Экс-губернатор Дмитрий Зеленин: доверие к власти крайне низкое

Говорите с Юлией Таратутой
25 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута

Комментарии

Скрыть
Предприниматель и бывший губернатор Тульской области Дмитрий Зеленин рассказал Юлии Таратуте о своем новом бизнесе и о том, как ему видятся изменения на политической сцене со стороны.
Таратута: Прошло столько лет с вашего ухода из Тверской области, вы уже не чиновник. Как вы думаете, почему вас убрали?

Зеленин: Во-первых, я подал заявление об отставке, поэтому это не убрали, просто у нас в России не принято добровольно уходить в отставку. Таких случаев очень мало. Лёгкая дискредитация человека за рубежом, и тут же происходит подача в отставку, чтобы не портить имидж всей команды, не портить имидж государства, компании. У нас это как-то не принято. Я проработал губернатором почти 8 лет, я считаю, что это достаточно. Любой политик приедается тем, на кого он работает, тем, перед кем он отчитывается. В любом случае, два срока губернаторства - это достаточно. И чем дальше, тем больше претензий к политику, даже, если те недочёты, которые видят люди, избиратели, напрямую не относятся к политику, к губернатору. В любом случае, акцент падает на него. Поэтому для того, чтобы развивался регион, губернию, экономику, нужно менять власть.

Таратута: И всё же, что для вас послужило последней каплей в ссоре с населением, с элитой или с Кремлём?

Зеленин: На самом деле, это был хороший момент, перед началом лета. В любом случае, недовольство властью, мы это видим на улицах города и Федерации в целом, большое, поэтому нужна была смена. Это был хороший момент, мы посоветовались, решили, по совокупности это было правильно.

Таратута: Вам посоветовали отдать себя в жертву?

Зеленин: Это было общее решение.

Таратута: Можно ли считать, что бизнес во власти не удерживается, особенно в таких левых регионах, как ваш?

Зеленин: В любом случае, народ не любит богатых. С другой стороны, есть стимул, потому что он воровать не будет. Но трудно быть богатым и быть в чиновничестве. Есть политики и есть чиновники, если мы видим какого-нибудь сотрудника пенсионной системы, и мы знаем, что он бизнесмен, то, наверное, это странно. Тем не менее, политики могут быть бизнесменами. Мы видим Груздева, который сейчас губернатор Тульской области, и многих других.

Таратута: Этот опыт в принципе неудачный? Или зависит от места?

Зеленин: Это зависит от деятельности человека, если он вовлечён в жизнь региона, и насколько он отвечает чаяньям своих избирателей. Если ты политик, то нет разницы, бизнесмен ты или врач, у тебя должен быть опыт, управленческий опыт. То, что у бизнеса он есть, это однозначно, поэтому успешные управленцы всегда будут востребованы во власти, и они есть и востребованы. Вопрос здесь - какого уровня это управление, и какого уровня капитал у этого человека. По большей части, сдаёшь декларацию и идёшь в политику, если ты честный человек, то ты можешь быть политиком, ты можешь вести за собой либо власть, либо население, либо бизнес структуры, либо бюджетные структуры. Я считаю, что нельзя так чётко говорить: раз бизнесмен, значит, плохой политик, бизнесмен, значит, хороший политик.

Таратута: Вам это мешало?

Зеленин: Нет, не мешало. Половина населения не помнило, что я предприниматель, поэтому большей частью судили по делам.

Таратута: Как вам последняя инициатива, направленная на очищение чиновников, например, от избавления зарубежных активов? Вы согласны с тем, что если человек работает во власти России, он должен избавляться от всего, что ему принадлежит зарубежом?

Зеленин: Я никогда не имел собственности за рубежом, я считаю, что это пиар-ход и политический фактор, скорее. Чиновник или политик должен быть честным, прежде всего, а какую собственность и где он имеет, это уже вторично. Если ты имеешь собственность, и ты её отдал в управление и не пользуешься своими возможностями, например, Блумберг в Нью-Йорке, мы что, говорим, что он нечестный политик? Нет. Какой корпорацией он владеет. Но мы же говорим, что контроль со стороны американского общества и системы законотворческой очень жёсткий, поэтому мы видим и верим, что он честный. То же самое и у нас, если мы каждый раз будем через Госдуму проводить те или иные законы, которые как-то, по нашему мнению, будут приводить к честному политику, то это неправильно. Политика априори должна быть честной. Если мы его подозреваем, он должен идти в отставку. И это больший и лучший шаг, если он бесчестный.

Таратута: Как вам кажется, сейчас чиновники на особом крючке у власти или нам, журналистам, так кажется?

Зеленин: Недовольство нами, как избирателями, нами, как жителями, как гражданами страны, очень велико к власти, поэтому сейчас делаются попытки, чтоб восстановить, приукрасить чиновника или политика, но попытки эти не удаются. Не все они удачны. То, что надо приводить в соответствие законодательство, то это понятно. То, что надо контролировать ворует или не ворует, то, что чиновники должны декларировать свои расходы и доходы, это обязательно. Но само по себе это действие не приносит никакого эффекта.

Таратута: Внутренне вы рады, что в такие смутные времена вы не руководите регионом?

Зеленин: Сейчас я просто в другой жизни, я не говорю, что рад или не рад, просто я занят своим делом, как и раньше, был занят своим делом, так же, как и раньше был губернатором.

Таратута: Я имею в виду, вам комфортно от того, что вы не при делах, что вы больше не отвечаете,  за эти толпы людей, которые могут выйти к мэрии?

Зеленин: Я на рабочем месте, а вот семье точно комфортнее, потому что позиция и должность губернатора - это отвечать за всё, и быть в том месте, где ты должен быть. Ты обязан быть при любом событии в гуще него и принимать соответствующие решения, поэтому моим детям, которым сейчас уже я больше время отдаю, супруге и в целом семье, конечно же, комфортнее и свободнее.

Таратута: А это правда, что сейчас уже не то время, когда можно подать самостоятельно в отставку?

Зеленин: Ты должен написать заявление об отставке, а потом должен ждать, примут или не примут. Если ты должен выполнить некую программу, если у тебя уже совсем всё плохо, то ты уже досидеть. Я считаю, что такого нет - раз и всё, никто уже в отставку не уходит. В любом случае, это образ и репутация человека. Сейчас произойдёт большое количество выборов-в Рязанской области, в Брянской.

Таратута: Сейчас прошли выборы в тверскую Думу, до этого её распустили, коммунисты победили, оказывается, масса паровозов отправилась на выборы в тверскую Думу - Владимир Васильев от «Единой России», Жириновский от ЛДПР, «Справедливая Россия» вся из федеральных депутатов. Это такие серьёзные выборы федерального масштаба? Власть на них делает ставку?

Зеленин: Это город рядом с Москвой, полмиллиона населения, в целом, я считаю, что это важные выборы для страны. Это показатель того, что у нас делается в регионах, в тех городах, которые нельзя назвать индустриальными центрами, это не Москва, не Санкт- Петербург, не Екатеринбург, не Новосибирск, это такой средний город, столица региона. Очень важно почувствовать смысл этого.

Таратута: А что там у вас происходит с тех пор, особенно, как вы ушли?

Зеленин: Продолжаются те программы, которые были начаты.

Таратута: Я говорю об общественных настроениях, о доверии к власти.

Зеленин: Как и во всей стране, только в меньшей степени, не так бурно, как в Москве, как в Санкт-Петербурге. В целом, всё спокойно. Но тем не менее, недовольство властью существует, поэтому власть должна предпринимать усилия для того, чтобы менять действующих лиц. Например, меня, как бывшего губернатора, но и чиновников на других позициях.

Таратута: Говорят, что и действующего губернатора могут заменить. Тверские газеты пишут о том, что губернатор не усидит, что эти выборы, это у него такая схватка не на жизнь, а на смерть.

Зеленин: Про меня тоже говорили, что я уйду в Федеральный центр, что я уйду министром. И сколько я ни говорил, что я хочу остаться и буду работать до конца срока, люди всё равно не верили. Так и сейчас, я считаю, что у нынешнего губернатора вполне слаженная команда, он дойдёт до окончания своего срока, а дальше уже выборы. Поэтому по большей части, я считаю, что это политическая дискуссия перед выборами.

Таратута: Все помнят картинную историю с червяком с Твиттером. Вы когда придумывали эту историю, вы думали об этом пиаровском ходе с червяком? Может, вы хотите назвать что-то таким образом? Потому что все будут помнить именно это.

Зеленин: Если бы всё так было рассчитано. Нет, это просто было определённое действие. Сейчас говорят о ресторанном бизнесе, я хочу сказать, что особо им не занимаюсь. Я помогаю многим рестораторам в Твери, как бизнесменам. Я больше занимаюсь сельским хозяйством и картошкой, это тоже связано с землёй, с удобрениями. Всё помогает как политику, человеку, бизнесмену. Я сейчас занимаюсь Ассоциацией менеджеров России, я был её президентом и остаюсь быть на протяжении 12 лет. Совсем недавно опубликован список лучших топ-1000 управленцев нашей страны, который публикуется ежегодно. Что интересно: ресторанный бизнес продвигается по стране и то, что Аркадий Новиков был всегда в отрасли, а теперь он в бизнес-лидерах. Этот рейтинг помогает увидеть  настроение экономики, общества.

Таратута: И что там у нас с настроением у бизнеса?

Зеленин: Сначала хочу сказать, откуда рейтинг. Ведь, рейтинг создают сами управленцы. Это те управляющие, менеджеры, директора крупнейших компаний, которые создают блага вокруг нас. Они создают тот валовой продукт, который мы все потребляем. Да, нам нужен механизатор на тракторе, нам нужен рабочий у станка, но мы понимаем, что блага вокруг нас создаются крупными компаниями. Менеджеры этих компаний оценивают друг друга. Сначала 200 человек подбирает 2 000, 2 000 отбирают своих лучших, и из этого всего академики, такие как, Аганбегян, Фридман, создают топ-1 000.

Таратута: Так какие выводы?

Зеленин: Некоторые отрасли выскочили из рейтинга, например, отрасль автопрома. Некоторые крупные бизнесмены выскочили из управленцев, нет Михаила Прохорова. Теперь его коллеги-управляющие не считают его  управляющим директором, а считают бизнесменом.

Таратута: А его сменщики доросли или нет ещё?

Зеленин: Конечно, там есть определённые. Кроме этого, увеличилось количество тех менеджеров, которые приглашены из-за рубежа, значит, меньше лиц новых появляется среди управленцев. Увеличилось количество женщин, значит, в целом, это неплохо. Кроме этого, в медийном поле, вслед за ОРТ, стоит Яндекс, потом несколько интернет-компаний. Поэтому скоро, по крайней мере, у нас директора об этом говорят, телевидение перейдёт в интернет, и это подтверждает этот рейтинг. Это свидетельствует о настроении людей, мало новых людей, значит, нет развития экономики.

Таратута: Вы же работали в «Норникеле», и Прохоров - человек вам не чужой. Вы как оцениваете его политическую деятельность? Он верной дорогой идёт или нет? Вы на каком-то этапе его политической деятельности сотрудничали с ним или нет?

Зеленин: Действительно, мы работали в «Норникеле», он был в совете директоров, был владельцем «Норильского никеля», я был управляющим вместе с Прохоровым, вместе с Голодец, а по политической части я с ним не сотрудничаю. Я бы в политических его направлениях посоветовал ему иметь команду, некий политсовет, который был бы гарантом тех политических идей, которые он высказывает. Так кажется, что он работает в одиночку, поэтому нет тех людей, которые несли бы самостоятельную позицию и защищали бы ту позицию, которая лежит в основе мысли Михаила Прохорова и его движения. Иначе получится так, что по тем или иным причинам, его не будет в этом движении, и движение развалится. Нет, оно должно быть массовым, и должны быть гаранты.

Таратута: А вы верите в его политическое будущее? Как вам кажется, он станет членом правительства или он возглавит партию, которая снискает симпатию у протестного движения? Он сможет доказать, что он независимый проект, а не кремлёвский?

Зеленин: В политике может быть любой человек, я тому подтверждение. Я был бизнесменом и прошёл в выборы в Тверскую область, и они были довольно непростые, и я был выбран губернатором. Я считаю, что всё возможно, но сейчас определённая пауза в делах Михаила Прохорова. Стоит посоветовать ему более активное движение, и тогда всё получится. Что касается правительства, то в нынешнем правительстве есть всё-таки команда и президента, и премьера. Я бы не сказал, что Прохоров является членом команды, поэтому, скорее всего, мы не увидим его в правительстве.

Таратута: Участие в выборах в президенты не является подтверждением того, что он является членом команды?

Зеленин: Команда, которая идёт вместе с лидером, должна быть его командой, она должна быть его и по идеологическим принципам, и по принципам профессиональным, и по принципам единой команды.

Таратута: То есть, он чужой для этой тусовки?

Зеленин: Я бы сказал, что он не входит в эту команду

Таратута: Как вы относитесь к тому, что выборы в урезанном виде возвращаются? Кажется ли вам то, что сейчас будет происходить новая процедура определения губернаторов выборами?

Зеленин: На самом деле, доверие к власти падает и продолжает падать, поэтому решение о возвращении выборов губернатора было правильное, как и то решение, когда их отменили, когда были дополнительные деньги, которые могли бы  вывести  страну в другие позиции. Так вот, теперь выборы в губернаторы должны пройти 1-2-3 раза в течение  2-3 лет, и мы вернёмся к элементам демократии, даже, если останется такой фильтр, как сейчас.

Таратута: А вам кажется, этот  фильтр не убивает идею целиком?

Зеленин: Целиком он не убивает, но всячески препятствуют решению той задачи, которая поставлена.

Таратута: Вам кажется, какими выборы не были бы урезанными, они всё равно благотворно скажутся на стране?

Зеленин: Всё равно, плодотворно, потому что большее количество людей окажутся в списке, и большей значимостью будут события на региональном уровне. Всё-таки доверие к власти очень слабое, оно падает с каждым днём, выборы должны его остановить, потому что люди будут выбирать новых лиц, они будут эмоционально вовлечены и, более того, если ты проголосовал, значит, ты отвечаешь вместе с лидером, вместе с политиком за следующие несколько лет. Ты должен и будешь вовлечён в те идеи программы, которые предлагает выбранный губернатор. Вовлечение нас, избирателей, в деятельность региона, страны - это в любом случае положительный фактор. Он помогает нам чувствовать будущее нашей страны. Не секрет, что многие управленцы уезжают, бизнес-рейтинги свидетельствуют об этом в том числе.

Таратута: А что там в процентах?

Зеленин: В процентах это трудно сказать, но из рейтинга выбывают те люди, которые не принимают участие в управлении страной. Всё-таки, это рейтинг управленца, а не владельцев, но уезжают и владельцы, может быть, малого, среднего, крупного бизнеса. Поток уезжающих из страны есть, есть и поток управленцев из-за рубежа. Наших не хватает, не потому что нет профессионалов, а потому что многие уезжают с хороших профессиональных позиций, с хорошим опытом и с профессиональными навыками.

Таратута: Вы планируете как-то вернуться в политику?

Зеленин: В любом случае, политик должен быть востребованным. Он должен не просто прийти, если он захочет, а он должен отвечать неким пожеланиям избирателей, если я таких увижу, я вернусь.

Таратута: Например, вы рассматриваете возможность участия в выборах губернатора Тверской области?

Зеленин: В выборах  губернатора Тверской области я своего участия не вижу, потому что нельзя второй развойти в одну и ту же воду.

Таратута: Этот опыт вам кажется настолько чудовищным, что повторять его не хочется?

Зеленин: Нужно же не возвращаться на позицию, а нужно делать дела. Нужно добиться результата, нужно провести несколько проектов, в любом случае, это возможно.

Таратута: Может вам другая область нравится или позиция?

Зеленин: Об этом мы потом подумаем, пока все мои перспективы в бизнесе.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.