Ксения Соколова: я знаю, какие материалы могут подвести акционеров, и я не пойду по этому пути.

Новый главред Esquire о том, почему журнал не будет политическим, и из-за чего она может отказаться от зарплаты
Говорите с Юлией Таратутой
19:59, 5 августа
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

В гостях у Юлии Таратуты была журналист, новый главный редактор Esquire Ксения Соколова. Говорили о том, почему она не собирается делать политический журнал, при каких обстоятельствах откажется от зарплаты, почему решила идти на выборы от Партии Роста, а также из-за чего ей кажется, что Борис Титов «недооценивает политические риски».

Мы только что, будучи в давних и теплых отношениях с Ксенией, обсуждали, что, наконец, она оказалась на стороне «потерпевших». Ксения известна как блестящий журналист и интервьюер.

Незаслуженно.

Всякий раз в последнее время, когда у нее берут интервью, она произносит фразу, что это незаслуженно. Нам, читателям, виднее.

Ксения, у вас две ипостаси, мне известные в эту минуту. С одной стороны, вы стали главным редактором русского Esquire.

С одной стороны.

А с другой стороны, вы стали кандидатом в депутаты Государственной Думы от Партии Роста, если я верно понимаю. Кем вы собираетесь работать в будущем? Вот так я сформулирую свой первый вопрос.

У меня даже получаются три ипостаси, потому что я дважды кандидат в депутаты. Помимо того, что я номер пять в федеральной десятке, я еще одномандатный кандидат от ЦАО города Москва. Поэтому мои профессиональные перспективы, с одной стороны, весьма туманные, с другой стороны, невероятно насыщенные.

Если меня выберут депутатом Государственной Думы, то существует закон, по которому я не могу занимать в такой ситуации зарплатную должность. Видимо, тогда я стану не только первой женщиной на посту главного редактора Esquire, но и первым главным редактором, который работает на общественных началах. Видите, сколько всего на меня свалилось! Я сама еще не очень понимаю.

Мы действительно можем шутить, что вы станете первым не зарплатным редактором, но все-таки есть планы на будущее. Вы вступаете в две компании. Первая ― журнал, вторая ― Государственная Дума. Думаю, что вы к каждой из них должны относиться серьезно (или как минимум к той, которую вы для себя гипотетически выбрали в качестве основной). Что вы выбрали?

Я к обеим отношусь серьезно и действительно прогнозирую два варианта. Либо я буду главным редактором журнала Esquire, либо я одновременно буду главным редактором и депутатом.

И такой вариант вы тоже рассматриваете.

По крайней мере, он возможен теоретически.

Вы оказываетесь в ситуации кандидата в депутаты Государственной Думы, одновременно начиная работать в журнале. Представляете ли вы себе ситуацию, в которой вам придется писать о героях этой избирательной кампании, о членах вашей партии, брать у кого-то интервью? Это зона, которую вы рассмотрели для себя в будущем, или она вас не интересует?

На самом деле это достаточно узкая зона. Я решила для себя, что, если какая-то ситуация возникнет, я буду решать конкретный случай, и все. Если господин Титов даст мне невероятный информационный повод, то, конечно, я должна буду о нем написать.

Станете ли вы брать интервью у господина Титова в журнал Esquire?

Конечно, это будет не совсем этично, но я думаю, что если такое интервью возьмет корреспондент, то мы никаких устоев большой журналистики не нарушим.

Собственно, почему я спрашиваю. У меня нет точного ответа на этот вопрос и не было тогда, поэтому я спрошу прямо. Это не первое ваше участие в политике. Все-таки была кампания Прохорова. Вы были в команде как минимум в ситуации, когда он избирался в президенты. Если я верно помню, было большое ваше интервью с Прохоровым в журнале Snob.

Я тогда еще не работала в этом журнале. И, по-моему, это был не период президентской кампании, а до нее.

Я хотела уточнить, как решался этот вопрос. Я себя спрашивала, с одной стороны, хочу ли я лишиться интервью Прохорова от Ксении Соколовой. С другой стороны, существует понятие конфликта интересов медиаактива Прохорова, в котором что-то публикуется.

Вероятно, это было на грани с точки зрения этики, если не за гранью. Я готова это признать. Но у меня возникла возможность взять интервью у Прохорова, достаточно закрытого человека. Вы знаете, что до его кампании он вообще особенно ни с кем не разговаривал. Максимально откровенное интервью, на которое он был способен, учитывая, что мы уже были знакомы, я могла задать какие-то вопросы, которые не могла бы задать в какой-то другой ситуации (и я их задала).

У меня было журналистское искушение сделать это интервью. С другой стороны, парадокс заключался в том, что это интервью заказал мне журнал Snob. Но до этого был исторический прецедент, по-моему, Маша Гессен брала у него интервью для журнала Snob.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.