«Кто хотел, уже нажился на „Северном потоке-2“». Михаил Крутихин — о российском газе в большой политике и конце эпохи «дорогой» нефти

21 сентября, 20:24 Григорий Алексанян
20 626

В гостях в программе «Деньги. Прямая линия» — Михаил Крутихин, партнер консалтингового агентства RusEnergy, главный редактор сетевого еженедельника The Russian Energy. Он рассказал о том, как пандемия сказалась на нефтегазовом рынке, почему, на самом деле, падает спрос на нефть, можно ли окончательно забыть о «Северном потоке-2», а также что ждет «Газпром» в новых экономических условиях. 

Добрый вечер. Как всегда понедельник, семь часов вечера, это программа «Деньги. Прямая линия». Меня зовут Григорий Алексанян, и наконец-то, так давно мы ждали, у нас в гостях снова Михаил Крутихин, партнер консалтингового агентства RusEnergy. Михаил Иванович, добрый вечер, очень рады вас видеть у нас на Дожде. Замечательно, что вы к нам пришли.

Добрый вечер. С удовольствием всегда прихожу.

Мы в последнем выпуске очень много говорили на тему социальных всяческих и макроэкономических движений, и все это касалось пандемии и прочего. Конечно, про пандемию тоже поговорим, потому что она оказала на все влияние, не без этого, но сегодня поговорим о том, что происходит в нас в нефтегазовой сфере, и это наша нефть-матушка, газ-батюшка, которые, собственно говоря, пополняли нашу казну долгое время. И сейчас вот что-то, наверное, будет происходить с этим не совсем так, как нам бы хотелось, не совсем так, как было в последние годы.

Михаил Иванович, вот на днях говорилось о том, что пандемия оказала замедление на всю экономику, конечно же, замедление экономики сказывается на замедлении спроса на нефть. Так ли сильно вот сейчас на те цены, которые мы наблюдаем и на то, что происходит на нефтегазовом рынке, оказала влияние именно пандемия? И в какой степени повлияла наша, скажем так, способность договариваться в ОПЕК, то, что было весной? Что здесь больше, что здесь меньше, и эффект от чего будет чувствоваться дольше, в том числе, на ценах, которые мы наблюдаем сейчас?

Еще до вспышки вируса было понятно, что экономика планеты подходит к концу большого цикла, когда все росло.

Как обычно и бывает.

И тут наконец-то через сколько-то лет нужна какая-то коррекция, и вот на этой коррекции, когда уже все стали предрекать, что знаете, скоро не надо ожидать, что нефть кончится в мире, ее очень много, все-таки отбросили эту теорию, давайте сейчас ждать конца нефтяного века, потому что спрос на нефть упадет. И действительно, стали просчитывать, смотрите, все указывает в ту сторону, что спрос начинает падать. И сначала говорили, ну где-нибудь к 2040 году, я помню все эти прогнозы хороших аналитиков и компаний, а потом 2035, 2030, потом 2025. А сейчас, когда стало ясно, что оказывается, 2019 год был пиком, и после этого 2019 года вот уже на тот уровень потребление нефти в мире, оно не пойдет. И из-за того, что добывалось больше, чем надо, возник «навес», вот этот «навес» сейчас такой большой, что его никак не удается рассосать. ОПЕК якобы способствует этому, они приняли решение, совокупное вместе с какими-то государствами, не входящими в ОПЕК, включая Россию, и сократили добычу на некоторую величину. А мы смотрим, «навес»-то сохраняется! То есть когда мы видим график накопленной нефти, которая торчит в нефтехранилищах, в танкерах везде, особенно даже не сырая нефть, а сейчас сложилось тяжелейшее положение с перепроизводством дизельного топлива и авиационного топлива, их просто некуда девать.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю