Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

В двух шагах от войны. Как может начаться наступление России на Украину

26 ноября 2021 Михаил Фишман
9 107
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В конце прошлой недели глава украинской разведки Кирилл Буданов заявил о подготовке вторжения России на территорию Украины к концу января — началу февраля. О наращивании российских войск у границ с Украиной западные СМИ и военные аналитики сообщают с конца октября. Также 20 ноября американские СМИ сообщили, что разведка США предупредила своих европейских союзников о растущей вероятности вторжения России в Украину по мере похолодания. Михаил Фишман в своей авторской колонке рассуждает о возможных сроках наступление России на Украину.

Подготовка к онлайн-саммиту Путина с Байденом разворачивается под лязг танковых гусениц вдоль украинской границы. Еще на той неделе Владимир Путин перевел разговоры о войне на официальный уровень. Так российский президент и сказал: на Западе возникло «известное напряжение», читай: испугались, что сейчас вторгнемся, и это хорошо, надо в таком духе продолжать дальше. И российская вертикаль тут же откликнулась на эти заявления Путина громким эхом: да, вот-вот полыхнет, да, дело идет к войне, в таком духе. Глава Совбеза Николай Патрушев пугает: сейчас в Украине полыхнет, и оттуда побегут миллионы беженцев. Служба внешней разведки опровергает информацию, которую, по сведениям СВР, Вашингтон доводит до европейских союзников о концентрации вооруженных сил на границе с Украиной для последующего вторжения — опровергает только для того, чтобы заявить ниже по тексту, что Америка и Европа укрепляют у Киева чувство вседозволенности и безнаказанности — точно так же, как в Грузии «в преддверии событий 2008 года». 

Смысл происходящего с минувшей недели не изменился: Москва смотрит на сложившийся вокруг Украины статус-кво как на ее ползучий переход под военный протекторат Запада, даже если Украина и не вступает, Россия этого допустить не может. Близкий к Кремлю политолог Федор Лукьянов объясняет для непонятливых:

«Проблема, которая привела к российско-грузинской войне в 2008 г., может возникнуть снова. Отсутствие формальных гарантий со стороны НАТО в сочетании с политико-идеологическим, а отчасти и военным накачиванием лояльных партнеров — ситуация бесконечной „серой зоны“. Когда Путин говорит о „напряжении“, которое надо поддерживать, он имеет в виду постоянное напоминание: неаккуратность в этой зоне чревата худшими последствиями», — написал в авторской колонке Федор Лукьянов в журнале «Россия в глобальной политике».

В статье Лукьянова появляется та же формула, про которую мы говорили на той неделе: «финляндизация» Украины. Хотя по-прежнему неясно, как эта «финляндизация» может выглядеть на практике. Но более или менее понятно одно. Москва теряет влияние на Киев и разорвала Минские соглашения — в том виде, в каком они действовали по сей день, с переменным успехом подмораживая донбасский конфликт. Зеленский отказался идти навстречу Путина, Европа его поддерживает, НАТО поставляет вооружения, и в Москве, очевидно, понимают эту картину просто: еще год-два в таком духе, и под Харьковом будут стоять американцы с танками и ракетами. Значит, надо взрывать статус-кво, может быть и блефовать, но сильными картами, и либо Запад пойдет на встречу и даст вместе с Киевом требуемые гарантии — либо начать вторжение, и тогда чем быстрей — тем лучше. Примерно так логику Путина и описывают американские военные эксперты Майкл Климмадж и Майкл Кофман в своей статье для издание Foreign Policy. Положение для Кремля выгодное: накоплены значительные резервы — а значит, готовы к новым санкциям, — Европа зависит от газа, в Вашингтоне заняты отношениями с Китаем.

«Российское руководство не видит перспектив в дипломатическом урегулировании и полагает, что Украина ускользает на орбиту американской системы безопасности. Поэтому Москва может рассматривать войну как неизбежную. Они не считают, что применение силы будет легким или что обо обойдется без последствий. Но в их представлении Украина находится на неприемлемой траектории и что у них мало вариантов спасения своей политики. Кроме того, возможно, они сделали вывод, что переход к военным вариантам действий будет менее проблематичным сейчас, чем в будущем», — пишет журнал Foreign Affairs. 

То есть это все не шутки. Сказали «финляндизация» — значит «финляндизация». Тем более, что в Кремле могу считать, что для внутренних дел война тоже может быть полезна — крымский консенсус и знаменитые 86% рейтинга Путина еще не ушли из памяти, какое приятное было время. Конечно, крымский консенсус повторить будет невозможно, но любая война так или иначе ведет к общественной мобилизации. В несколько другой форме, но в целом эту простую мысль уже изложил в специально написанной статье Владислав Сурков — он сейчас никто, но стоял у истоков войны в Донбассе, и теперь то ли угадывает мысли начальства, то ли отчасти даже их формирует. Краткий вольный пересказ: российское общество перешло в режим молчания — типа, сидит тихо, но смотрит на все мрачно и сердится, — это неприятно, может кончиться для режима плохо, как в конце 80-х для Горбачева, и поэтому эту энергию надо сбросить новой войной. 

О том, что ситуация серьезная, свидетельствуют и предостережения уже стоящей в дверях Ангелы Меркель — она советует Евросоюзу готовить новые санкции в отношении России в случае агрессии в Украине. Западные агентства передают донесения американской разведки.

«Американская разведка рассматривает сценарий, при котором войска вторгаются в Украину через Крым и Беларусь с участием примерно ста батальонно-тактических групп. Они будут развернуты для осуществления операции на неровной местности, в мороз, сообщает Bloomberg. Два человека также сообщили агентству, что Москва призвала десятки тысяч резервистов. В любом конфликте резервисты будут обеспечивать защиту территории на поздней стадии, после того, как батальоны проложат путь. Источники также говорят, что наземные войска скорее всего получат поддержку с воздуха».

Десятки тысяч резервистов — это беспрецедентный призыв. Российские агентства тоже сообщили на днях о наращивании числа резервистов, но источники — то ли в Кремле, то ли в Минобороны, — опровергают: их не десятки тысяч. Собственно, по следам этой публикации и выступила СВР. Военный эксперт Александр Гольц тоже успокаивает: скрыть такой масштабный призыв было бы невозможно.

«Мобилизацию, призыв резервистов скрыть невозможно. И пока что, слава богу, мы ничего подобного не видим, ни о каком массовом призыве резервистов речь на сегодняшний день в России не идет. Правда, этим летом и в начале осени произошли события, которые я воспринимал скорее оптимистично, а именно в южном и западном военном округах начали формировать то, что красиво назвали словом „Барс“ (боевого армейского резерва страны), людей приглашали записаться резервистом. В общем, это первый шаг к цивилизованному формированию резерва. Потому что при очевидном сокращении количества призывников сделать здесь российская власть ничего не может по той простой причине, что страна как слетела со свистом, так и летит в огромную демографическую дыру. Ресурса, необходимого для формирования дополнительных военных соединений в случае большой войны, нет. Пока что, повторю, ничего выходящего за цивилизованные рамки формирования резерва не происходит», — высказал мнение Гольц. 

Фото на превью: URA.RU / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде