Украинский «министр правды» уверен: «Суд в Гааге будет».

Разговор с Тимуром Олевский
Говорите с Тимуром Олевским
20 апреля 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Тимур Олевский
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

Интервью Тимура Олевского с министром информационной политики Украины Юрием Стецом. Поговорили о громких убийствах политиков и журналистов, об информационной войне, о конфликте в Донбассе, а также — про закон о запрете пропаганды коммунизма и нацизма, одним из лоббистов принятия которого, был Юрий Стець.

Олевский:  Много накопилось вопросов, которые накопились в предисловии. Будем последовательно двигаться. И вопросы эти, так или иначе, связаны с событиями вокруг журналистики Украины и в освещении Украиной всевозможных событий, которые происходят в стране и в мире. Первое, о чем хочется спросить и о чем говорят всю неделю в России тоже, это убийство в Киеве журналиста Олеся Бузины, похороны которого состоялись совсем недавно. На ваш взгляд, реакция общества на это убийство здоровая или не здоровая? Она какая, как вы ее можете описать?

Стець: Если вас интересует моя точка зрения, то я этого придерживаюсь всю свою работу с журналистами, и сейчас тоже: нельзя убивать милиционеров и журналистов. Понятно, если говорить о том, что вообще нельзя убивать людей. В данном случае, если мы говорим об обществе, о государстве, то и первые, и вторые важны, без этого невозможно государство.  Независимо от того, каких точек зрения придерживается журналист.

Что касается Бузины, мне никогда не нравилось, что он говорил и что писал. Но в данном случае помимо того, что реакция соцсетей нашей страны была неадекватной в большинстве своем, но помимо этого я хочу сказать, что мне не нравится, когда в моей стране убивают журналистов. Независимо от их убеждений и от того, что они пишут. Этого не может быть. Это недопустимо. Я просил, настаивал и настаиваю на том, что это преступление должно быть раскрыто в ближайшие сроки, потому что это большой вызов для Украины.

Журналистов и милиционеров убивать нельзя. Потому что если убивать милиционеров, тогда общество будет понимать, что если милиционер себя не может защитить,  как он может защитить гражданина. А если то же самое происходит с журналистами, мы не будем чувствовать температуру, не будем понимать социум, мы должны слышать любые точки зрения. Для меня это был шок. И я повторюсь, что настаиваю на том, чтобы это убийство было раскрыто в ближайшие сроки. Это большой вызов для страны, и мы должны дать ответ на это убийство.

Олевский: Министерство информационной политики в связи с этим преступлением может только обратиться в МВД или есть еще какие-то значимые решения, которые помогут в будущем этого избежать?

Стець:  Я, как министр информационной политики, точно такой же член кабинета министров, как и министр внутренних дел, и в данном случае у нас происходят горизонтальные контакты на заседании кабинета министров Украины. Но я не могу говорить в эфире, коим образом происходит диалог на заседании кабмина, поскольку это противоречит законам.

Олевский: Когда убили Олеся Бузину, российские деятели оппозиции, в том числе, в Украине немало людей, и даже президент Украины Петр Порошенко сказали, что это провокация. Но президент не стал это слово расшифровывать, а всевозможные комментаторы сразу сказали, что это провокация российских спецслужб. На ваш взгляд, можно ли сейчас говорить о причастности конкретно России к этому убийству? Может ли это быть убийство, вызванное желанием кого-то из патриотически настроенных граждан Украины радикально, что называется, разобраться с несогласным, или вообще быть не связанным с деятельностью Олеся? Какие у вас впечатления от этих заявлений?

Стець:  Вы меня спрашиваете как гражданина Украины или как министра?

Олевский: Я вас хотел спросить и так, и так. Я подумал, что вы, как министр, можете не вполне ответить исчерпывающе.

Стець: Как министр я не могу комментировать ничего, пока идет следствие, поскольку я являюсь должностным лицом. Как гражданин, та информация, которая есть публичная, она свидетельствует о том, что это провокация, и я могу аргументировать. Вы знаете, что после этого были сообщения, которые приходили украинским политикам, политологам из так называемой «Украинской повстанческой армии».

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.