Военный эксперт: Вероятность ядерной войны с Россией все-таки есть

Кофе-брейк
17 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В гостях - Виктор Литовкин, военный эксперт, заместитель ответственного редактора "Нового военного обозрения". Обсудили состояние вооружения России и угрозу ядерной войны, которую не исключил глава Генштаба.

Суханов: Итак, вот он, друзья, - Виктор Николаевич Литовкин, военный, подсказывайте, эксперт, заместитель главного…

Литовкин: Нет. Ответственный редактор газеты «Независимое военное обозрение».

Суханов: Спасибо, Виктор Николаевич, подстраховали. Для чего мы сюда пригласили Виктора Николаевича? Во-первых, рад вас видеть, всегда рады.

Литовкин: Спасибо.

Суханов: Сегодня начальник Генштаба господин Макаров сделал несколько довольно громких заявлений. Одно из них, вот уже Виктор Николаевич сказал вне эфира, отдает такой вот светскостью что ли, совком. Господин Макаров, Николай Макаров фактически сказал, что около России возможна ядерная война. Вот Виктор Николаевич со мной поспорил, говорил, что там был, а я процитировал ем цитату из «Интерфакса». И вам сейчас ее напомню, поскольку я в новостях ее уже давал: «Возможность локальных вооруженных конфликтов по периметру России резко увеличилось, - говорил сегодня Николай Макаров, начальник Генштаба. - При определенных условиях, - говорил Макаров, - я не исключаю, что локальные и региональные вооруженные конфликты могут перерасти в крупномасштабную войну, в том числе с применением ядерного оружия». Это была цитата по «Интерфаксу». Так, насколько все-таки, Виктор Николаевич, возможна ядерная война у границ с Россией или вообще с Россией?

Литовкин: Во-первых, давайте подчеркнем, что цитату, которую вы сегодня привели, - это вольное переложение положения Военной доктрины России. Там так записано. И ничего советского там нет, это просто реальное как бы представление о том, что возможно.

Суханов: Почему-то я просто вспомнил про советское детство.

Литовкин: Нет, но советское и военное…Военные люди должны готовиться к худшему сценарию, это их задача. Потому что армия существует в двух ипостасях: она или воюет, или готовится к войне. А поскольку вокруг нас действительно есть опасности, есть угрозы… Очень простая, вот, Афганистан - это рядом с нами, Иран - это рядом с нами, Ирак - это рядом с нами, Сирия - это рядом с нами, и все это, при определенных обстоятельствах, может перерасти в какую-нибудь агрессию против наших центральноазиатских республик. Поскольку мы с ними связаны ОДКБ, мы обязаны будем их защищать, применять какие-то вооруженные силы. У нас есть даже целый округ, Центральный военный округ, который направлен буквально на Центральную Азию, чтобы решать эти проблемы. А не дай бог, там примут участие какие-то государства, которые обладают ядерным оружием, значит, это все может перерасти в ядерную войну. Гипотетически. Это не значит, что она действительно может быть.

Суханов: Виктор Николаевич, тем не менее, какова вероятность того, что война все-таки будет?

Литовкин: Ну, такая – минимальная.

Суханов: Минимальная?

Литовкин: Минимальная, конечно.

Суханов: Сегодня Николай Макаров раскритиковал и российское вооружение, таким образом, вернувшись к грандиозному скандалу, летнему даже, по-моему, когда сцепились военные и сцепились оборонщики. Военные говорят, что не будем покупать ваше неконкурентоспособное вооружение, а оборонщики вроде как обиделись, пожаловались Владимиру Владимировичу Путину, и тот заступился за них, но Сердюков через несколько дней опять сказал, что «плохо делаете вооружение и нам при таких ваших расценках, при таком вашем качестве резоннее покупать западные образцы, которые дешевле». При этом сегодня же было заявлено о том, что мы на вооружение НАТО, на стандарты НАТО переходить не будем. Так что, значит, российская армия сейчас вообще никудышная, и вообще невозможно говорить о нормальной обороноспособности страны?

Литовкин: Но кудышная она или никудышная, показал август 2008-го года. Армия тогда была запущена…

Суханов: Вы имеете в виду Южную Осетию?

Литовкин: Да. Южную Осетию. И грузинская армия была подготовлена намного лучше, чем были подготовлены наши солдаты, офицеры, чем наша армия. Но мы разбили грузинскую армию в течение пяти дней.

Суханов: Может быть, там все-таки была политика, и Грузия просто не решилась на какой-то шаг?

Литовкин: Ну, если Грузия решилась на акцию против Южной Осетии, где были наши миротворцы, где были наши граждане, значит, она просчитывала свои действия, да?

Суханов: А разве войну тогда остановили не американские корабли, которые появились?

Литовкин: Нет, ну что вы?! Американские корабли появились уже в конце, привезли гуманитарную помощь для Грузии, хотели продемонстрировать свою солидарность с Грузией. Но мы отвлекаемся от вопроса, который вы задали. Действительно, оружие, которое у нас есть, вооружение которое есть, 20 лет не обновлялось, просто не обновлялось. То, которое было на складах, не обслуживалось, и в ужасном состоянии было, просто неисправно. Вот ситуация, опять вернемся к Южной Осетии, наше оружие было намного хуже, чем грузинское, а в особенности система обеспечения боя, разведка, цели и указания, беспилотников не было, связь. Для того, чтобы связаться командующему армией с Москвой, он у корреспондента «Комсомольской правды» взял космический телефон, телефон космической связи, потому что военная связь не работала. Вот это вот все надо было исправить, для этого проводится реформа. И претензии Министерства обороны к промышленности, ребята, дайте нам то, что нам надо, чтобы была армия современная, а не то, что вы хотите нам впихнуть, ничего не делая.

Суханов: Виктор Николаевич, когда я читаю такие заявления начальника Генштаба, мне например, становится страшно.

Литовкин: Страшно не надо, потому что пока у нас есть ракетно-ядерное оружие, на нас серьезно…

Суханов: Тоже говорят, плохо летают ракеты.

Литовкин: Хорошо летают.

Суханов: Сколько раз запускали, пытались?

Литовкин: Три раза последних залетела «Булава» туда, куда надо было.

Суханов: А сколько вообще запускали.

Литовкин: А вы знаете, что в советское время, вы вспоминали советское время, ни одна ракета серьезно не полетела раньше 30-го раза? Только об этом никто никогда не говорил, потому что это был страшный секрет. А эта ракета полетела, ну, из 17 пусков было 10 успешных.

Суханов: Слушайте, насколько мы все-таки конкурентоспособны по сравнению с армиями США, положим, вообще с Альянсом НАТО, с Китаем, положим?

Литовкин: Ну, с армией Соединенных Шатов мы неконкурентоспособны. Почему? Там 700 миллиардов долларов военный бюджет, у нас 60 миллиардов долларов военный бюджет. Как можно соревноваться?

Суханов: Медведев-то лоббирует увеличение военных расходов.

Литовкин: Они уже определены - 20 триллионов рублей на 10 лет. 20 триллионов помножьте – это 70 миллиардов долларов на перевооружение армии. Это все равно смешная цифра по сравнению с американцами.

Суханов: Вот смотрите, на фоне того, что мы неконкурентные, как вы сказали, с американской армией, на фоне того, что у нас смешные цифры на вооружение, нам сегодня в очередной раз подтвердили, что с 2015 года армией будет управлять какой-то искусственный интеллект. Так вот, насколько вот это сопоставимо?

Литовкин: Когда мы достигнем этого искусственного интеллекта, тогда будем говорить.

Суханов: А что имеется в виду под искусственным интеллектом?

Литовкин: Это автоматическая система управления от Генерального штаба до последнего солдата. Если вот эта сетевая система управления будет работать, тогда можно будет говорить. Пока она не работает, она не работает еще на тактическом звене, идут просто первые эксперименты. А то, что мы конкурентоспособны с американцами, вы знаете, что наше оружие покупают в огромном количестве многие страны мира? Индия покупает, Китай покупает…

Суханов: Ну, Индия ведь отказалась. Вот, последние эти отказы - серьезные проколы.

Литовкин: От двух видов. Индия просто не кладет все яйца в одну корзину. 70-80% индийского оружия - это советско-российского производства. Они не хотят зависеть от одной России. Поэтому они покупают французские, американские и так далее. Не могут постоянно покупать у России. Но это и правильно.

Суханов: Может быть, ну его к черту, отказаться от нашего стандарта вооружения и перейти на стандарт НАТО?

Литовкин: Ни за что.

Суханов: Ни за что?

Литовкин: Мы будем зависеть. Вот как Индия не хочет зависеть полностью от России, мы не будем зависеть ни от НАТО, ни от Соединенных Штатов.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.