Все знали, что Мастер-Банк – главная прачечная, но не трогали его, потому что там работал родственник Путина

Кофе-брейк
20 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Максим Осадчий, начальник аналитического управления банка БКФ, рассказал Ренату Давлетгильдееву о том, почему неожиданно 20 ноября Мастер-банк лишили лицензии и что будет с вкладчиками банка.

Давлетгильдеев: Говорить мы будем на главную тему этого дня – о ситуации с Мастер-банком, с самого утра она шокировала всех, в том числе, нас. Для вас это все неожиданно или вы как-то готовились к подобному развитию событий?

Осадчий: Это была абсолютная неожиданность по одной простой причине: в этом банке в числе членов совета директоров находится двоюродный брат президента России.

Давлетгильдеев: И именно с тем, что там сидит Игорь Путин, многие связывали некоторую безопасность этого банка.

Осадчий: В общем-то, да. Теперь возникает вопрос, он же находится еще в совете директоров, как минимум двух банков: в «Русском земельном» и еще каком-то небольшом банке.

Давлетгильдеев: Что будет с этими банками?

Осадчий: Нет, вопрос в другом. Дело в том, что есть определенный список, определенная номенклатура, после банкротства банка они утрачивают право занимать руководящие должности в банковской системе России.

Давлетгильдеев: То есть, это правило такое? То есть теперь по банковским законам Игоря Путина должны исключить из тех банков тоже?

Осадчий: Правила можно менять.

Давлетгильдеев: Тем не менее, если говорить не об Игоре Путине и его судьбе, я думаю, что у него все будет все хорошо в жизни, а о вкладчиках Мастер-банка, его клиентах – что будет с их будущим?

Осадчий: С теми вкладчиками, у которых было в пределах 700 тысяч рублей, будет все хорошо. Они получат, эти физические лица, свои деньги в целости и сохранности.

Давлетгильдеев:  А из каких фондов они получат?

Осадчий: Из фонда обязательного страхования вкладов АСВ. Там денег, слава Богу, пока еще достаточно – там больше 200 миллиардов рублей было. И те 40 с лишним миллиардов рублей вкладов, которые придется выплатить застрахованным вкладчикам, скажем так, не убьют фонд, надеюсь, пока. Судя по темпу, совсем недавно отозвана лицензия у «Пушкина» - там было 20,2 миллиардов. Тут – больше 40 миллиардов. На подходе еще один банк достаточно крупный, не скажу, какой. Так что, все интересно.

Давлетгильдеев: А откуда вы знаете, что на подходе еще один? Чутье банковское?

Осадчий: Нет. Добрых людей много.

Давлетгильдеев: Добрые люди из Центробанка, которые распространяют слухи. Сегодня у нескольких  банков также начались проблемы, но быстро прошли. Возможно, это какой-то из этих. Ну хорошо, давайте не будем еще ухудшать положение этих банков, так нехорошо. Вот вы говорите, что у тех, у кого до 700 тысяч рублей – все в порядке. У тех, у кого, например, 2 миллиона, как у фонда доктора Лизы. Что делать таким людям?

Осадчий: Фонд никоим образом. Он же не физическое лицо. У него хоть и копейка была бы, ее все равно из фонда страхования не выплатят. Я думаю, что шансов маловато. Скажем так, банк, скорее всего, «дырка», которую назвала сегодня в Госдуме Эльвира Набиуллина, 2 миллиарда рублей – скорее всего, она окажется существенно больше в капитале банка. У банка капитала сейчас нет, у него отрицательный капитал, обязательств больше, чем активов. 2 миллиарда, по оценке Набиуллуной, на текущий момент, но вполне может оказаться все еще хуже. Не исключено, что вкладчики – свыше семисот тысячники и все остальные – вообще могут ничего не получить, не исключено.

Давлетгильдеев: А есть смысл как-то через суд добиваться или шансов нет? Просто деньги потеряны?

Осадчий: Скажем так, может быть, процентов 10 вернут.

Давлетгильдеев: Дурацкий вопрос, конечно, а как так вообще вышло? Мастер-банк, крупный игрок вроде как, огромная сеть банкоматов, куча отделений.

Осадчий: Ну, вы еще спросите на каком рынке. Это был самый крупный из известных мне игроков на рынке отмыва и обнала. И отмывал он многие годы, и это все прекрасно знали, у него была дешевенькая комиссия, где-то 2% по обналу. Рынок и Центральный банк, и МВД это прекрасно знали.

Давлетгильдеев:  А почему они не предпринимали до 2013 года этого месяца ничего?

Осадчий: Я бы не сказал ничего. Извините, обыски шли прямо у самого Бориса Булочника, владельца банка, прямо в его квартире. Арестовывали сотрудников банка, даже на уровне каких-то скромных операционистов, они проворачивали через банкоматы обнальные операции на сотни миллионов рублей. Представьте себе, 3,5 тысячи банкоматов – это гигантская сеть. Там еще интересные вещи происходили. Но я еще остановлюсь на двух проблемных областях. Первая проблемная область – у банка был солидный процессинг. Он обслуживал, по моим данным, несколько сотен банков, и у их клиентов могли просто остановиться отчеты по картам.

Давлетгильдеев: А как эта схема работает? Вот есть Мастер-банк, у него есть какие-то клиенты…

Осадчий: У него есть клиенты, банки, которые, в свою очередь, выпускают карты, которые, по существу, обслуживаются через Мастер-банк. То есть, грубо, с его корр. счета деньги циркулируют. Я думаю, что уже на корр. счете, конечно, ноль. Но какое-то время, знаете, когда человек умирает, он умирает не насовсем, отдельные органы живут, например, корр. счет. Но он очень быстро тоже умирает. Я думаю, что особенно интересна ситуация для людей, которые оказались за рубежом с такими картами. Это первый момент. И второй момент, он для обычных случаев может быть не очень интересен, но влипли еще магазинчики, которые пользовались эквайрингом Мастер-банка. Стояли пост-терминальчики эти, маленькие машиночки. У них могла выручка за несколько дней сгореть в Мастер-банке.

Давлетгильдеев: Просто операции в течение нескольких дней проходят от банка до магазина?

Осадчий: Да.

Давлетгильдеев: А много было у Мастер-банка таких клиентов? Они работали активно на этом рынке? Более мелкие какие-то магазины, то есть, это не крупные сети?

Осадчий: Да. Я не могу назвать конкретно, какие магазины. Но, вы знаете, судя по тому, что терминалы Мастер-банка, скорее всего, стояли в тех же структурах, которые пользовались его эквайрингом. Скажем, на Белорусской довольно много его терминалов. Я в один, например, спорт-клуб хожу. Я думаю, что эквайринг там тоже Мастер-банковский.

Давлетгильдеев: Сегодня еще вслед за Мастер-банком пришли не из Центробанка, а из МВД пока еще, в несколько банков, в частности, тоже в весьма крупный «Фора-банк» с обыском. Это тоже начало такой битвы за чистоту и чего вдруг сейчас-то? Если вы сами говорите, что все прекрасно знали, как себя ведут подобные финансовые институты, что это все отмывочные и оттирочные.

Осадчий: Не все, конечно. Но, в принципе, такие прачечные на слуху, у меня есть хороший список. Да, мы прекрасно видим, более того, часто это прекрасно видно по отчетности банка. Например, по отчетностям дагестанских банков можно просто писать книги и учебники: вот вам схемы прямо в бухучете. Эти отчетности висели прямо на сайте Центрального банка. Вы помните, что взялись за них серьезно только осенью прошлого года. Но зато хорошо взялись.

Давлетгильдеев:  Одно дело – дагестанские банки, здесь ни у кого особо мифов не было внутренних, что вот, это честные финансовые институты. А по поводу Мастер-банка все-таки у обывателя существовал такой образ… ну, во-первых, многие знали благодаря медиа, что Путин там, пусть не Владимир, а Игорь каким-то образом участвует в правлении. Много отделений, отделения на Тверской, в хороших  районах, хорошие отделения, куча банкоматов, банкоматы во всех аэропортах, везде они сталкивались с брендом Мастер-банка, было ощущение, что это приличный бренд.

Осадчий: Боюсь, что это ошибочное впечатление. Тем более, достаточно набрать «Мастер-банк компромат» в Яндексе, например, и тут же вы получите такой широкий спектр и такие масштабы обнальных операций, выскочит сразу вам дело на миллиард долларов. И эти дела все достаточно свежие. С фамилией Магин, например, посмотрите. Там очень интересные дела были, как раз связанные, в частности…

Давлетгильдеев: Расскажите нам про это дело с фамилией Магин.

Осадчий: Стандартная, абсолютно неинтересная схема с обналами, с отмывом. Огромные объемы коррупционной экономики. Нужны многие миллиарды рублей и многие миллиарды долларов для того, чтобы, например, давать взятки. Простейший вариант. Второй – «черные зарплаты». Это тоже многие миллиарды рублей. Откуда их брать? Самые дешевые источники – тот же Мастер-банк, Дагестаном активно пользовались. Это сверхдешевые деньги. Помните, они «Шереметьево» взяли, они возили баулы, набитые «черным налом». Стандартная схема: переводится безнал, превращается в нал, забирается 2 или сколько-то там процентов. Это самая простая схема. Ну и, конечно, вы знаете, какой колоссальный идет отток капитала за границу. В частности, тот же Мастер-банк имел очень большую сеть банков-корреспондентов за рубежом. Тоже это способ нелегального или полулегального вывода денег из России.

Давлетгильдеев: Это схема, по которой банк существует с самого начала, с начала 90-х, когда он был основан?

Осадчий: За 10 лет, я вам гарантирую, что они занимались этим грязным бизнесом.

Давлетгильдеев:  А вы что-то знаете про семью Булочник? Они являются основными владельцами этого банка с самого начала.

Осадчий: Вопрос не сильно политкорректный в наших условиях по определенным обстоятельствам. Единственное, я вам скажу, что если посмотреть на логотип Мастер-банка, то можно увидеть круг с тремя точками. Если вы сравните с логотипом Рериховского Общества, есть, знаете, такие «рерихнутые» товарищи, то, оказывается, этот элемент есть в точности и у них. Булочник активно занимался Рериховским движением и был там немаловажным участником.

Давлетгильдеев: Почему я спрашиваю, потому что его фамилия как раз всплывала как попечителя консерватории, музея Рериха. То есть такого мецената и человека, скорее, от культуры. Банковским-то бизнесом занимался? Или он отошел от него?

Осадчий: Да нет, очень активно занимался, как видите. Это был очень успешный бизнес, хорошие офисы. Рядом со мной, например, в соседнем здании тоже есть очень хороший качественный офис. Видно, что это не какая-то однодневная организация, все очень сильно.

Давлетгильдеев: У них же был и достаточно большой объем такого чистого честного банковского бизнеса

Осадчий: Конечно.

Давлетгильдеев:  А если сопоставлять как-то доходы от «белого» и «черного» нала, то как можно сравнить? Или это невозможно сопоставить?

Осадчий: Нет, это оценить-то, конечно, можно, прикинуть. У них очень активно работала касса, сотни миллиардов рублей в месяц оборота по кассе. Если бы они хотя бы даже процентов 10 пропускали через обнал, то там уже, скажем, можно прикинуть, что, наверное, маловато будет, но сумму порядка миллиарда рублей в месяц они имели, скорее всего, со своих криминальных операций.

Давлетгильдеев:  А как-то можно в таких условиях найти покупателя на какие-то активы Мастер-банка, учитывая большую розничную сеть. Кому-то это может быть интересно?

Осадчий: Я думаю, что, скорее всего, она достанется какому-нибудь государственному банку. Но это совершенно мое предположение, абсолютно из пальца высосанное. Например, создан недавно банк «Лето» - это такая лайт-версия у ВТБ-24. У Мастер-банка хорошая сеть, много банкоматов, почему бы не воспользоваться?

Давлетгильдеев: Как раз этому новому проекту не хватает своей сети. То есть можно взять готовую, вывески поменять, и все уже будет – пожалуйста.

Осадчий: Да.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.