Доктор Джекил и мистер Хайд: как Путин спорит с Путиным в послании

2 марта, 23:57 Михаил Фишман
4 913 0

1 марта Владимир Путин выступил перед Федеральным собранием с посланием, которое состояло из двух частей: миролюбивая часть — про экономику и воинственная — про вооружение. Подробнее о послании — в колонке Михаила Фишмана. 

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Если вы пропустили послание президента Федеральному собранию, то ничего страшного, его можно уложить в семь известных слов: «Зато мы делаем ракеты и покоряем Енисей». Про ракеты и так понятно, а Енисей буквально — в полтора раза, пообещал Путин, вырастет за шестилетку пропускная способность БАМа и Транссиба.

Но это беспрецедентное, казалось бы, послание Владимира Путина, и по форме, и по содержанию, мы на самом деле слышали уже дважды. В первый раз — в феврале 2007 года в Мюнхене, когда Путин заговорил про однополярный мир и впервые сформулировал свою главную обиду — якобы, нарушив свои обещания, НАТО стало расширяться на восток. А во второй раз — в октябре 2014 года в Сочи во время Валдайского форума, первого с тех пор, как Россия забрала у Украины Крым, а Запад в ответ наложил на Россию санкции и выгнал из «Большой восьмерки».

«Возникло искушение — можно не считаться с Россией», — говорил тогда Путин, впервые положив на стол ядерную карту и напомнив про Никиту Хрущева. «Ракет-то завались», вот и не лезли. И вот третья серия, продолжение, супермюнхен, по формуле из советского анекдота: мы вам, если захотим, устроим такую ядерную борьбу за мир, что камня на камне не останется.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю