«Враг будет все то, что не Путин»: политологи Дмитрий Орешкин и Аббас Галлямов о кремлевском сценарии выборов-2018

25 февраля, 01:26 Михаил Фишман
11 323 0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

21 февраля из источников в администрации президента стало известно, что Кремль хочет превратить президентские выборы 2018 года в референдум о доверии к Владимиру Путину. Задача — обеспечить максимальную явку и максимальный процент голосов, которые когда либо получал Путин. Однако после думских выборов в 2016 году и рекордно низкой явки на них стало понятно, что население не видит интриги в выборах.

Как Сергей Кириенко и его коллеги в Кремле будут решать эту проблему? Михаил Фишман поговорил об этом с политологом Аббасом Галлямовым и политологом Дмитрием Орешкиным.

Фишман: Референдум о доверии Путину, рассказали нам источники, но как-то это не звучит как какая-то действительно сенсация или откровение. А что еще это может быть?

Галлямов: Нет, это абсолютная банальность, потому что в любом авторитарном режиме выборы всегда носят референдумный характер. Дело в том, что когда человек принимает решение, за кого голосовать, если это житель демократической страны, он берет, например, американец, демократов, республиканцев, сравнивает их, смотрит на независимого, на индепендента, и принимает решение, кто ему больше нравится по личностным характеристикам или с точки зрения содержания программы, он выбирает между равными кандидатами.

В авторитарных странах сперва человек смотрит на власть и принимает решение, будет ли он за нее голосовать или нет, устраивает ли она его или нет. И в этот момент он не рассматривает альтернативы — вот что интересно. Этот выбор в демократиях делается в один шаг — человек одновременно весь спектр альтернатив рассматривает, а в странах авторитарных он сперва рассматривает на первом этапе представителя власти, и только если он принимает решение, что нет, я за него голосовать не буду по той или иной причине, он приступает к рассмотрению альтернатив. Тем самым, все альтернативные кандидаты выступают в роли такой бодрой массы альтернатив, то есть это одна какая-то масса на первом этапе, она не рассматривается и, соответственно, это выглядит как референдум. На первом этапе человек принимает решение, я за власть или я против, понимаете?

Фишман: А дальше, если он за власть, то он идет и голосует, а если нет, то, может быть, он просто останется дома?

Галлямов: Это описано в политологии, это наука в принципе. Мексика, Парагвай, Тайвань, масса стран, Россия в этом смысле не уникальна.

Фишман: Давайте перейдем от теории к практике. А практика заключается в том, опять-таки, газета «Ведомости» об этом написала, что кроме того, что это референдум, есть еще и конкретные показатели, которых Кремль хотел бы добиться на этих выборах, а именно чтобы добиться большинства по голосам для Путина и в абсолютных цифрах, и в относительных. Я напомню, что если брать большинство по процентам, то в 2004 году 71,3% россиян проголосовали за Путина, абсолютные — это 49 миллионов 500 тысяч голосов. Дмитрий, это вообще возможно повторить этот результат, его повысить?

Фото на превью: пресс-служба Кремля

Комментарии (0)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера