Как самому построить луноход

Кофе-брейк
12 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
51-я годовщина полета Гагарина наступает при небывалой ситуации: в космический «клуб» готовы вступить частные компании. Обсудили это с Николаем Дзись-Войнаровским - руководителем российской команды, участвующей в конкурсе Google Lunar X Prize, призовой фонд - $30 млн.

Лиманова: В студии «Дождя» человек, который часто бывает у нас в гостях в качестве корреспондента Slon.ru - Николай Дзись-Войнаровский. Человек скромный, потому что только сегодня 12 апреля, в день Космонавтики, мы узнали, что вы еще и генеральный директор компании «Селеноход» и один из членов команды, которая занимается разработкой робота, который должен полететь на Луну, если победит в конкурсе. К вам теперь и на хромом луноходе и не подъедешь.

Дзись-Войнаровский: Ну что вы. На Дожде и в «Slon.ru», множество людей, которые кроме журналистики занимаются многим. И еще неизвестно, какая отрасль у них важнее. Тем не менее, это так, я принимаю участие в работе команды «Селеноход», которая участвует в конкурсе, организованном компанией «Google». Призовой фонд - 30 миллионов долларов.

Лиманова: Призовой фонд - 30 миллионов долларов?

Дзись-Войнаровский: Да, призовой фонд - 30 миллионов долларов. Первый приз - 20 миллионов долларов той частной команде, которая на частные деньги сможет до конца 2015 года отправить луноход на Луну. Он там пройдет как минимум 500 метров и передаст на Земли видео высокой четкости.

Лиманова: Сегодня вы объявили, что летом уже будет создан прототип того робота, который должен будет полететь на Луну.

Дзись-Войнаровский: Да, летом будет создан прототип. Он по габаритам, внешне будет как лунный робот. Кроме того, в нем будет та же самая ходовая часть. Корпус будет исполнен из тех же самых материалов. То есть довольно похоже на то, что будет на Луне. Он предназначен для ходовых испытаний, для испытаний на проходимость. На специальном макете в несколько метров, примерно как эта студия, с имитатором кратеров, склонов. И так же он предназначен для вибро-испытания, на вибрацию, на прочность.

Лиманова: Как я поняла рабочее название «Селеноход». Но вот мы предложили нашим зрителям присылать в Twitter другие названия, если вдруг им придет что-нибудь оригинальнее. Пока вот получили такие предложения: «Космобродяга», «Лунатик», «Луноброд», «Лунуся», «Лунтик». Как вам такие названия?

Дзись-Войнаровский: Они мне очень нравятся, но один из основных моментов состоит в том, что наша миссия частная, а значит, на ней очень многое продается. В частности, продаются рекламные поверхности на самом луноходе.

Лиманова: Не исключено, что названием будет название самого спонсора?

Дзись-Войнаровский: Да, этот вопрос тоже рассматривается. Поэтому welcome, звоните мне на «Дождь».

Лиманова: Расскажите, на какие деньги вы собираетесь отправлять в Космос своего «Лунтика»?

Дзись-Войнаровский: Источников и денег два. Во-первых, мы ведем переговоры о выделении гаранта с «Сколково», во-вторых, мы ведем переговоры с частными инвесторами и спонсорами, которые могли бы это все спонсировать. Мы придумали схему перелета на государственной лунной миссии. Это уже сильно снижает стоимость и гораздо выгоднее спонсорам.

Лиманова: То есть можете «присоседиться», да? И это реально?

Дзись-Войнаровский: Ну да, это реально. Мы сейчас ведем переговоры с государственными организациями по этому поводу. Один из основных вопрос – это, естественно, финансирование, но думаю, мы его решим.

Лиманова: А по условиям конкурса, если частная компания должна создать луноход, есть ли условия, что деньги должны быть не государственными?

Дзись-Войнаровский: Да, условие есть, и оно звучит так: от сметы проекта, не более 10% денег должно поступить от государства. Можно меньше. Остальное - частное. Частные деньги должны составлять большинство финансирования.

Лиманова: А как вам пришло в голову участвовать в этом конкурсе?

Дзись-Войнаровский: Я - человек близкий к космосу. Я давно этим увлекаюсь, еще со школы. Я закончил факультет агрофизики и космических исследований в МФТИ. Писал диплом на ракетно-космической корпорации «Энергия». Правда, мы все помним, в каком состоянии наша космическая отрасли была тогда в 90-е. И эта одна из причин, по которой я с тех пор работаю экономическим журналистом. Но когда был объявлен конкурс, я решил вернуться частично к старой любви - к космонавтике, и вложил первые деньги, свои сбережения как инвестор в этот проект.

Лиманова: А были ли у вас контакты, общались ли вы с частными покорителями космоса, такими как Ричард Брэнсон?

Дзись-Войнаровский: Знаете, мы общались с представителями «Virgin Galactic», которой владеет Ричард Брэнсон. Естественно, что частный космический бизнес даже в мире - это не такая уж и большая тусовка, и со многими в ходе конференций, в ходе поездок в США, в ходе саммитов команд конкурса «Google Express», мы встречались и так или иначе контактировали. Но Брэнсон и «Virgin Galactic» занимается, в основном, космическим туризмом сейчас, не Луной.

Лиманова: Вы из того поколения мечтателей, которые хотят покорить космос? Почему вы решили увлечься этим? Вы всерьез предполагали, что это реально возможно, может быть, у вас еще в планах самому полететь?

Дзись-Войнаровский: Безусловно, хотелось бы самому полететь. Возможно, это и случится, если нам удастся выиграть главный приз.

Лиманова: В качестве космического туриста?

Дзись-Войнаровский: Ну, скорей всего, да.

Лиманова: То есть возьмете и на всю эту призовую сумму купите билеты в космос.

Дзись-Войнаровский: Теперь уже продаются билеты дешевле. Хватит полететь всей команде. Если, конечно, получится выиграть. А вообще по поводу поколения мечтателей, я хочу сказать, что в какой-то момент просто мечты органично дополнились изменившейся экономической ситуацией. Ведь после прекращения «холодной войны» финансирование из космонавтики ушло, многие космические проекты были закрыты. Но вот последние 5 лет – это интенсивное развитие космонавтики, и в Америке и у нас она начала развиваться. Стало понятно, что можно совместить и мечту о космосе с коммерческой, инвестиционной деятельностью.

Лиманова: А если вы замахнулись на луноход. Может быть, реально и свой корабль построить? Или это совсем фантастика?

Дзись-Войнаровский: Что фантастика сейчас, может быть, не будет фантастикой через 10 лет. Посмотрим, как будут развиваться события. Сначала надо выиграть лунный конкурс. Это тоже очень много работы, не надо ее недооценивать, работы на 3-5 лет, как минимум, только для выигрыша этого конкурса. А вообще частные космические компании уже строят космические корабли, например, самый известный «Спейс Экс» в США. Их частный корабль летит к международной космической станции 30 апреля по графику, пока без пилотов, но вообще он пилотируемый. Сейчас уже выглядит гораздо более реальным, чем 10-20 лет построить космический корабль на частные деньги.

Лиманова: Я так понимаю, что вы можете сказать тем, кто хочет и стремится космос - дерзайте!

Дзись-Войнаровский: Да, кто хочет, тот добьется.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.