Экономия репрессивного ресурса. Михаил Фишман о концепции, которую приняли за «оттепель»

28 июня, 22:16 Михаил Фишман
2 694

Пока ФСБ вела обыски в компаниях Петрова и Якобашвили, шли аресты, и как раз в это время Кремль передал МВД новые установки: не хватать всех подряд за оскорбление властей. Потому что как только закон был принят, тут же выяснилось, что оскорбляют всех и на любом уровне — от президента, за которым твердо закрепился эпитет «сказочный», до каких-нибудь губернаторов, которых в сети матерят не меньше.

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Практика правоприменения подтвердила то, что и так известно: Путина и всю остальную власть постоянно кроют в России матом. А дальше события развивались по анекдоту: тут ему и поперло — перед правоохранительной системой открылось непаханое поле административных дел.

К концу июня правозащитная группа «Агора» насчитала уже 11 таких дел, 11 штрафов, и все однотипные: где губернатора назовут «придурком» — или «шелупонью», как в Архангельске, где Путина назовут... по-разному. Слегка особняком стоит девушка, наказанная за «явное неуважение к обществу в неприличной форме» — в форме танца на фоне Кургана Бессмертия в Брянске. На «Прямой линии» Путин объяснил: критиковать власть можно и нужно, главное — символы государства не оскорблять. И то правда: сегодня ты танцуешь тверк, а завтра родину отверг.

Так или иначе, Кремль распорядился урезать марш. Губернаторы вообще не власть, слишком много про себя думают, и даже лично Путина ругать можно — нельзя только президента как институт. Так что кто хочет ругать лично Путина — пусть попробует, а сейчас Кремль шлет сигнал: за каждодневной кухонной матершиной гоняться с наручниками не будем.

И это происходит не само по себе, а на фоне сразу двух крупных побед над властью — екатеринбуржцы отстояли свой сквер у театра Драмы, а в Москве журналистский цех буквально вытащил из тюрьмы своего коллегу. Сергей Петров ведь прав, когда говорит: вот журналисты объединились, а бизнес не может. И так понятно, что если бы не протест, Голунова бы посадили и не заметили, но вот подтверждение от «Проекта»:

Главной причиной прекращения преследования Ивана Голунова стали массовые уличные протесты. Не случись их, журналист оказался бы за решеткой, несмотря на то, что силовики с самого начала понимали заказной характер его дела и даже знали инициаторов провокации. Но больших отставок или смягчения статьи о хранении наркотиков не последует. 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю