«Забавно, что рубль падал, когда Путин говорил именно о политике». Экономист Романчук об экономических последствиях послания президента

И так далее с Михаилом Фишманом
6 декабря 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Бизнес настроен скептически. Все настроены скептически. Что должно произойти, чтобы рост получился, как заказывали? Об этом Михаил Фишман спросил у руководителя операция на валютном и денежном рынке «Металлинвестбанка» Сергея Романчука.

Фишман: В послании президента Федеральному собранию было сказано, что мы должны получить: рост не меньше среднемирового через 4 года, рост производительности труда 5% в течение ближайших лет, инфляция 4% без подавления деловой активности. Но там не было сказано, каким образом этого добиваться. Это вообще возможно?

Романчук: Честно говоря, я тоже не волшебник, придумать способы, предложить сейчас в прямом эфире, как это сделать, не могу. Если говорить о негативных впечатлениях от послания, оно заключается в том, что, как всегда, намечены цели, но непонятны пути реализации. Если мы посмотрим, вы предлагали посмотреть зрителям на картинку того, как реагировал доллар к рублю на выступление президента. Было видно, что во время первой части внешнеполитической, экскурса в историю как раз на ней доллар очень вырос.

Почему? Потому что главное, что на самом деле в действительности может помочь российскому бизнесу и экономике перезапуститься, - это возобновление кредитования с международного финансового рынка. Именно там находятся деньги по низкой процентной ставке. И любая политическая напряженность, позиционирование России, как самостоятельного игрока, который будет проводить во что бы то ни стало свою политику, оно отпугивает, прежде всего, иностранных инвесторов, которые, даже несмотря на какие-то формальные санкции, идут на гораздо большие самоограничения в отношении инвестиций в Россию, имея в виду, что они подвержены большому политическому риску. В такой ситуация перезапустить рост, то есть без дешевых средств очень тяжело.

Если же мы посмотрим на среднюю часть послания, где как раз говорилось об экономических мерах, не только целях и задачах, там как раз доллар на этом стал припадать, рубль немножечко расти. Постепенно, полегоньку, но это было забавно наблюдать, потому что действительно наблюдались корреляции между тем, что говорит президент, и как себя ведет рынок. Почему я говорю «забавно»? Потому что на самом деле сейчас валютный рынок находится в такой ситуации, когда он очень сильно дезинтегрирован, и практически небольшие объемы могут сдвигать курс туда или сюда. То есть такая мгновенная волатильность очень-очень велика.

Фишман: Нам дано, так получается, видимо, рубль это тоже чувствует, судя по тому, как вы это пересказываете, что кредиты дешевые западные в ближайшей перспективе будут недоступны. Пока нет никаких оснований говорить о снятии санкций. В тех условиях, которые есть сейчас, которые обозначены в послании, продолжения противостояния, по крайней мере, неухудшения обстановки так, как есть, те меры, которые предлагаются конкретные касательно бизнеса – сокращение проверок, налоговые каникулы, возврат капиталов – это поможет?

Романчук: Революции в предложенных мерах не видно. Имелось в виду то, что тянуло бы на полноценные реформы, мощные. Да, некоторые моменты можно оценить позитивно, если они будут воплощены. Сомнения в том, что это будет сделано, безусловно, остаются, и большие сомнения.

Фишман: Если представить, что все будет сделано. Понятно, что у всех есть скепсис, не всегда все делается из того, о чем говорится. Но представим, что все это делается в течение ближайших 2-4 лет. Что из этого является самым существенным? Хочется оптимизма.

Романчук: Самым существенным, конечно же, это собственное создание атмосферы, в которой частный бизнес будет себя чувствовать комфортно. Наверное, сверхзадача у всего этого комплекса мер заключается в том, чтобы перезапустить экономический рост с помощью внутренних ресурсов, которые, кроме как на частной предпринимательской инициативе, нигде не могут найти органический источник роста. Мы пробовали запускать этот рост через госкорпорации.

В общем, результат налицо – даже без всяких санкций Россия подступила к нынешнему кризисному году в ситуации экономической стагнации, а не роста, причем без всякого прекращения финансирования. Структурные проблемы накапливались и были связаны с тем, что государство делало особый акцент на том, что оно сможет командным образом обеспечить экономический рост. Это не удалось. Очень хотелось бы, чтобы эти меры как раз создали такую атмосферу в стране, которая была бы комфортна для бизнеса. Но будет ли это сделано, у меня большие сомнения.

Фишман: А для этого что должно конкретно произойти, чтобы бизнес поверил, начал вкладывать в собственное развитие, начал инвестировать, продолжал работать?

Романчук: Например, случаи такие, как происходит, отъема собственности, как, например, с «Башнефтью», чтобы такие случаи не происходили. Реагировать на слова уже довольно поздно. Мы привыкли, что слова и дела могут очень сильно расходиться. Нужна реальная демонстрация дел, реальное снижение давления в целом, назовем их так, силовой группы на экономический блок.

Фишман: А это в любом случае постепенные процессы и сразу завтра не произойдет, очевидно.

Романчук: В том-то и дело. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.