Жить нездорово. Почему в России вечно не хватает денег на медицину?

Интервью с экономистом Евгением Гонтмахером

Основная тема этого выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — российская система здравоохранения и социальной поддержки, и экономист Евгений Гонтмахер в подробностях объяснил, с какими проблемами они столкнулись на фоне пандемии. А также почему россияне не могут рассчитывать на пособия по безработице даже в кризис, как это произошло с самоизоляцией из-за коронавируса. Ведущая программы — заместитель главного редактора Econs.online и редактор раздела «Мнения» Маргарита Лютова.

Здравствуйте! Вы смотрите Дождь, в эфире программа «Деньги. Прямая линия». Меня зовут Маргарита Лютова, я редактор сайта econs.online об экономике и финансах, рада быть вместе с Дождем сегодня, в студии. Спешу представить нашего сегодняшнего гостя, как всегда, рады приветствовать в эфире, Евгений Шлёмович Гонтмахер. Евгений Шлёмович, спасибо, что присоединяетесь.

Здравствуйте!

Евгений Шлёмович, конечно, не нуждается в представлении, зрители Дождя хорошо с ним знакомы, но я сейчас на всякий случай напомню, что это один из лучших специалистов по социальной политике, как его однажды представили на одном из круглых столов, один из конструкторов нашего социального договора. Об этом предлагаю сегодня и поговорить, тем более что сейчас социальная сфера, социальная защита ― это один из самых острых, самых первых вопросов.

Я хочу начать с медицины. Как раз на одном из недавних круглых столов вы сказали, что за прошедшие тридцать лет в окончательном виде никакую модель национальную медицинскую мы выработать не смогли. Я хотела вас попросить поподробнее об этом поговорить. Для начала охарактеризовать состояние нынешней медицинской модели, ее финансирование. В чем, на ваш взгляд, ее проблемы?

Главная проблема любой медицинской модели в любой стране ― насколько эффективно она, эта модель, оказывает помощь населению, потому что она же существует не для того, чтобы прокручивать деньги, а для того, чтобы оказывать помощь людям.

У нас есть тут целый ряд больших проблем. Между прочим, первая проблема заключается в том, что мы не знаем о состоянии здоровья нашего населения. Есть обследования, конечно, какие-то, есть какая-то выборочная статистика, но полной картинки у нас нет, а это очень важно как раз для формирования национальной модели. Почему? Потому что если мы бы знали полностью, как себя чувствует наше население, какие у него риски по здоровью и какие заболевания, то тогда у нас мог бы быть сформирован общественный запрос на то, какая должна быть национальная модель нашего здравоохранения.

Я могу предположить, давайте я рискну, что состояние здоровья нашего населения, мягко говоря, не очень хорошее, скажем так. Есть косвенные признаки этому, то, что у нас относительно других стран, даже не только развитых стран, низкая продолжительность жизни, у нас сверхсмертность мужчин среднего возраста, у нас неудовлетворительное состояние здоровья детей, школьников и много других таких параметров.

И вот на этот запрос о том, что нам нужно с нашим состоянием здоровья что-то делать, адекватного ответа все эти тридцать лет, к сожалению, мы не нашли.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа