«Для Белоруссии падение российского рубля – как серпом по горлу». Павел Шеремет о «социалистической экономике» Лукашенко.

Архив
И так далее с Михаилом Фишманом
27 декабря 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Прошло 15 лет с тех пор, как Александр Лукашенко всерьез рассчитывал под шумок стать президентом России. Не вышло: вместо него президентом стал Владимир Путин. 

С тех пор много воды утекло, из союзного государства практически ничего не вышло, а Лукашенко, кажется, единственный лидер, который позволяет себе арестовывать и держать в тюрьме российских топ-менеджеров. А теперь воюет за креветок и лосося, к тому же объявляет политику России глупой и безмозглой. Лукашенко и раньше практически всегда с успехом маневрировал между Западом и Россией. Он не признал Южную Осетию и Абхазию, где же от него ждать признания Крыма, особенно с учетом экономических связей между Минском и Киевом. Но то, как Лукашенко ведет себя сегодня, уже больше похоже на бунт.

Чего добивается Лукашенко сегодня, Михаил Фишман узнал у Павла Шеремета, обозревателя журнала «Огонек» и создателя сайта «Белорусский партизан».

Фишман: Павел, как вы видите перспективы дружбы на любом направлении, будь то военное, будь то экономическое, будь то какое-либо другое, стратегическое сотрудничество между Россией, Казахстаном и Белоруссией?

Шеремет: Ситуация действительно стала сложной, в этом году практически вышла из-под контроля Москвы. У каждой из этих стран свои причины, по которым они присоединились к Евразийскому союзу. Я согласен, что для Армении это вопрос только безопасности, поскольку деньги они могли бы получить от своей армянской диаспоры по всему миру. Для Кыргызстана это вопрос экономики в том смысле, что Кыргызстан все эти годы зарабатывал как перекупщик, они брали китайские товары, перегоняли это все в Казахстан и в Россию, такие «черкизоны», разбросанные по Сибири, обеспечивались именно потоками через Киргизию. У Белоруссии и Казахстана есть свои резоны для этого. Например, для Казахстана, и эти резоны отличаются от причин, по которым Лукашенко входит в Евразийский союз. Вот для Лукашенко это деньги и рынки российские, потому что он зависит…

Фишман: За что он бодается всю жизнь.

Шеремет: Да, он шантажирует Москву своей дружбой с Европой, но он получает бесконечные кредиты, нефть и газ по внутрироссийским ценам и российский рынок для своей продукции.

Фишман: Мы это наблюдаем сейчас в обостренном режиме.

Шеремет: Конечно. И рубль стал падать, ему это как серпом по горлу, потому что вся белорусская промышленность завязана на Россию, а комплектующие они получают из-за пределов или из России или из других стран.

Фишман: Но ничего сделать не может Лукашенко, он может только повышать голос.

Шеремет: И он понимает, что сейчас на фоне растущего экономического кризиса в России, на фоне того, что у Москвы есть другие проекты, куда она будет тратить деньги, конечно же, в первую очередь это Крым, Лукашенко может оказаться со своей социалистической экономикой просто в яме. Поэтому он играет с Западом, чтобы получить 3-4 миллиарда от МВФ. Или он сохраняет хорошие отношения с Порошенко почему? Потому что украинский рынок для него очень важен, 30% продовольствия в Украину, бензин в Украину.

С Казахстаном ситуация сложнее. Казахстану не нужны русские деньги, в Казахстане хватает денег. Они города в пустыне строят, с деньгами там все в порядке, но это сырьевая экономика. И Казахстан соглашался на Евразийский союз, потому что он, конечно, зажат там, прижат к Памиру и к Китаю, Китай его тоже пугает, но он соглашался, в первую очередь, на новые технологии российские, что российские бизнесмены инвестируют в Казахстан для того, чтобы увеличит глубину переработки этого сырья и так далее. Потому что за 20 лет независимости Казахстан как был, так и оставался сырьевой экономикой. И россияне очень много денег сейчас вложили туда, построили там малые, средние, большие производства, и вдруг все рушится из-за этих антисанкций российских. То есть Россия отгораживается от мира, вводит ограничения на поставку продовольствий из Европы…

Фишман: Как от этого страдает Казахстан?

Шеремет: Потому что Казахстан попадает в эту же систему антисанкций. Условно говоря, если вы в Россию не можете завезти какую-то продукцию напрямую, то вы начинаете это завозить через Россию или начинаете завозить через Казахстан. Россия начинает ставить барьеры административные, таможенные, еще какие-то. То есть Казахстан рассчитывал на то, что где-то честно, где-то не так честно, где-то хитро, но он получит серьезную выгоду экономическую от союза с Россией, технологическую и финансовую, а сейчас этого не происходит. И сейчас санкции против России будут бить и по Казахстану, потому что те российские инвесторы, у них нет сейчас денег поддерживать свои производства в Казахстане.

Фишман: И что будет делать Казахстан?

Шеремет: Казахстан зажат между Китаем и Россией.

Фишман: Тоже ему деваться некуда.

Шеремет: Казахстану точно деваться некуда.

Фишман: Просто мы знаем, что у Лукашенко не так много вариантов.

Шеремет: У Лукашенко проще ситуация – он может уйти в Европу, хотя я в это не верю. Ему стоит выпустить политзаключенных – и он уйдет. Казахстан никуда не сможет уйти. И казахская элита еще надеется на Россию как на арбитра, надеялась до Крыма. Если, не дай Бог, с Назарбаевым что-то случится, и между жузами начнутся какие-то выяснения отношений, то как бы Россия будет эту стабильность сохранять.

Фишман: Насколько сильны эти опасения политические в связи с тем, что Крым может распространиться дальше по территории постсоветского пространства?

Шеремет: Казахская элита очень дипломатична, она действует по-восточному, они открыто об этом не говорят. Но напряжение и в частных разговорах очень сильное. Кстати, сегодня Глеб Павловский, бывший кремлевский…

Фишман: Он говорит, что мы будем искать фашистов в Белоруссии.

Шеремет: Да. И поскольку российская система власти требует сейчас наличие врагов, а Барак Обама не тянет на врага, а с Меркель особо не повоюешь, потому что газ, то ближайший наш враг – это будет Лукашенко.

Фишман: Вы согласны с этой точкой зрения?

Шеремет: Вообще-то я думаю, что Лукашенко должно это испугать. В Белоруссии довольно большое число людей, которые кричат: «Крым наш!», и которые даже эту глубокую интеграцию между Россией и Белоруссией считают недостаточной. И это серьезный вызов для Лукашенко.

Фишман: Таким образом, у Кремля еще не такое плохое положение в диалоге с Казахстаном и с Белоруссией?

Шеремет: Если при этом Кремль не будет давать деньги, то эти силовые козыри будут слабыми и недостаточными. 

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.