Схиигумена Сергия, захватившего монастырь на Урале, лишили сана

Как государство будет затыкать бюджетные дыры после кризиса, кого будет спасать, и до какого года придется забыть о росте экономики

Евсей Гурвич об оптимистичных и пессимистичных сценариях восстановления после карантина
8 296

В новом выпуске программы «Деньги. Прямая линия» — руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Ведущая программы — заместитель главного редактора Econs.online и редактор раздела «Мнения» Маргарита Лютова. Они обсудили, как российская экономика будет восстанавливаться после кризиса: чем государство планирует заполнять образовавшиеся дыры в бюджете, какие сектора экономики будут получать помощь в первую очередь, пойдет ли правительство на увеличение государственного долга, и когда, наконец, мы увидим экономический рост. 

Здравствуйте! Вы смотрите Дождь. В эфире программа «Деньги. Прямая линия». Меня зовут Маргарита Лютова, я редактор сайта Econs.online, который рассказывает об экономике и финансах. Тем же самым мы занимаемся в этой программе по понедельникам на Дожде: говорим с вами об экономике и финансах, пытаемся разобраться во всех тех новостях, в том числе экономических, которые на нас продолжают валиться. Тут еще и снятие карантинных ограничений в Москве.

Но сегодня поговорим о большем. Предлагаю поговорить о бюджете, о том, на что вообще есть деньги в бюджете в смысле борьбы с кризисом и выхода из него. Сейчас я приветствую в нашей студии нашего сегодняшнего гостя, очень рада. Евсей Томович Гурвич, руководитель Экспертной экономической группы. Евсей Томович, спасибо, что присоединяетесь!

Здравствуйте! Спасибо.

Евсей Томович, я хочу начать с вопросов, как вы уже слышали из подводки, предлагаю поговорить о бюджете, тем более что это ваша многолетняя специализация, надеюсь, зрители зайдут и к нам на сайт econs.online почитать вашу замечательную статью с Александрой Суслиной.

Сейчас больше принято говорить о том, сколько потратит или сколько должен потратить бюджет, но я предлагаю начать с оценки того, сколько он может потратить, исходя из того, что есть, какие были понесены потери. Я бы предложила начать с нефти. Насколько нынешнее падение цен на нефть болезненно для нашего бюджета, болезненно для наших сбережений бюджетных на черный день, для Фонда национального благосостояния?

Конечно, это самый больной вопрос ― цены на нефть. Не секрет, что не только наша экономика, но в первую очередь наш бюджет зависит от нефтегазовых доходов. В некоторые годы нефтегазовые доходы составляли больше половины от всех поступлений в федеральный бюджет, сейчас, когда цены на нефть упали ниже, это чуть меньше половины, но все равно очень много. И сейчас понятно, что в дополнение к кризисным шокам, которые испытывают все экономики в мире из-за карантина и мер по изоляции, Россия испытывает еще и потери нефтяных доходов, поскольку спрос на нефтепродукты резко упал, не летают самолеты, меньше ездят машины, соответственно, нефть в таком объеме никому не нужна.

Сейчас, по основным прогнозам, цены на нефть в среднем за год составят около 30 долларов за баррель. Это больше чем…

Это уже по итогам года получается? То есть мы еще можем увидеть какие-то колебания, чуть выше, чуть ниже.

Да. Это более чем вдвое падение по сравнению с предыдущим годом. Но сверх этого, согласно соглашению ОПЕК+, Россия должна еще значительно снизить объемы добычи, почти на четверть. Упадут цены и на газ, по всей вероятности, и объем добычи и экспорта газа снизится, и все это очень сильно ударит по доходам бюджета.

По нашим оценкам, за счет этого будет потеряно примерно 3,5% ВВП, то есть примерно 4 триллиона рублей. Часть из этого должна была пойти в Фонд национального благосостояния, понятно, что сейчас не будет накапливаться ФНБ, но даже после этого образуется дыра в доходах федерального бюджета порядка 1,5% ВВП.

И вот эта дыра, получается, должна заполняться как раз из Фонда национального благосостояния, для этого он и формировался все эти годы.

Да. Согласно Бюджетному кодексу, если нефтегазовые доходы оказываются ниже, чем стандартные, рассчитанные при базовой цене, то есть при 42 долларах за баррель, то, соответственно, недобор покрывается из ФНБ.

И получается, чтобы мы представили себе это довольно, скажем, насущно, эта дыра ― это какие-то расходы, на которые, грубо говоря, не хватает в бюджете средств, так?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю