмитрию Анатольевичу. Я никаких предложений по работе в правительстве не получал. Я считаю, что я действительно имею определенную компетенцию и профессиональный опыт, который позволяет мне работать в государственных структурах. Я и в политике оказался, что называется, не с пустым бэкграундом, я имел опыт работы заместителем губернатора в другом регионе, я имел опыт парламентской деятельности в качестве депутата, председателя комитета по экономической политике регионального парламента. Поэтому мне есть, что предъявить в качестве какого-то фидбэка. Я готов свою компетенцию реализовывать в самых разных сферах и отраслях.

Таратута: Вы в своем блоге после выборов как-то устало звучали, мне казалось, что вас все измучило, выборы тяжелые. И вы вдруг неожиданно для меня бросились ругать оппозицию. Не то чтобы я против, не то чтобы этого нельзя делать, но вам не кажется, что бывают уместные и неуместные вещи, которые немедленно записывают вас в ту или иной лагерь?

Белых: Я никогда не ругал оппозицию.

Таратута: Я бы сказала, вы начали ее исследовать очень пристально.

Белых: Я никогда не исследовал. Если вы имеете в виду мою последнюю статью, посвященную борьбе с коррупцией, я по большому счету говорил ровно то, что говорил все это время. Если вы посмотрите, меня оппозиция сильно отругала, когда я в 2009 году, будучи губернатором, на одном из мероприятий сказал: когда я раньше возглавлял оппозиционную партию, я очень не любил власть, теперь я власть не люблю также, но и к оппозиции отношусь очень критически.

Ничего личного, давайте смотреть объективно. Попытаться сказать, что все беды, которые происходят в стране, это только проблема власти – это очень сильное упрощение ситуации.

Таратута: Как по мне, ваши последние рассуждения о том, что в коррупции виновато общество в той же мере, что и власть - разговор в пользу бедных, поскольку борьба с коррупцией при помощи каких-то педагогических увещеваний населения мне представляется немного бесполезным занятием.

Белых: Тут не об увещеваниях речь идет. Очень важно правильно поставить диагноз. Если общество не будет осознавать, что любые процессы, которые касаются развития страны, в том числе, борьба с коррупцией – это вопрос и их личной ответственности, то мы далеко не уйдем. Мы можем взять каждый отдельный участок работы, с которым приходится сталкиваться мне, как губернатору. Смотрим вопросы благоустройства. Когда я вижу кучу окурков и фантиков, лежащих вокруг урны – это не власть ведь эти окурки разбросала, это то самое общество, которому лень попасть в урну. Когда я вижу разломанные скамейки в детских парках – это не власть эти скамейки разламывает, там не мэр ходил. Когда мы смотрим на трагические ситуации в семьях – это не власть детей избивает. Поэтому очень важно объективно и критически посмотреть на то, что делаем мы.

Я приводил в статье примеры. Каюсь, воспользовался служебным положением, по наиболее ярким представителям активной оппозиционно настроенной общественности у себя в регионе провел небольшие расследования. Когда я вижу человека, на которого зарегистрировано 5 юридических лиц и не уплачено ни копейки налогов, и когда этот человек на публичном обсуждении бюджета встает и начинает мне рассказывать о том, что власть неправильно расходует бюджетные средства, понимаете, какие чувства я испытываю при этом? Когда один из общественников пишет в резюме, устраиваясь на работу, что готов получать зарплату в конверте, что он будет говорить после этого про борьбу с коррупцией? Мы должны как-то эти вещи соотносить.

Я в статье специально несколько раз упомянул, что я не ставлю себе задачу оправдать власть. Власть неэффективна, коррупционна, медлительна, бюрократична и т.д. Но свести, что это полностью проблемы власти нельзя. Тезис о том, что надо плохих парней заменить на хороших, и тогда будет нам всем счастье – это не так. Пересмотрите фильм «Убить дракона».

Таратута: К слову о хороших и плохих парнях - вы верите в обновленного Путина?

Белых: Я не знаю. Я считаю, что вопросы обновления и политической модернизации – это не вопрос желания или нежелания, это вопрос выживания страны и власти.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.