Как спасение «Роснано» ударит по экономике, почему власти сейчас могут снизить налоги и каким образом ограничения на импорт лекарств привели к росту смертности

Интервью с Евсеем Гурвичем
22 ноября, 20:49 Маргарита Лютова
12 053
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Гостем нового выпуска программы «Деньги. Прямая линия» стал руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Он рассказал о том, что нужно знать про новый российский бюджет, действительно ли власти в стране могут снизить налоговую нагрузку (и пойдут ли они на это), а также почему спасение «Роснано» государством только ударит по нашей экономике. А в колонке ведущей Дождя Маргариты Лютовой разобрали предложение Министерства промышленности и торговли о введении механизма «второй лишний» на закупках стратегически важных лекарств, который предполагает отклонение заявок зарубежных производителей при наличии отечественных.

Уже завтра, 23 ноября, Государственная Дума должна рассмотреть закон о государственном бюджете во втором чтении, там, как правило, происходит все самое интересное. Узнаем, что нам с вами важно понимать про нынешний бюджет, что он нам рассказывает о нашем будущем. У нас есть замечательная возможность поговорить с человеком, который, наверно, знает про бюджет все. Самый опытный, самый мудрый исследователь бюджета ― с нами Евсей Томович Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы. Евсей Томович, здравствуйте! Большое спасибо, что вы сегодня с нами.

Здравствуйте.

Евсей Томович, я хочу начать наш с вами разговор о бюджете, такой большой, с новости, которая, мне кажется, непосредственное отношение имеет к государственным финансам и качеству их управления. Новость, естественно, про «Роснано». В пятницу, я напомню, нашим зрителям, кто пропустил, стало известно, что у госкорпорации «Роснано» большие проблемы с обслуживанием ее долгов. Она поговорила с кредиторами, предупреждает их об опасности. И теперь главный вопрос, будет ли государство и каким именно образом спасать «Роснано» от ее долгов.

Я с вами хочу поговорить не столько конкретно про «Роснано», а в целом про эту ситуацию наших госкорпораций, наших институтов развития так называемых. Вообще первый такой, наверно, отчасти наивный вопрос: как вообще такое может быть, что госкорпорация, полностью принадлежащая государству, в совете директоров которой есть представители правительства и министерств, оказалась с такими большими проблемами? Это действительно какой-то системный вопрос того, насколько пристально государство следит за тем, как живут госкорпорации.

Здесь можно ответить классическими словами Виктора Степановича Черномырдина: «Никогда не было, и вот опять». Такая ситуация уже бывала не раз, к сожалению, с нашими госкорпорациями. Самый такой очевидный пример ― это проблемы, которые возникли у банка ВЭБ, корпорации развития. В основном они набрали обязательств в период подготовки к Сочинской олимпиаде, когда они финансировали многие проекты развития инфраструктуры при подготовке к олимпиаде: строительство гостиниц, строительство подъездных путей к объектам. В результате этого государству пришлось очень существенно помогать корпорации расплатиться по этим долгам.

Конечно, с «Роснано» это застало всех врасплох. С ВЭБ было понятно, что ситуация достаточно у них трудная, и это не было сюрпризом. Но сейчас, конечно, я думаю, что, по крайней мере, частично государство возьмет на себя разруливание этой ситуации.

Евсей Томович, а если в целом говорить, насколько вообще такие наши институты развития в их нынешнем виде оправдывают свое существование? Вообще зачем они нужны, если они накапливают проблемы и потом приходится их спасать? Такой тоже, возможно, наивный общий вопрос.

Да, есть проблемы. Но нельзя все институты развития объединять в одну группу, они все очень разные. У нас есть и ВЭБ, который сейчас работает уже лучше, и не только «Роснано», есть и «Ростех», и другие госкорпорации, они все по-разному. Да, я думаю, что нужно улучшать управление этими корпорациями, но нужно не забывать и еще об одном: у нас главным мотором развития должны были стать в ближайшие годы инфраструктурные проекты, проекты в развитии инфраструктуры, которые реализуются в рамках государственно-частного партнерства. Там тоже очень большие риски. Не только у нас, во всем мире очень часто проекты, которые реализуются в рамках такого партнерства, государственно-частного, потом по факту их стоимость оказывалась во много раз больше, чем это сначала предполагалось.

Кстати, это же относилось и к олимпийским объектам в Сочи, это одна из причин, по которым возникла та проблема. В принципе, сейчас правительство очень серьезно работает, создает механизмы, инструменты оценки бюджетных рисков при реализации таких инфраструктурных проектов. Я надеюсь, что управление этими рисками очень существенно улучшится, хотя нельзя сказать, что уже мы полностью освоили технологию управления такими рисками и что больше здесь не может возникнуть проблем.

Да, остается разве что надеяться, раз прошло столько лет, причем с олимпиады, которую мы до сих пор вспоминаем как пример такой проблемы, а история, в общем, в какой-то части повторяется.

Другой, тоже связанный с этим, вопрос: «Роснано» занималась инновационными проектами, которые несут в себе большие риски. Какая-то инновация может, что называется, какая-то нет. Наверно, можно было бы быть готовыми к тому, что они покажут не самые лучшие финансовые результаты, но ведь это же про будущее.

Здесь у меня такой вопрос: должно ли вообще государство заниматься инновациями? То есть должно ли государство вкладывать деньги в такие довольно рискованные проекты или это все-таки должен быть удел частных компаний? Как здесь быть? Потому что здесь можно понять: если нет частной компании, то да, остается государству как-то восполнять такие пробелы.

Это проблема во всем мире уже более-менее решена, то есть известно, что есть несколько стадий финансирования инновационных проектов, они принципиально различаются между собой. На начальном этапе очень большие риски финансирования таких проектов, которые не всегда в достаточной мере готов брать на себя частный бизнес, поэтому на начальных этапах часто не только частные инвесторы, но и государство создает какие-то фонды, которые поддерживают, инвестируют в очень смелые и потенциально очень привлекательные проекты.

На последующих стадиях должна постепенно увеличиваться доля частных инвесторов, снижаться доля государства, поскольку в конце концов дело должно доходить просто до производства этих инноваций, этим обычно государство не занимается. Как я понимаю, у нас идея была такая же, но на практике не всегда так получалось. Отчасти «Роснано» занималось всеми этапами.

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Svetlana Bondarenko

    Vilnius
    30.11.2021

    Являюсь многолетним подписчиком Дождя, но сейчас финансовое положение не позволяет подписаться.

    Помочь
  • Maksim Kolomoyskiy

    Нижний Новгород
    28.11.2021

    Уже пару недель как остался без работы, да еде и закончилась предыдущая подписка. Надеюсь и верю что все наладится, во всех направлениях. Говорить правду легко!

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде