Вадим Коровин: заниматься и общественной деятельностью и бизнесом в России небезопасно

Кофе-брейк
4 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута

Комментарии

Скрыть

В гостях у Юлии Таратуты Вадим Коровин, активист проекта «Росагит», которого обвиняют в том, что он попытался совершить наезд на сотрудника ГИБДД. По версии следствия, 24 мая Коровин на автомобиле Toyota Camry не уступил дорогу Audi A6 сотрудников ГИБДД, ехавшим по встречной полосе с включенной сиреной по Рублево-Успенскому шоссе. Затем, по данным следователей, активист ФАР наехал на инспектора ГАИ, который пытался его остановить, и скрылся.

Таратута: В каком вы сейчас статусе?

Коровин: Я в статусе обвиняемого. Мне вчера было предъявлено обвинение в причинении вреда сотруднику полиции – статья 318, часть вторая, до 10 лет лишения свободы. Следствие ходатайствовало об изменении меры пресечения на арест, прокуратура не поддержала это ходатайство, прокуратура была против. Свершилось правосудие, в России может быть правосудие. Судья приняла решение, что недостаточно оснований содержания меня под стражей, потому что я ранее не привлекался, имею активную гражданскую позицию, у меня ребёнок, я работаю, я зарабатываю, я могу оставаться на свободе. У меня была возможность убежать, когда было возбуждено уголовное дело, я этого не сделал. Почему я должен делать это сейчас?

Таратута: Наличие загранпаспорта не использовался в этом вопросе?

Коровин: Загранпаспорт, гражданский паспорт лежал передо мной на столе. Более того, в субботу и в воскресенье не было ни уголовного дела, ничего, ко мне не было вопросов со стороны следствия, был абсолютно свободным человеком, я мог выехать беспрепятственно в любом направлении любой точки мира, ни от кого не скрываясь, я мог пересечь границу РФ. Но я не стал этого делать ни до, ни после, ни в понедельник, когда было объявлено возбуждение уголовного дела. Я – законопослушный гражданин, я буду доказывать свою невиновность. Я не причинял сотруднику полиции никакого вреда, и к такой социальной группе, как полиция, не испытываю ни ненависти, ни презрения, я отношусь к ним, как к таким же гражданам, как я. Они работают так, мы работаем так.

Таратута: То есть неприязни не испытываете, кушать можете, перефразирую известную фразу. Вы говорили только, что правосудие в России возможно, и всегда хороший пример, когда судья принимает какое-то решение, не согласованное со стороной обвинения. После того, как вчера всё случилось, все стали петь осанну Одинцовскому суду, где всё это с вами происходило, что бывает независимый Одинцовский суд в мире. А второе – все люди, увлекающиеся политической конспирологией, стали ссылаться на то, что в вашем случае имело место столкновения между Следственным комитетом и Генпрокуратурой. Мы знаем, что два ведомства в плохих отношениях, что СК очень усиливается, Генпрокуратура этому очень противится, поскольку теряет в весе. И вот ваш конкретный случай оказался на острие этой схватки. Как вы себя чувствуете в этом политическом контексте?

Коровин: Я не хочу политизировать эту ситуацию. Как я могу за них говорить? В защиту прокуратуры, что они пытаются противодействовать СК, могу сказать, что вчера или позавчера, я был в информационном вакууме, поэтому могу путаться в датах, было отменено постановление о проверке по факту хищения мной столбиков возле Генпрокуратуры. Генеральной прокуратурой было и отменено, и в рамках проверки направлено в ОБЭП предписание о проверки моей фирмы, юридического лица ОАО «Ланселот». Там очень смешно, там вообще ничего нет.

Таратута: Расскажите про эту новость. Ваша компания подверглась проверке, так у нас часто бывает, если человека привлекают по одному поводу, начинают смотреть, что у него ещё есть.

Коровин: Казалось бы, причём тут ДТП.

Таратута: С вами уже разобрались по линии штрафов, которые вы не выплатили за жизнь, и теперь началась проверка вашей фирмы. А что, кстати, делает ваша фирма?

Коровин: Я начинал предпринимательскую деятельность с рекламной деятельности: реклама, информационная реклама, рекламные носители, в том числе, оптические носители, наружная реклама, полиграфическая продукция. Так как я увидел спад на оптические носители – одного из моих направлений, и спад по наружной рекламе, я в 2009-2010 годах начал выходить из бизнеса постепенно и входить, увлекаться общественной деятельностью, осознавая, что сочетать не получится.

Таратута: А почему?

Коровин: Ну, тогда я не представлял себе возможным заниматься одновременно… Интернет был другой, информативность была другая.

Таратута: Бизнесмен более уязвим, если он занимается общественной деятельностью, только в этом?

Коровин: Безусловно, да.

Таратута: Что доказывает проверка вашего «Ланселота».

Коровин: Безусловно. Я убрал направления какие-то, начал заниматься общественной деятельностью. У меня остались деньги в недвижимости, какие-то сбережения после бизнеса, на что я и мог себе и моей семье позволить скромно, но существовать последние два года. Сейчас деньга стали заканчиваться, я снова начинаю заниматься какой-то деятельностью, поэтому «Ланселот» не закрывал, хотя там была всего лишь одна сделка, налоги все уплачены, может быть, не сдан баланс за прошлый год, но это, потому что у меня в конце года ну не было денег реально. Банально не было финансов, я готов сейчас заплатить штраф или пени, сдам все балансы. Никаких проблем, буквально сегодня вечером, завтра этим займусь. Это не ответственность уголовная, это всё в рамках административного кодекса. Вот и всё, тут комментировать нечего.

Таратута: А что ещё может с вами случиться, извините, что я так цинично спрашиваю?

Коровин: Всё, что угодно.

Таратута: Простите, мы делаем паузу, мы сегодня все следим за Сергеем Собяниным. Пока мы ждём заявление Сергея Собянина. А пока мы ждём, скажите, как вы относитесь к этой ситуации с выборами мэра Москвы?

Коровин: Это забавно. Собянин пытается исключить возможность появления конкурентов, не даёт им возможность разогнаться по предвыборной кампании. Это то, что первое приходит мне в голову. Я сегодня вместе с вами узнал из Twitter.

Таратута: То есть вам кажется, что политический вес конкуренты не наберут, и если кто-то захочет подарить Москве честные выборы, то просто выдвинутые кандидаты, даже самые популярные, условно, у протестной публики не смогут ничего набрать, потому что Собянин мощнее?

Коровин: Вероятно, так думают политтехнологи Собянина, а смогут - не смогут, мы не знаем.

Таратута: А представим себе ситуацию, просто есть две версии: первая – что Собянин, очевидно, победит, и вся либеральщина московская закончится, все эти Парки Горького, вся эта политика Шаронова, этот экономический либерализм закончится, такая цивилизованная Москва закончится, придут силовики, это к вам имеет непосредственное отношение, и вот тогда нам и покажут кузькину мать. Вы согласны с этой теорией или с тем, что, а вдруг будут честные выборы в Москве, в них будут принимать участие раскрученные фигуры, люди бросятся на защиту своих кандидатов, и будет всем светлое будущее?

Коровин: Давайте начнём с того, если победит Собянин, выбранный Собянин и Собянин назначенный – это два разных мэра.

Таратута: То есть выбранный лучше, чем назначенный?

Коровин: Однозначно. Я не исключаю, что мы можем, и Кремль может увидеть некоторые сюрпризы от Собянина.

Таратута: Вы имеете в виду, что он будет себя чувствовать бодрее и менее привязанным?

Коровин: Он получает мандат от народа, а не от Кремля. Это же в корне меняет дело.

Таратута: Давайте пока мы ждём сенсационную новость, которая с минуты на минуту должна случиться или не случиться, хотела спросить несколько слово о вашем деле. Вы наезжали на ногу полицейскому?

Коровин: Однозначно нет. Я не мог себе это позволить, просто потому что я – член Федерации автовладельцев, я – член общественной организации, которая занимается защитой прав автомобилистов. Я контролировал свои эмоции, я пытался ехать прямо по своей полосе, меня ожидали дома жена и ребёнок, я должен был простор доехать туда. Я не могу сейчас рассказывать всего, там очень большие вопросы к самому сотруднику полиции. Сейчас идёт следствие, впереди будет суд.

Таратута: Вы по-прежнему считаете, что ваш оппонент – Кирьянов, глава ГИБДД?

Коровин: Нет, я так не считаю. Я могу сказать точно, что Кирьянов руководил моим задержанием.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.