Нечестные правила игры 90-х никуда не делись, знания россиян обесценились втрое, а ужесточение контроля привело экономику в тупик

Интервью члена-корреспондента РАН Ростислава Капелюшникова
13 сентября, 20:33 Маргарита Лютова
12 689
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Гость нового выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — заместитель директора Центра трудовых исследований ВШЭ Ростислав Капелюшников. Обсудили с ним заявление министра труда и социальной защиты Антона Котякова на Восточном экономическом форуме о возвращении рынка труда на допандемийный уровень. Почему Россия и прошлые кризисы прошла без резкого роста безработицы и что такое «российская модель рынка труда». Также поговорили о том, что в России со спросом на высококвалифицированный труд и отличаются ли заработки людей с высшим с средним профессиональным образованием, и почему усиление контроля приводит экономику в тупик. 

Здравствуйте! Вы смотрите Дождь. Это программа «Деньги. Прямая линия», как всегда по понедельникам. Меня зовут Маргарита Лютова, и в ближайшие 45 минут мы с вами будем по нашей понедельничной традиции смотреть на экономические новости, выделять из них самое главное, а не преходящее и, как всегда, говорить о долгосрочных трендах, которые влияют на нашу с вами жизнь. Делаем мы все это с помощью гостей нашей студии, сегодня очень рады приветствовать в нашей студии Ростислава Исааковича Капелюшникова, заместителя директора Центра трудовых исследований ВШЭ, доктора экономических наук, члена-корреспондента РАН. И я все эти регалии перечисляю, просто, мне кажется, у нас в студии классик и мы должны очень порадоваться этому моменту. Спасибо вам большое, Ростислав Исаакович.

Добрый вечер! Спасибо, что пригласили меня. Я рад приветствовать всех, кто решил сегодняшним вечером послушать и посмотреть наш диалог.

Да, мы тоже очень рады всем, кто будет сегодня в нашей компании.

Я хочу начать с темы, которая, возможно, уже немножечко приелась, но у нас уникальный шанс обсудить ее с вами. Это несчастная тема предвыборных подарков, вот этих выплат по 10 и 15 тысяч рублей пенсионерам и военнослужащим. Мы не будем с вами заниматься политологией и говорить о том, на что это может повлиять или нет. Я хочу на них посмотреть экономически. По крайней мере, у них было некоторое официальное обоснование в официальных заявлениях, которое заключалось в том, что некоторые категории населения сильнее других пострадали от всплеска инфляции и в целом от пандемии. О пенсионерах шла речь. Получается что? Некоторые категории населения неравным образом понесли какой-то ущерб, то есть, в общем-то, речь о неравенстве.

Но в моих представлениях, в моих ощущениях у нас слово «неравенство» ― это такое еще одно слово на букву Н, которое нельзя называть в официальных речах. Есть слово на букву Н ― «Навальный», слово «неравенство» у нас тоже не звучит. Этим мы очень сильно отличаемся от западного мейнстрима, где неравенство вообще повсюду. И я знаю, что вы много своего критического внимания уделяете западному мейнстриму в вопросах неравенства.

Я хочу вас вот о чем спросить. Адекватен ли, на ваш взгляд, фокус нашей такой социально-экономической политики и, по крайней мере, риторики на борьбе с бедностью и при этом на полном каком-то игнорировании как будто бы темы неравенства?

Я могу сказать только про себя, поскольку, как вы справедливо заметили, я очень критически отношусь к тем тенденциям, которые господствуют в западной социально-экономической мысли, где все буквально повернуты на проблеме неравенства и считают, что это едва ли не центральное зло современного мира, то я-то как раз считаю, что акцент на бедности ― это совершенно правильный акцент, тогда как разговоры и риторика вокруг неравенства в каком-то смысле контрпродуктивны и ведут в тупик.

Но я боюсь, что вы сразу задали такую тему, которая требует очень сильной подводки, и я не уверен, что у нас сегодня будет время и силы объяснять, почему лично я так критично отношусь к этому крену в социально-экономической мысли. У меня есть аргументы и чисто статистические, связанные с неточностью и даже невозможностью точного измерения неравенства.

То есть, грубо говоря, мы не знаем, о чем говорим, до конца.

Это раз. А во-вторых, то, что в принципе ― это второй аспект, чисто этический, то есть это неправильный этически подход, потому что он предполагает, что на самом деле, и если разобраться в писаниях западных авторов, которые активно обсуждают эту тему, на самом деле в головах этих людей слово «неравенство» совмещается со словом «справедливость». Для них справедливо то, что более равно, а на самом деле это два разных понятия.

И что такое в современном мире справедливость? Опять-таки повторю, вы задали такую тему, которая уходит в какие-то глубины, высоты и так далее. Современное сложно устроенное общество отличается тем, что не существует никакой общепринятой, разделяемой всеми до одного концепции справедливости. На самом деле даже можно говорить, что в современных обществах мы наблюдаем конкуренцию или взаимоприспособление разных представлений о справедливости.

Я бы мог привести какие-то условные и конкретные примеры, но опять-таки вы уверены, что вы хотите идти именно в эту сторону?

А давайте я попробую в эту сторону задать вот какой вопрос. И вы, я помню, в каких-то выступлениях, этого касались, что, в общем-то, если у нас спросить по ощущениям людей, справедливо ли у нас все или у нас есть неравенство, все ответят: «Конечно, есть, конечно, несправедливо».

Почему мой вопрос с этим связан? Мне кажется, в этом есть какой-то диссонанс между представлением людей, что все-таки что-то не так, это показывают опросы, например, недавно были опросы Высшей школы экономики, по-моему, Института социальной политики, на тему того, как люди воспринимают распределение богатства в нашей стране, считают они его справедливым или нет. Подавляющее большинство, под 90%, считают очень несправедливым или просто несправедливым.

С другой стороны, мы видим некоторые меры, очень точечные, которые, в общем-то, никак не адресуются к этим, видимо, наболевшим проблемам людей.

А вы уверены, что с этим надо бороться?

А я вас хотела спросить. Я не уверена.

Дело в том, что в принципе с самой общей точки зрения тот подход к этой проблеме, который господствует в настоящее время, можно назвать количественным, да. Мы меряем при помощи каких-то показателей, каково неравенство. Например, я прошу прощения у наших слушателей, какова величина коэффициента Джини или какова доля доходов, которые получают верхние 10% или верхний 1%.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Мария

    Москва
    09.07.2020

    Стипендия в следующем месяце, как месяц без Дождя прожить😭

    Помочь
  • Руслан Артамонов

    Москва
    30.01.2021

    Люблю Ваш канал, но имею финансовые затруднения....извините

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде