АРХИВ. Глеб Фетисов: правительство недееспособно. Лучший премьер – это я

Говорите с Юлией Таратутой
4 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута
Теги:
выборы

Комментарии

Скрыть

В программе ГОВОРИТЕ председатель партии «Альянс зеленых» Глеб Фетисов рассказал, зачем он идет на выборы губернатора Подмосковья, зачем группа ученых из РАН вернуть плановую экономику стране и чем оказалось плохим правительство Дмитрия Медведева.

Таратута: У вас множество регалий, с одной стороны - член-корреспондент Российской академии наук, с другой стороны - большой бизнесмен, №73 в списке Forbes, насколько я понимаю, и политик, один из сопредседателей «Зелёной партии», не так давно образовавшийся. Кем вы себя ощущаете?

Фетисов: Да, на данный момент я являюсь председателем политической партии «Альянс зелёных — Народная партия», и на протяжении почти года я занимаюсь исключительно политикой. Наша партия была образована 26 апреля на учредительном съезде, зарегистрированы мы были в мае, и перед проведением учредительного съезда сделал заявление, что я бизнесом больше не занимаюсь.

Таратута: Пока цифры в списках не поменялись, поэтому мы можем говорить о некой последней данности вашего состояния. Но меня совсем не это интересует.

Фетисов: Меня список Forbes не интересует, меня интересует цифра роста благосостояния наших граждан. Я думаю, что этим надо заниматься в первую очередь всем политикам.

Таратута: Прекрасно. Вы не просто ушли из бизнеса в пользу политики, вы сегодня объявили, что вы пойдёте на выборы губернатора Подмосковья, и то, что вы видите себя на этом посту. Зачем вам это?

Фетисов: Объявил я это не сегодня, объявил я это в субботу. Партия с самого начала объявила, что она будет участвовать во всех избирательных процессах, в которых будет возможно участвовать. На выборах в октябре мы участвовали в 14 субъектах федерации.

Таратута: Меня сейчас интересует ваша позиция главы региона Подмосковья.

Фетисов: Я сам родился в Подмосковье, и я считаю, что пришло время отдавать долг землякам и родной земле. Я вижу, в какой ситуации находится сегодня Подмосковье, и я считаю, что я могу предложить эффективную программу по выводу Подмосковья  из той ситуации, куда она была загнана предыдущими губернаторами.

Таратута: А куда она загнана?

Фетисов: Сегодня Подмосковье - это фактически  свалка для Москвы, это гетто московское, это ночлежка, где люди только ночуют, а не живут, это целые районы без каких-либо перспектив, без развития экономики, живущее только на подачку и на дотации. Сегодня это место, где некомфортно жить жителям Подмосковья, куда некомфортно даже ездить отдыхать. Сегодня никто - ни подмосковная власть, ни правительство РФ - не думает о том, чтобы превратить это место действительно в место отдыха, в место жизни, в место развития, в место, где будет комфортно чувствовать себя житель Подмосковья и житель Москвы.

Таратута: Любой человек, который следит за выборами, скажет вам, что вы на эту минуту политик трудноразличимый. Вас уже плохо помнят в лицо, я думаю, те люди, которые должны вас выбирать. И мне кажется, вы сами не очень собираетесь быть главой региона, поскольку понимаете, что ставка совсем иная.

Фетисов: Вы заблуждаетесь в плане того, что я не собираюсь. Если бы я не собирался, я всё-таки человек, который до этого занимался 20 лет бизнесом, я не начинаю дела, в которых я не вижу возможности реализоваться и достигнуть успехов. Что касается того, узнаваем я или не узнаваем, вы правы, наша партия существует меньше года. Конечно же, я не особенно узнаваем, но с другой стороны, у нас очень много узнаваемых людей, которые за 20 лет ничего не сделали, и от них люди просто устали. Феномен последних президентских выборов показал, что людям нужны новые лица, людям нужны люди деятельные, которые могут реализовать свои цели и задачи.

Таратута: Вы помните процент «Правого дела»?

Фетисов: Процент «Правого дела» я не помню, я думаю, что до 5%. Сейчас, я думаю,  у «Правого дела» меньше 1%.  Более того, последние выборы в октябре показали, что наша партия уже опережает «Правое дело», и не только «Правое дело», но и «Яблоко» опережает по процентам.

Таратута: Тут вопрос не в этом, тут разговор в том, что, конечно же, любой человек, который станет за вас голосовать, а вы с честным сердцем идёте в эту кампанию, увидит ваше место в списке Forbes, а народ у нас богатых не любит. Это мой любимый вопрос.

Фетисов: Феномен Прохорова показал, что у нас народ относится очень хорошо к деловым людям.

Таратута: Это он в Москве показал.

Фетисов: В Московской области, я уверен, будет результат не хуже. Более того, меня отличает от других богатых людей то, что я не участвовал ни в одной приватизационной  сделке в России. Я ничего у наших отцов, дедов не украл. Все предприятия, которыми я владею, которые принесли мне такое состояние, были созданы после 1992 года, созданы вот этими руками. Мне есть, чем гордиться, и я готов это людям и избирателям показать.

Таратута: Есть такое мнение, что вы идёте в губернаторы, потому что у вас есть там бизнес-интересы, и это хорошая переговорная позиция для того, чтобы потом коммуницировать с господином Воробьёвым, а он - ставленник Кремля, главный, единственный и важный претендент.

Фетисов: Сразу хочу разочаровать всех или кого-то обрадовать, например, моих сторонников - никаких  интересов у меня в Московской области нет, никакой собственности, кроме дачи, у меня в Подмосковье нет. Я как раз считаю, что если ты хочешь реализоваться как политик, нельзя иметь собственное дело там, где ты должен работать для людей.

Таратута: Ваш товарищ по партии Олег Митволь, когда пошёл на предыдущие выборы, совершенно было ясно, зачем он идёт - он был спойлером Чириковой. Просто ответов других не существовало. А с вами другая история, вы тоже, наверное, можете быть спойлером какого-то неинтересного Кремлю кандидата. Я подумала, что помимо того, что вы можете испортить положение вещей для человека от несистемной оппозиции, условно, от Болотной площади, Геннадия Гудкова, который собирается в чём-то участвовать, вы можете немного помешать Воробьёву.

Фетисов: У меня задача - не мешать кому-то , у меня задача- победить на этих выборах, иначе я не шёл бы на выборы.

Таратута: У вас же нет шансов, вы же это понимаете.

Фетисов: Я совершенно так не считаю.

Таратута: А что вас заставляет думать иначе?

Фетисов: У меня есть всё для того, чтобы победить.

Таратута: Что?

Фетисов: У меня есть понимание, как достигнуть победы, у меня есть план, который нужно реализовать и который я донесу гражданам, у меня есть авторитет, и этот авторитет наработан многими годами жизни. У меня есть финансовые ресурсы, которые тоже мне помогут провести эффективно эту кампанию.

Таратута: На что вы их собираетесь потратить?

Фетисов: Будет разработан план избирательной кампании, и в соответствии с этим планом она будет финансироваться.

Таратута: Пока первые намётки вы нам не расскажете?

Фетисов: Как и в любой кампании должна быть интрига определённая, и давайте эту интригу сохраним.

Таратута: Я в последнее время зачитываюсь вашими колонками на тему актуальной политики и кадровой политики РФ. Одна из последних колонок - это колонка в поддержку Сергея Глазьева. Я напомню нашим зрителям, что речь идёт о политике, об экономисте, чьё имя называется как возможное для того, чтобы возглавить  Центральный банк. Вы публично и открыто решили его защитить. От кого вы его защищаете? И считаете ли вы, что этот вопрос уже решён, и что стоит вести дискуссию в таком категоричном тоне?

Фетисов: Юль, я думаю, вы заблуждаетесь. Я не считаю возможным защищать Сергея Глазьева, он взрослый человек, опытный и мудрый, в том числе и политик, очень квалифицированный экономист, он сам способен себя защитить. Я высказываю позицию рабочей группы, участником которой я являюсь. У нас в научном сообществе приветствуются дискуссии и приветствуются разные точки зрения. В данном случае, когда я говорил о том, что я отстаиваю эту точку зрения, я отстаиваю, в том числе и свою точку зрения. У этой точки зрения, у Сергея Юрьевича могут быть какие-то нюансы, по которым я, возможно, с Сергеем Юрьевичем не согласен. Я не согласен был с Сергеем Юрьевичем по вопросу того, что западные страны производят эмиссию, включая денежный станок, для того, чтобы скупить российские активы, это сугубо точка зрения Сергея Юрьевича.

Таратута: Когда этот тезис услышал Анатолий Чубайс, он сказал, что это мог сказать кто угодно, но только не экономист.

Фетисов: Я не хочу комментировать взаимоотношения Чубайса и Глазьева, оба эти человека достойны, они оба много что сделали в нашей стране, и пусть народ оценит то, что они сделали. С моей точки зрения, это очевидно, что в любом государстве производится, в развитом государстве, в отличие от нашего, только под бюджетные расходы и под поддержку отечественной промышленности, так называемая кредитная накачка экономики. Конечно, в первую очередь политики осуществляют эмиссию  или, давая добро на эту эмиссию, они руководствуются интересами своих граждан, а не тем, чтобы скупать активы где-то в тридевятом царстве, тридевятом государстве. К сожалению, у нас эмиссия осуществляет только под поступление золотовалютных резервов, под поступление валюты. Как раз у нас эмиссионная политика совершенно не связана с нуждами наших граждан. Как раз к чему мы призываем в рабочих группах, в которых мы работаем, в том числе с Сергеем Юрьевичем - изменить принцип эмиссионной политики.

Таратута: Журналисты, которые прочли доклад вашей рабочей группы целиком, в частности газета «Ведомости», именовала его «возвращением к плановой экономике». Вы страшно возмутились такой оценке. А что не так?

Фетисов: Уважаемые мной журналисты газеты «Ведомости» прочитали одну из версий документа, который сейчас ещё проходит обсуждения.

Таратута: И ужаснулись, очевидно.

Фетисов: Возможно. В этой группе работает несколько десятков человек, если бы мы читали документы правительства на начальных стадиях, поверьте, там бы тоже ужасались бы. С моей точки зрения, люди, которые прочитали, читали это как сторонние читатели, они не видели всей глубины, всей напряжённости дискуссии, которая идёт в рабочей группе. Они прочитали версию, которая отнюдь не получит, я вас заверяю, реализацию в окончательной и финальной версии доклада.  Я вас заверяю, что финальная версия доклада будет гораздо более глубже, содержательнее и интереснее.

Если конкретно говорить, я - человек, который любит говорить конкретно. Что конкретно их ужаснуло? Ужаснуло то, против чего я возмутился, что рабочая группа предлагает приостановить приватизацию в стране и всё. Приватизация в любой нормальной стране осуществляется по реализации двух целей. Первая - это покрытие бюджетного дефицита, а у нас бюджетный дефицит отсутствует пока, он профицит, только за первый квартал образовались первые элементы бюджетного дефицита, но ещё не понятно, что будет по итогам года. Второе - это когда отрасль работает неэффективно, и государство понимает, что это предприятие может вытянуть, используя свой инструментарий. У нас сейчас на приватизацию выставляются предприятия, которые являются очень эффективными, выставляются в ситуации, когда мировая экономика не благоприятствует их высокой справедливой оценке. У нас предприятия достигают 2-3, а на Западе - десяти. Сразу возникает вопрос, что кто-то захотел использовать эту ситуацию для того, чтобы стырить эти активы. Мы это в девяностых годах уже видели, когда по приватизации украли активы. Сейчас я понимаю, что много людей, которые наворовали денег путём трансферного ценообразования, хотят по дешёвке скупить эти активы.

Таратута: А кто эти люди, эти злодеи?

Фетисов: Я не знаю, спросите у правительства, они же выставляют программу приватизации.

Таратута: Вы лучше, чем мы ориентируетесь, вы в списке Forbes , где вы членствовали.

Фетисов: Я не думаю, что это те люди, которые фигурируют в списке Forbes. Спросите у чиновников, я думаю, там эти люди сидят.

Таратута: Вы кого имеете в виду сейчас? Идеологов приватизации, вице-премьера Аркадия Дворковича - кого?

Фетисов: Я никого не имею в виду…

Таратута: Коль такие обвинения о воровстве звучат, нужно говорить конкретно.

Фетисов: Я говорю одну из возможных версий, почему люди вопреки такому факту, что надо разобраться с приватизацией, надо понять, выгодно ли распродавать сейчас эти активы по дешёвке с такой настойчивой уверенностью, не объясняя обществу, для чего это нужно, талдычат о приватизации. Всё, что предложила рабочая группа - она предложила приостановить, разобраться и дать обществу понятный и ясный посыл, для чего нужно приватизировать эти активы.  И против этого все поднялись, а я не понимаю, против чего все поднялись. Мы ведём разговор о рациональном хозяйствовании, тогда давайте на рациональных принципах принимать решения, а не исходя из учебников 30-летний давности, которыми руководствуются многие, в том числе и вице-премьеры.

Таратута: Пока вас обвинили, что вы руководствуетесь учебниками 30-летний давности.

Фетисов: Я не знаю, кто кого обвинял.  Я никого не обвинял, поскольку те люди, чьими учебниками я руководствуюсь, я думаю, что эти люди даже не читали этих учебников.

Таратута: Это такой итог работы за подписью Сергея Глазьева, он  производил впечатление символическое. Это действительно производило впечатление советского доклада, и отделаться от этого ощущения невозможно, потому что всякий раз, когда лоббируется идея создания некоторого национального чемпиона, который будет создавать основу российской экономики, для людей, которые не хотят всё время помнить о железном занавесе, про борьбу с Западом. Я рассказываю вам причину возмущения.  У вас не было впечатления, что вы выпускаете советский доклад?

Фетисов: Ещё раз. Никто никакого доклада не выпускал. Были рабочие материалы одного из советов при президиуме РАН. Доклад будет выпущен только в марте.  И то, что всех возмутило, я лично с этим не согласен, я лично под этим не подписывался. Я никогда подписывался под тем, что необходимо усиливать роль государства в экономике. Более того, я считаю, что государства достаточно в нашей экономике. Под чем я подписывался - под тем, что не надо проводить поспешную приватизацию, но и не надо проводить никакого огосударствления. Все знают мою позицию,  я как раз ярый сторонник и выступаю против монополизации и против обретения компаний, в том числе, когда государственная компания выкупает частные, в частности в нефтяной промышленности, я всегда выступал против этой позиции.

Я считаю, что сейчас нам надо успокоиться и объявить, что правительство будет принимать решения, только исходя из рациональных принципов. А сегодня у нас стоят либо интересы чиновников, которые ратуют за государственный капитализм, либо интересы чиновников, которые хотят по дешёвке скупить активы, вот и всё. А экономисты как раз предлагают всё посчитать, разложить, после этого внести в парламент, обсудить там программу приватизации, и только после этого, когда обществу будет понятно, расходовать бюджетные средства либо на приобретение новых активов, либо привлекать в бюджет эти средства, если в этих средствах есть необходимость.

Таратута: Вы говорите о компромиссе: либо госкапитализм, либо продадим всё.

Фетисов: Мировая экономическая мысль сейчас только об этом и говорит. Нет либеральной идеи и нет плановой идеи. Весь мир уже давно эту задачу решил, только мы до сих пор всё спорим до хрипоты, что выгодно, что невыгодно. Вы, как женщина, понимаете, что нет чёрного платья или белого, а есть ситуация, в том числе временная, в том числе с событием этим связано, и тогда вы выбираете между чёрным, белым, а может, и серым. Почему у нас в экономике всё время какие-то крайности? Не бывает в жизни крайностей, давайте успокоимся, уважаемые либералы, и уважаемые сторонники капитализма. Давайте перестанем вести эту бессмысленную дискуссию.

Таратута: Так почему же вы выступили на стороне крайности?

Фетисов:  Я выступил на стороне крайности, потому что я против бесхозяйственности, я против того, чтобы позволить воровать активы у нашего народа, я против этого. Я выступил только против этого. И я считаю, что, например, когда вы строите свою жизнь, вы, конечно же, руководствуетесь планом, а у нас сейчас государство руководствуется только годовым  и трёхлетним планом. Разве это возможно для такой большой страны видеть в узком горизонте? Ни одна страна мира, которая добилась успеха, никогда не мыслит горизонтами от одного до трёх лет. Это только непонятные люди в Минфине могут мыслить такими категориями. Любая страна и вы строите свою жизнь, как минимум, на 5-10 лет. Давайте жить реалиями, которые нам подсказывает природа, я поэтому из партии «зелёных», потому что я всё из природы, из земли. Вот это меня больше всего интересует.

Таратута: Вы находитесь в той группе, которая ассоциируется с именем конкретного человека, куратором вашей рабочей группы неформально называют Игоря Ивановича Сечина. Как вы попали в эту группу, и нравится ли вам это мнение?

Фетисов: Первый раз об этом слышу.

Таратута: Правильно ли я понимаю, что вы последовательно критикуете российское правительство уже не только экономическим способом, а именно политическим. Вы написали письмо, в котором много курьёзных элементов, но есть главный тезис - это свергнуть Дмитрия Анатольевича Медведева и заменить одно правительство на другое.

Фетисов: Юль, вы руководствуетесь информацией, которая не является проверенной.

Таратута: Я внимательно прочла сообщение, датируемое декабрём.

Фетисов: Если вы прочитаете внимательно это письмо и письмо, которое было направлено президенту нашей страны, мы нигде не призывали к отставке Дмитрия Анатольевича Медведева. Мы призывали и говорили о том, что крайне неэффективное правительство, мы говорили о том, что необходимо правительство обновить. Мы говорили о том, что президент страны сам должен выбрать фигуру премьер-министра. И если этой фигурой будет Дмитрий Анатольевич Медведев, которому доверяет Владимир Владимирович Путин, то мы как раз сказали, что мы готовы работать под любым премьером, если мы поймём, что это премьер готов разделять идеи и те взгляды, которые мы готовы ему предложить.

Таратута: Вы же сами понимаете прекрасно, если вы так отругали его правительство, то и тень этого неработоспособного правительства падает на Дмитрия Анатольевича.

Фетисов: Я считаю, что когда мы говорим об экономической политике такой  страны, как Россия, которая сегодня действительно находится в сложной ситуации, как и весь мир, ничего такого страшного в том, что правительство признаётся недееспособным, нет. Президенту надо, с моей точки зрения, только реагировать, если он видит, что это правительство недееспособное, и не  руководствоваться какими-то договорённостями, которые обществу непонятны.

Таратута: Президент у нас дееспособный, по-вашему?

Фетисов: Президент, я считаю, очень дееспособный. Он показывает, что он умеет преобразовываться, умеет трансформироваться. Единственная проблема у него - с командой, он не может менять команду. Всем уже очевидно, что эта команда и институты, которые возглавляют члены его команды, всем обществом признаны уже неэффективными.

Таратута: Если не Медведев, то кто, по-вашему? Например, Игорь Иванович был бы хорошим премьером?

Фетисов: Я не хочу об этом задумываться.

Таратута: Вы не можете не задумываться, вы - политик! Кто вам кажется правильным  премьером в России?

Фетисов: Я считаю, что самая лучшая кандидатура - это моя кандидатура.

Таратута: Как вам то, что происходит с российским парламентом, с уходом депутатов, с уходом сенаторов, и сам критерий, по которому они уходят: наличие или отсутствие зарубежной недвижимости, а чаще всего - недвижимости в Майами?  Как вам кажется, вообще должен быть у парламентария отпуск за границей, дом?

Фетисов: Я выступил резко против этого закона. Это право любого человека – иметь собственность там, где он хочет, открывать счета в тех банках, в которых он хочет. Обязанность публичного человека - декларировать эту собственность, декларировать эти счета, и если выявляется, что он не задекларировал, тогда этот человек должен уйти в отставку по моральным соображениям, он обманул своих избирателей.

Таратута: А сам факт наличия недвижимости з границей не кажется вам признаком не патриотизма?

Фетисов: Нет, не кажется.

Таратута: А представьте себе, что вы сейчас в Совете федерации, и  вам пришлось бы выбрать счета или место. Что вы бы выбрали?

Фетисов: Я бы перевёл счета в российские банки, и так же продолжал бы работать сенатором. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.