Юнус-бек Евкуров: если Аушев говорит, что выборы отменили из-за него, значит, так и есть

Дождь в Петербурге. Включения с ПМЭФ-2013
21 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Главный редактор ДОЖДЯ Михаил Зыгарь в рамках международного петербургского экономического форума пообщался с главой республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым о будущем республики, бизнесе и ожиданиях от политики, проводимой в ней.

Зыгарь: Вы совсем недавно давали показания в суде над Али Тазиевым. Что вы ожидаете от этого процесса? Может ли он как-то кардинально поменять настрой, положение дел в республике?

Евкуров: Можно было бы сказать, что дело Али Тазиева не относится к нынешнему форуму, и это было бы направда. От того, что этот процесс пошел, от того, что ряд лидеров банд-подполья уничтожен и некоторые одиозные фигуры находятся под следствием, это позволяет говорить о том, что бизнес в республике пошел, инвестиции поднялись, экономика поднимается. Республика стала стабильным регионом, и это уже влияет на экономическое развитие республики. Мы от этого немногое ожидаем: законное решение и справедливое наказание Али Тазиева за то, что он долгие годы творил на территории республики Ингушетия.

Зыгарь: Это будет единичный судебный процесс, или впоследствии похожие суды начнутся массово?

Евкуров: По нему это будет один суд.

Зыгарь: По нему да, а по другим?

Евкуров: По показаниям различного направления за то время, что он находился под следствием, много мероприятий проведено. Я думаю, что и дальше возможны будут какие-то судебные действия по определенным лицам, по которым Али Тазиев давал показания.

Зыгарь: Что касается экономического развития, в последние годы очень много говорилось о перспективах развития туризма в Ингушетии. Хотел узнать у вас, насколько успешно это развивается. Когда российские, например, лыжники смогут массово ездить в Ингушетию?

Евкуров: Мы сами не ожидали такого результата. Мы не получали средства по линии курортов Северного Кавказа. За счет внебюджетных источников, за счет средств инвестора мы построили подъемник на 670 метров протяженностью, сделали первую трассу в республике на 1300 метров. Довольно серьезная трасса, в том числе на этой же трассе можно проводить чемпионаты мира по сноуборду. Там же мы построили два бассейна 25 метров. Строится сейчас комплекс гостиничный. Наращивается тот гостиничный комплекс, который там был. Помимо этого мы разбили маршруты и восстановили старые маршруты по лыжному и пешему туризму, и в этом году торжественно их открыли. И создали ряд экстремальных видов туризма, в  том числе рафтинг, и мотокросс, и другие направления.  Я уверен, что в этом году большое количество туристов будет из с регионов России, в первую очередь с республики Ингушетия.

Зыгарь: Одновременно развивается туристическая индустрия и в Чечне, и в Ингушетии. Почти в одно и то же время делаются заявления об открытиях курортов. Как вы будете бороться с таким конкурентом как чеченский туризм? Судя по тому, что видимо, туда деньги вкладываются более значительные.

Евкуров: В интервью вашему телеканалу мы постоянно почему-то говорим про Чечню. Там есть свое руководство. Я бы не хотел комментировать, что там будет в Чечне. Я знаю, что мы делаем, я знаю, что нам дают, знаю, чего мы добьемся. Возможно, и там лучше будет. Возможно, у нас будет лучше. Но  в чем смысл создания курортов Северного Кавказа, когда предлагалось это руководством страны, в том, чтобы интегрировать общество, российского туриста в кавказские регионы. Курорт не сам по себе – ингушский или другого региона, а он северокавказский. И туристы, приехав в Дагестан, могут переместиться в соседнюю республику, оттуда к нам, оттуда еще дальше. То есть в этом и есть цель этих курортов. В целом они должны полностью замыкать друг друга, закольцевать друг друга. Тот, кто заехал на Кавказ покататься на лыжах, может пойти по пешему транспорту, экстремальный туризм. Я бы не говорил, у кого будет лучше, у кого хуже. Он должен быть одинаковый. Если у кого-то будет хуже, эта цепочка сломается. Главная задача не будет достигнута.

Зыгарь: Все знают, что не так давно был задержан Саид Амиров, сейчас ведется следствие. Человек, которого в прессе называли одним из самых влиятельных людей на Северном Кавказе. Как вы оцениваете эту фигуру и то, что с ним произошло?

Евкуров: Не хочу комментировать то, что там происходит. Это сугубо внутреннее дело республики Дагестан и руководителей. По тому, как это будет отражаться… Мы иногда так представляем, что если мы что-то не так сделаем, это вызовет волну недовольства. На самом деле, ничего не происходит, все ровно, каждый занимается своим делом. Органы правопорядка своим делом, политики занимаются своим делом, и смешивать это все с политикой или наоборот неправильно. Я не вижу явно выраженных проблем в Дагестане.

Зыгарь: Вчера глава Дагестана тоже приходил к нам в студию. Мы обсуждали с ним вопрос проведения прямых выборов глав регионов, в том числе на Северном Кавказе. Он говорил, что лично он выступает за то, чтобы руководителей регионов выбирали именно прямым голосованием. Какая ваша личная позиция? Нужно выбирать, или Северный Кавказ в отличие от других регионов должен иметь свою модель выборов?

Евкуров: Если я сейчас скажу, лично я за выборы, я буду подставлять парламент. Мы приняли в этом году решение через парламент проводит выборы, поэтому на этом мы останавливаемся. И  мое мнение, и мнение парламента совпали, и мы решили через парламент.

Зыгарь: То есть вам не хотелось бы иметь мандат, который бы вам был дан избирателями?

Евкуров: Мне много чего хотелось бы, но выбрали эту модель на сегодняшний день.

Зыгарь: Хочется понять, почему и именно так, в чем мотивация такого решения.

Евкуров: То же самое можно сказать, почему мы едим белый хлеб, а не черный. Мы так решили. Если бы это противоречило законодательству, тогда можно говорить, почему. Но если это соответствует нормам закона, нам так удобно.

Зыгарь: Один из ваших предшественников Руслан Аушев недавно заявлял, что решение об отмене прямых выборов именно в Ингушетии было принято потому, что если бы открытые выборы состоялись, он обязательно победил бы, поэтому, чтобы его отсечь, была изменена таким образом система голосования.

Евкуров: Если он так говорит, пусть так и будет. Мы же можем каждый гадать. Это теория вероятности. Нет никакого сомнения, что у него есть авторитет в республике, но он есть и у меня, и у другого бывшего президента республики. Авторитет есть у многих, кто не являлся никогда чиновником. Поэтому здесь гадать – это другой вопрос. При этом каждый из нас на своем посту делал такие шаги, которые нам казались правильными, а потом они критиковались населением. Мы, политики, совершаем ошибки. Если он считает, что это сделано из-за него пусть так считает. Я здесь ничего не могу добавить.

Зыгарь: То есть переубеждать избирателей вы не хотите.

Евкуров: Я не хочу переубеждать Руслана Султановича. Избиратели – это понятие растяжимое. Списки – это понятие растяжимое. Инициативная группа известна. Я не хочу переубеждать Руслана Султановича. Я к нему с уважением отношусь, поэтому не хочу. Если он так считает , пуст ь так и будет.

Зыгарь: В каких направлениях вы ожидаете каких-то самых мощных прорывов в экономике Ингушетии? Опасаетесь ли вы той рецессии, о которой все говорят?

Евкуров: Для Ингушетии, с одной стороны, удобно, когда такие масштабные кризисы происходят, потому что у нас нет такого обвального производства. С другой стороны, это очень неудобно в плане того, что мы не можем поднять экономику без хотя бы среднего уровня производства. Мы ожидаем направление агропромышленного комплекса. Да, оно дотируемо, но все равно это потенциал спокойствия в регионе, когда есть продукция, которая производится самими и мы держим определенную целевую политику. Мы довольно серьезно обращаем внимание на среднее промышленное производство. Мы сейчас и по линии федеральной целевой программы, и по линии инвестиционных программ строим ряд предприятий среднего промышленного производства: и по строительным материалам, и по текстилю. Где много людей, тоже стабильность и, хоть и небольшие, но доходы в бюджет республики. Бесспорно, мы делаем большой упор на  туристические направления, как они будут развиваться. И, конечно, один из важных элементов – довести количество людей, занимающихся малым и средним бизнесом, хотя бы до 10%. Тогда будет довольно спокойная, уверенная интеграция и в социалке, и в экономике, потому что сегодня мы очень сильно в проигрыше по сравнению с другими регионами по социалке. У нас колоссальная нехватка садиков, школ. Если сейчас поставлена задача в течение трех лет ликвидировать очередность с детскими садами, конечно, чтобы их содержать, нужны деньги. Эта интеграция экономики с социалкой нам очень важна, чтобы выдержать хотя бы на том уровне, который сегодня есть. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.