Есть ли у «Минска-2» хоть один шанс? Спор Москвы и Киева в прямом эфире

И так далее с Михаилом Фишманом
23:52, 3 июня
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Как и предполагали все, кто внимательно следит за ситуацией на Донбассе, обмен Надежды Савченко на двух российских солдат оказался отдельным сюжетом. Да, Москва под давлением Вашингтона отпустила украинскую летчицу, да, компромисс имел место, но на судьбе «Минска-2» он не сказался пока никак. Наоборот, последние две недели Киев говорит о возросших жертвах вдоль линии разграничения, и чем ближе дедлайн, тем очевиднее, что он будет сорван. 

Фишман: Сначала у меня, наверное, вопрос Светлане. Светлана, вы отвечаете за Украину, пожалуйста, а именно вы подтверждаете, что действительно Петр Порошенко подтвердил, что миссия ОБСЕ согласована и будет полицейская. Это так?

Залищук: Это заявление в целом после переговоров в рамках Нормандского формата, но, как известно, в любом случае лидеры стран могут договориться об определенном мандате, об определенной идее, а дальше эту миссию должно утвердить само ОБСЕ.

Фишман: А члены России являются членами ОБСЕ, проголосуют против — и все, и мы придем туда же, где и были. То есть на самом деле в этом смысле ничего не согласовано?

Бондаренко: Михаил, надо начать с того, что само ОБСЕ изначально выступало против того, чтобы создавать какую-то специальную вооруженную миссию, уставом ОБСЕ не предусмотрено, давайте начнем с этого. И Нормандский формат — это очень важный формат, в котором обсуждается будущее Донбасса, но все-таки основные решения могут приниматься только в рамках минской контактной группы, об этом тоже не надо забывать, потому что в Нормандском формате отсутствуют представители республик Донбасса.

Фишман: Понятно. Хорошо. Но я все-таки хочу понять, что это означает, что Нормандский формат допустил, разрешил?

Бондаренко: Это означает то, что, вероятно, та миссия ОБСЕ, которая на Донбассе на данный момент присутствует, она может быть просто или вооружена, или ей, скорее всего, может быть обеспечена какая-то охрана. Вопрос, как это ОБСЕ будет решать, остается на усмотрение ОБСЕ, и все.

Фишман: Светлана, вы согласны с такой трактовкой? Нам так надо понимать решение об усилении миссии на Донбассе, я не знаю, как правильно сформулировать?

Залищук: На сегодняшний день мне абсолютно понятно, что переговоры, Минские соглашения зашли в тупик в условиях, когда одна сторона не хочет и не выполняет свои обязательства. Абсолютно очевидно, что мы можем двигаться в рамках каких-то политических соглашений, когда будет прекращение огня, когда будет демилитаризация анклавов, когда будет закрыта граница с Россией. И на сегодняшний день понятно, что Россия со своей стороны ничего не делает для того, чтобы это произошло. Поэтому Нормандский формат — это та площадка, где лидеры стран пытаются договориться о мире, пытаются найти, возможно, дополнительные инструменты, чтобы решить этот конфликт. Я хочу, кстати, заметить, что нет республик на Донбассе — это украинская территория.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.