Фейковая реставрация: Михаил Фишман о том, чему должен научить пожар в Нотр-Даме наших чиновников

19 апреля, 22:33 Михаил Фишман
2 498

Пожар в соборе Парижской Богоматери, который начался вечером 15 апреля, стал главным событием недели. Была объявлена международная кампания по сбору средств на восстановление здания. Нотр-Дам потенциально могут закрыть на шесть лет. Михаил Фишман — об уроках российским чиновникам из парижской трагедии. 

15 апреля 2019 года войдет в историю человечества без метафор, просто как день, когда горел, возможно, самый главный собор на свете. Действительно, Нотр-Дам — если не самый главный католический собор на земле, то, по крайней мере, самый узнаваемый. Это же не просто известная достопримечательность из диснеевского мультфильма. И не просто первое или второе место по фото в мировом инстаграме, хотя неслучайно и это. Какое еще место безошибочно узнается с любого ракурса и с любой точки — снизу, сверху, извне, снаружи и по любой горгулье?

Во-первых, это собор. Собор — это специальное место. Во-вторых, это готический собор. То есть, А — очень красивый, и Б — это прорыв инженерной мысли. Люди поняли, что нагрузка может распределяться, и главное — ее правильно распределить и укрепить точки распределения. Зданию не обязано быть массивным, чтобы быть большим и тяжелым. А из этого следует — и это тоже был невероятный прорыв — оно не должно быть мрачным. Готика с ее чудесами инженерии — это переход от Средних веков к Ренессансу, от подавления личности провидением к тому, что с тех пор называется гуманизмом. И все это вместе — красота, история, культура, гуманизм, прогресс — сосредоточено в одном конкретном здании на Земле. Не мудрено, что пожар в Нотр-Даме причиняет боль, которую можно сравнить с физической. Журналистка Наталья Геворкян описала эту эмоцию прямо оттуда с места событий: «Такое чувство, что горит живое существо, а не каменная громада, стоящая тут, на острове Сите, веками. И ты кожей чувствуешь это пламя. Есть неловкость в наведении фокуса фотоаппарата, как будто фиксируешь горе как бы посторонним глазом». 

Полной катастрофы не произошло — большую часть собора удалось спасти. Сохранились башни. Сохранились алтарь и знаменитые витражные розы, правда, их состояние еще надо изучить. Сохранены сокровища: бесценный терновый венок, туника святого Людовика и другие драгоценности. Похоже, что уцелел орган. Утерян шпиль — 19 века, а не 13-го. Утеряна средневековая крыша. И, что еще печальнее, навсегда утерян утеряны старинные деревянные перекрытия, они-то как раз 12-го века, так называемый лес, который эту крышу держал. Это то, что восстановить нельзя. 

Фото: EPA

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа