Георгий Гречко: я бы со своей женой на Марс не полетел

Кофе-брейк
28 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Летчик-космонавт Георгий Гречко поделился своим мнением о запланированном американцами на 2018 год туристическом полете на Марс.

Белоголовцев: Первый космический турист Деннис Тито объявил готовность спонсировать пилотируемый полёт к Марсу. Названа дата, когда он должен начаться - январь 2018 года. По замыслу Тито, экипаж должен состоять из двух человек, он бы хотел, чтобы это была супружеская пара из США. С вашей точки зрения, насколько это реально?

Гречко: Во-первых, я очень рад, до сих пор я слышал, что полёт на Марс будет только в 2030 году. Это всё равно, что Ходжа Насреддин, что он за 20 лет обучит осла говорить, то есть за 20 лет можно обещать и полёт на Марс, полёт на Солнце, коммунизм. Наконец-то нашёлся один человек, который показал, что он действительно хочет полёт на Марс, и который назвал более близкую дату. Я  очень рад, что такой человек нашёлся, что он чуть-чуть повернёт мозги тем, кто заведует космонавтикой.

Белоголовцев: За 5 лет реально ли подготовить этот полёт?

Гречко: Конечно, это реально, потому что всё подготовили не за 5 лет, всё подготовлено, начиная с 1961 года, с полёта Гагарина, или с 1957, с полёта первого спутника. Есть ракеты, двигатели, топливо, система связи, система навигации, всё отработано. В космосе уже есть полёт Полякова почти на полтора года, и на земле в институте медико-биологических проблем «500 дней» было эмитировано.

Белоголовцев: А что же тогда мешало США, России полететь на Марс? Почему именно космический турист такое смелое обещание на себя берёт?

Гречко: Уж очень приземлённой стала жизнь, не стало мечтателей, романтиков, первопроходцев, не стало пионеров, все увлеклись потреблением. Хорошо, что хоть Тито сказал, потому что мне кажется, когда человек занимается потреблением, он головы не поднимает, потом захочет поднять, а окажется, что у него, как у свиньи, толстая шея. Так что Тито молодец.

Белоголовцев: А если какой-то прикладной практический смысл в полёте на Марс? Что может этот полёт реально дать человечеству?

Гречко: А что дал человечеству полёт на Луну даже с высадкой? Ну, лежат эти камни где-то в лаборатории в вакууме, ждут новых исследователей. Золота не привезли, урана не привезли, даже гелия-3 не привезли. То есть вроде бессмысленно потратили 25 миллиардов полноценных тогда ещё долларов. Этот полёт дал новые технологии, новые приборы, новые научные достижения. Много денег было потрачено, но многократно эти деньги вернулись. Задача была сложная, и чтоб её решить, были большие технические работы, станки, приборы, новые методы расчёта. То же самое будет и с полётом на Марс, нужны будут новые усовершенствования, разработки, но даже если бы этого не надо было, человек должен стремиться за горизонт. Хватит яхт, самолётов, бриллиантов. Вот прилетят марсиане и скажут, что им с нами скучно и не интересно, а так увидят нас около Марса и скажут: «Ну, земляне, уже стали сами к нам летать, а не просто беспилотные аппараты».

Белоголовцев: По вашим ощущениям, сколько будет потрачено? Это сотни миллионов, миллиарды, сотни миллиардов?

Гречко: Насколько я понял, Тито инвестирует миллиард долларов, как говорится, неплохо для начала. Когда говорят о стоимости, то говорят, что на Земле болезни, бездомные, дети без родителей, так на Земле столько вооружения, что мы можем уничтожить жизнь на Земле 11 раз. Вот сократить военные расходы, чтобы можно было уничтожить на Земле только 10 раз, правда, не знаю, зачем 10, двух было бы достаточно, зато за это маленькое сокращение можно организовать полёт на Марс.

Белоголовцев: Цифра, которая меня поразила в рассказе Тито - 501 день на экспедиции. Это ещё больше поражает, когда ты слышишь идею, что это должна быть семейная пара. Насколько это реально?

Гречко: 501 день - это закон небесной механики. Если ты хочешь лететь на определённой ракете, и чтобы корабль был достаточно большой, то надо лететь с Земли на Марс в оптимальную дату. Вот оптимальная дата у Тито 2 февраля, когда ты летишь, не столько решает задачу полёт корабля, сколько движение Земли и Марса. Вот если в январе 2018 года стартовать, как раз так удачно движутся Земля и Марс, что будет минимальное время и минимальная затрата топлива. Что касается супружеской пары, может быть, только тогда я бы очень тщательно эту пару выбирал.

Белоголовцев: Вы провели в космосе более 134 суток.

Гречко: Да, и это пустяки по сравнению с современными понятиями.

Белоголовцев: Согласились бы вы 100 или 200 суток провести в космосе со своей женой?

Гречко: Нет, не согласился бы, потому что полёт достаточно трудный, зачем мучить жену? Задача мужчины - помучиться самому и сделать удовольствие жене, а тащить её с собой я бы не стал. Съездить за границу, съездить в театр, на концерт – это да, а в космос и на парашютные прыжки - это не надо.

Белоголовцев: А насколько жизнеспособна эта идея - отправить туда пару? Не двух мужчин, не двух женщин, не двух ранее незнакомых людей, мы же понимаем, что в самой идеальной семье очень сложная система взаимоотношений.

Гречко: А между идеальными мужчинами не могут быть какие-то конфликты? Понимаете, полёт длится 500 дней, ограниченный объём, ограниченные возможности, ни в театр не сходишь, ни телевизор не посмотришь, книжек тоже на 500 дней можно не набрать. А человек же должен жить, кроме того, что он питается. Это вопрос - кто должен лететь, чтобы их пребывание в течение 500 дней было интересным, приятным. Кстати, обязательно должны быть в полёте задачи, потому что если 500 дней лежать в этих креслах, то они вернутся уже покойниками. Нужно какие-то задачи ставить, наблюдения вести, какие-то решения, чтоб полёт был интересным. Спрашивается, кого посылать: мужа и жену или двух мужчин? Эту пару должны подобрать психологи. Когда нас формируют для более простых и коротких полётов, то сначала обследуются все порознь, потом психологи понимают, кого с кем можно объединить, потом начинаются психологические эксперименты с этой парой, и всё равно были случаи серьёзных конфликтов в космосе.

Белоголовцев: А что делать в таком случае, когда на половине полёта после 200 дней происходит конфликт?

Гречко: Если идут два военных, один старше другого по званию, то первый отдаёт честь младший по званию, а если оба идут равные по званию, отдаёт первым тот, кто более воспитан. Конфликт на Земле предотвращается подбором этой уникальной пары.

Белоголовцев: А если он случился?

Гречко: Кто более воспитан, тот немедленно погасит назревающий конфликт.

Белоголовцев: А если он всё-таки произошёл? Потому что я уверен, что такие случаи в космонавтике случались.

Гречко: Случались, но они случались, потому что психологи не предлагали эту пару. Эту пару, не слушая психологов, формировали начальники среднего звена из своих любимчиков. Как всегда в жизни бывает, и на телевидении, и в кино так.

Белоголовцев: А из-за чего начинался конфликт?

Гречко: Из-за чего хочешь, скажем, кто важнее в космосе: бортинженер или командир, кто умнее, кто начитаннее. Мало ли из-за чего, он хотел эту работу сделать, а я говорю, что я сделаю. Поэтому на Земле надо предотвратить конфликт, а космосе надо его погасить.

Белоголовцев: Земля как-то может помочь. Если в космосе пошёл конфликт?

Гречко: Я не очень верю в психологическую помощь. Я бы так сделал, если бы был руководителем этого полёта: я обследовал бы супружеские пары среднего возраста, где-то 40 лет. Почему? Титов полетел в 26 лет, но нам же надо, чтобы не было конфликта.

Белоголовцев: Я скажу честно, я очень люблю свою жену, у нас прекрасные отношения, я понимаю, что нам по 26 лет, и если нас отправить в космос, экспедиция провалится.

Гречко: Поэтому я и не отберу вашу супружескую пару. Я бы отобрал пару, которая уже лет 10 была супружеской парой, тогда можно прогнозировать: или они к этому времени видеть друг друга не хотят, и как только окажутся один на один, они убьют друг друга, или наоборот, им осточертели мы все, и они хотят остаться вдвоём.

Белоголовцев: Дети могут у них быть или нет?

Гречко: Конечно, в этом возрасте по идее должны быть дети, иначе тоже какое-то сомнение вызывает супружеская пара, которая в 35 лет без детей. Я бы таких тоже не отобрал.

Белоголовцев: С развитием технологий, насколько это могут быть неподготовленные люди?

Гречко: Отбирали по медицинским показателям только первых космонавтов, скажем, первый десяток, потому что неизвестно было, чем космос встретит человека, поэтому надо было перестраховаться, чтоб он не умер. Ведь какие задачи ставились? Попробовать поесть, выглянуть в иллюминатор, попробовать воспользоваться туалетом. Первая задача была, чтобы он там не умер и не сошёл с ума. Для этого нужны были молодые, крепкие ребята, потом нашему второму отряду гражданских космонавтов необходимы были инженеры, потому что очень большие научные работы надо было делать, масса научных приборов  появилось, и нужно было не только с ними работать, но и чинить их. Американцы не умеют чинить, если у них ломается, они отставляют в сторону. Я сначала об этом не подумал, ведь всё-таки есть же закон Паркинсона, что то, что может сломаться, обязательно сломается.

Белоголовцев: То есть семейная пара должна хотя бы минимально чинить космическое оборудование?

Гречко: Да, поэтому по идее это должны быть, скорее, технари, чем гуманитарии, но с любовью к искусству. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.