«Надо сдавать тех, кто еще не сидит».

Экономист Алексашенко о деле компаний Вексельберга
И так далее с Михаилом Фишманом
23:05, 9 сентября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Михаил Фишман
Теги:
бизнес

Комментарии

Скрыть

На этой неделе прошли обыски в компании «Т Плюс», которая входит в группу компаний «Ренова» Виктора Вексельберга. Они были связаны с делом о взятке руководству Коми на сумму более 800 миллионов рублей. Эту новость Михаил Фишман обсудил с экономистом Сергеем Алексашенко. 

Фишман: Между этой историей и недавним разбирательством у Владимира Путина по этим самым воркутинским ТЭЦ, когда выяснилось, что компания «Т Плюс» хочет ее продать, когда выяснилось, что кризис неплатежей, что впереди отопительный сезон, и когда Путин сказал разобраться, что не имеет непосредственного отношения к тому сюжету, которым занялся Следственный комитет. Или имеет?

Алексашенко: Мне кажется, это нам представляется, что не имеет никакого отношения. Ведь в конечном итоге, все, что мы наблюдаем, эта борьба с коррупцией — это, по большому счету, рассчитано на телевизионную картинку. Нужно сделать шоу, нужно показать, что система борьбы с коррупцией в России работает. Для этого есть: первые раскаты грома, тучки набежали. Нельзя же сразу ни с того ни с сего вдруг — энергетическая компания куда-то попала. Мы не знаем, но одна гипотеза в том, что это не имеет никакого отношения, а с другой стороны, там же все началось с того, что руководитель республики написал письмо на имя президента, и почему-то это стало публично известно. Представляете, сколько писем пишут руководители регионов президенту Российской Федерации? Я думаю, что каждый из них три письма в неделю минимум подписывает. Получается 80 регионов на 50 недель да на три — безумное совершенно количество писем. Вот одно-единственное письмо, касающееся энергетической компании в Коми, стало публично известным.

Поэтому мне как раз кажется, что это была такая прелюдия к основному действию. Я не считаю, что это было случайно, мне кажется, это был такой сценарий разыгран. Потому что между тем письмом и арестом подозреваемых менеджеров компании «Т Плюс» прошло очень мало времени.

Фишман: Буквально неделя.

Алексашенко: Поэтому, на мой взгляд, причинно-следственная связь присутствует.

Фишман: По крайней мере, совпадение совершенно удивительное. Только эти аресты никак не помогут решить проблему, о которой Гапликов жалуется Путину. Или поможет?

Алексашенко: Во-первых, никто не ставит задачей проблему, которую поставил Гапликов. Кроме Гапликова. Если вдруг в Воркуте, не дай Бог, зимой что-то случится, и в отопительный сезон что-то не будет работать и город замерзнет, то виноватые понятны — компания «Т Плюс», они уже и сидят. То есть за ними далеко ходить не надо. То есть ты виноват хотя бы тем, что хочется мне кушать.

Фишман: Теплее не станет, правда.

Алексашенко: Это неважно. В этой системе главное — найти виноватого. Собственно говоря, письмо Гапликова и все разговоры — это такая постоянно звучащая тема в российском политическом медиа-пространстве, что все бизнесмены — воры, а все, что они хотят — украсть денег в разных формах побольше, у государства, у населения. Они никакой социальной ответственности, ничего они не хотят. Поэтому если что случится зимой, то виноваты менеджеры компании «Т Плюс», вот мы их на всякий случай уже посадили, приготовились к зиме, что называется. Знаете как, подготовка к зиме в энергетических компаниях. У нас Следственный комитет тоже готовится к зиме.

Фишман: Это дело, скорее, политическое, как вы сейчас описываете, или оно экономическое? Или это все вместе? Звучит фамилия Вексельберга, потому что он контролирующий бенефициар компании «Т Плюс», про которую шла речь. Насколько в этом смысле эта фамилия продолжает тот ряд, который нам и так уже давно известен, он начинается, если угодно, с Евтушенкова, если последнюю серию брать, потом в этом же ряду Каменщик, владелец «Домодедово», в этом же ряду бизнесмен Прохоров, который вроде как решил продавать свои активы в России, и вот теперь фамилия Вексельберга. Вам она кажется логичной, что она встает в этот ряд?

Алексашенко: Мне этот построенный вами ряд не кажется логичным. Если бы мы к Каменщику и Евтушенкову добавили Чичваркина, Ходорковского, Голдовского, Гусинского — этот ряд мне был бы понятен. Это те люди, те бизнесмены, у которых государство в том или ином виде хотело забрать бизнес. Пока мы не понимаем, хочет ли государство вообще забрать что-то у Вексельберга. Ну правда, неужели кто-то хочет забрать воркутинские ТЭЦ и ими заниматься? Сомневаюсь, что есть желающие. Мне кажется, что дело Вексельберга, дело компании «Т Плюс», во многом оказалось случайно. Никто под Вексельберга, конечно, не копает, он абсолютно лояльный бизнесмен, возглавляет Сколково, платит деньги всегда куда надо и сколько надо, никаких проблем с ним нет, что надо — покупает, что надо — продает. В общем, нет к нему претензий. В медиа-пространстве не фигурирует, политических заявлений не делает, на выборы не ходит, никого не поддерживает на выборах из оппозиционеров. То есть абсолютно лояльный бизнесмен, занимается в рамках шашлычного пакта своим бизнесом и никого не трогает. Сижу, починяю примус, что называется.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.