Экс-глава ЦБ Сергей Дубинин: никакой независимости от правительства и президента быть не может

Кофе-брейк
13 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть

Сергей Дубинин прокомментировал назначение Елены Набиуллиной главой Центрального Банка.

Кремер: Мы сегодня в связи с таким предложением президента задали вопрос дня, и я попрошу вас на него ответить, может, он вам покажется смешным. Хорошо ли, что Центробанк возглавит женщина, варианты ответа: первый - да, это шаг к равноправию, второй - нет, женщинам нельзя доверять деньги, третий - хорошая хозяйка будет беречь казну, четвертый - совершенно неважно, женщина или мужчина, лишь бы разбиралась в финансах, пятый - Путин хочет казаться либералом, поэтому и выбрал Набиуллину. Как бы вы ответили?

Дубинин: Я думаю, что Набиуллина - очень квалифицированный специалист, и совершенно неважно для экономики России, женщина или мужчина, но с такой квалификацией можно работать председателем Центрального банка. Правда, я должен сказать, что как раз в русских и корпорациях, и в банках очень много женщин на серьёзных постах. У нас есть даже такая шутка, что Россия опережает все европейские страны, где есть специальные программы продвижения женщин наверх, на топ-должности. В России их нет, но в России процент женщин выше на этих должностях.

Кремер: Центробанк по закону - это независимый орган, так? Как удастся человеку из команды президента стать независимым на этой позиции?

Дубинин: Я думаю, что закон будет исполняться.

Кремер: Это общие слова, а на практике будет ли Эльвира Набиуллина независима от правительства и президента?

Дубинин: Нельзя быть независимым от правительства и президента вообще в нашей стране, а тем более, если ты занимаешься экономикой и обязан просто скоординировать с Минфином, с тем же Министерством экономики свои решения, по-другому не получится. Зато можно принимать решения очень решительные самому, то есть координируешь, выслушиваешь мнения различные и принимаешь на себя ответственность за свои решения.

Кремер: Что изменится, на ваш взгляд, с этим назначением? Есть мнение, что произойдёт смягчение денежно-кредитной политики. Станет ли денежно-кредитная политика более мягкой? Каким образом личность руководителя Центробанка может отразиться на этом?

Дубинин: На стратегии кредитно-денежной политики, я думаю, это никак не отразится, потому что это опять же было выработано с участием Набиуллиной, это был длительный процесс, когда и Кудрин, и Игнатьев сначала до кризиса, потом после кризиса предотвращали развал банковской системы, предотвращали падение и исчезновение вкладов. Они же это сделали, их надо за это очень приветствовать.

Кремер: С одной стороны, их надо приветствовать, с другой стороны - главным критиком Центробанка в последние месяцы стал Олег Дерипаска, который довольно открыто и жёстко в своих интервью говорил о том, что считает, что руководство Центробанка лжёт относительно причин инфляции, стоимости капитала и стоимости кредитов России. Месяц назад в интервью он говорил о том, что нынешняя кредитная ставка так высока, что она убивает вообще весь бизнес на корню. Что вы об этом думаете? Вы согласны с этим?

Дубинин: Нет, я с этим категорически не согласен. У меня были шансы сказать это самому Олегу Дерипаске, слава Богу, он это выслушивает, но у него своё мнение. Во-первых, ставка, по которой Центральный банк реально предоставляет кредиты банкам, она ниже темпа инфляции. Реально деньги идут по так называемым сделкам РЕПО - надо заложить имеющиеся ценные бумаги и получить деньги. Вот там ставка 5- 5,5, это короткие кредиты, но даже банки не выбирают тот объём, который они могли бы взять. У них гораздо больше ценных бумаг, значит, спроса на деньги, даже пусть дешёвые, нет в экономике  в том объёме. В этом смысле оценка риска - вот что такое банковская ставка. Она не складывается просто автоматически из двух пунктов, трёх пунктов маржи, одно с другим просуммировали и получили некий показатель.

Кремер: Тогда на чём основывается, откуда берётся эта резкая и аргументированная критика Дерипаски?

Дубинин: У него есть представление о том, что кредиты, если бы они были предоставлены банком, они были бы донесены до индустриального сектора по более дешёвой цене, во-первых. Во-вторых, он – в данном случае я с ним согласен, с этим доводом его – говорит о том, что у нас есть очень много так называемых естественных монополий, где тарифы должны контролироваться правительством. А мы исходим из того, что цена на газ должна быть равна вилке на внешнем рынке и внутри за вычетом расходов на транспортировку. Кстати, по нашей стране трубы идут тоже на очень большое расстояние, так что там особого вычета не получается. Это часть монопольных и контролируемых тарифов  должна действительно сдерживаться правительством. Это тоже часть инфляции, но это не основная причина инфляции. Если, скажем, железнодорожный тариф был бы ниже, то, конечно, у него с перевозкой алюминия было бы всё в порядке.

Кремер: То есть вы хотите сказать, что он о себе думает, когда произносит эти громкие слова?

Дубинин: Не только о себе, но и всей экономике, но и о себе тоже. Но тогда надо, чтобы железные дороги могли экономить на чём-то другом, на чём-то надо снижать затраты, а одновременно требуется выплачивать большую зарплату, потому что у нас недостаток рабочей силы. У нас же нет безработицы.

Кремер: Есть ещё такое мнение, что Эльвире Набиуллиной придётся отбивать атаки промышленных лоббистов, которые жалуются на кредитный голод и недостаток денег в экономике. Как она с этим справится, и какой рецепт есть тут, на ваш взгляд?

Дубинин: Мы сейчас примерно об этом и говорим. Во-первых, надо сказать, что Эльвира Набиуллина - очень жёсткий администратор, и ставить на место, контролировать людей она умеет.

Кремер: То есть вы не сомневаетесь в ней?

Дубинин: Не сомневаюсь.  В её способностях дать ответ каждому наезду, в этом сомнений никаких нет, это она умеет. Вопрос в том, что она борется искать оптимальные решения, при этом если в число оптимальных решений  будет входить то, что называют теперь инфраструктурные облигации, которые будут выпускаться теми же железнодорожниками, чтоб мобилизовать деньги, соответственно, мы должны получить бюджетную гарантию не Центрального банка, а именно бюджета, сделать так, чтобы туда было выгодно вкладывать деньги Пенсионного фонда, чтобы туда было просто выгодно привлечь частные лица, чтоб не в депозиты банков стремились вложить, а именно в подобный проект. Это нормальная политика, которую надо поощрять. Я думаю, она будет находить варианты выхода.

Кремер:  Но ведь несмотря на то, что она хороший, по вашим словам, администратор, она не из банкиров, она приходит в чужую для себя среду, она человек со стороны. Как долго, на ваш взгляд, чтобы возглавить Центробанк, нужно входить в курс дела? Сколько нужно времени, чтобы начать принимать абсолютно самостоятельные решения?

Дубинин: Подготовлена она вполне, должность министра экономики, также министра финансов поможет войти в это дело.

Кремер: Какие тут есть особенности, что нужно прощупать?

Дубинин: Это уже начинается, видимо, разговор о том, как руководить непосредственно коллективом Центрального банка. Там, насколько я знаю, люди вполне готовы к сотрудничеству, и я надеюсь, что команда в основном сохранится. Хотя это дело тонкое, и за Набиуллину решать, конечно, невозможно, с кем она сможет работать, с кем не захочет работать. Там могут быть разные нюансы. Этому не надо придавать такое же значение, как назначение лично первого лица. Первое лицо всегда должно приводить команду в соответствие.

Кремер: А она не будет приводить свою команду, по-вашему?

Дубинин: Не знаю, но она вполне может взять.

Кремер: Например, для того, чтобы организовать финансовый регулятор?

Дубинин: Конечно.

Кремер: Вот тут ей придётся принимать какие-то решения по собиранию команды, да?

Дубинин: Да, и надо будет собирать то, что есть теперь ФСФР, с тем, что есть теперь в Центральном банке по банковскому надзору.

Кремер: Какие здесь опасности, сложности?

Дубинин: Во-первых, может затянуться переходный период, когда не очень чётко будет понятно, кто за что отвечает. Здесь нужно очень жёстко административно расписать, чтобы люди понимали, какой у них фронт работ. Это можно обсуждать бесконечно долго, поэтому достаточно быстро надо принять решение. Потом можно эти решения корректировать, если ты видишь, что они не совсем удачные. Мне кажется, что с этой сферой хлопот будет много. С денежной политикой, мне кажется, у нас более выгодная ситуация, чем с поощрением развития вообще финансового рынка. Там огромное количество институтов, множество мелких финансовых компаний, не всё отрегулировано, для этого и создаётся регулятор.

Кремер: Можно сказать, что это будет основной задачей, за чем следует пристально следить в ближайшее время?

Дубинин: Думаю, да. С точки зрения затрат времени  это съест 2/3 всей рабочей  программы, просто потому, что там не отлажена ситуация, когда и соединяются к тому же эти две ситуации, одновременно по банкам надо вводить Базель III. У нас, у банкиров, я в данном случае, как председатель наблюдательного совета, я не исполнительный банкир, позиция есть о том, что нужно несколько затянуть процесс  перехода на Базель III, просто потому что банки будут не готовы, им неоткуда взять пополнение собственного капитала по критериям Базель III по банковскому надзору. Поэтому лучше не в октябре его жёстко ввести, а сделать это через год, а этот период сделать периодом наблюдения, кто и как выполняет требования, посмотреть реально ли их выполнить, дать людям этот период. И одновременно соединение регуляторов, всё это в одном флаконе. Это очень непростая административная задача. С денежной политикой, мне кажется, там отлажено всё гораздо лучше, но при этом я бы лично рекомендовал несколько сдерживать рост курса рубля. Нам не нужен слишком крепкий рубль.

Кремер: Мы говорили об этом так, как будто назначение уже состоялось, а на самом деле ещё Госдуме предстоит обсуждать  это назначение. В частности депутаты из «Справедливой России» высказывают такую критику: «Мы считаем, что Центробанк сейчас проводит депрессивную политику по отношению к российской экономике, российской промышленности и сельскому хозяйству». Это я цитирую заместителя руководителя фракции эсеров Михаила Емельянова. Что вы можете сказать по этому поводу, и каким образом, на ваш взгляд, будет происходить эта дискуссия в Думе?

Дубинин: По поводу дискуссии в Думе, я думаю, там проще, всё-таки  большинство в Думе будет ориентироваться естественно на решение президента, даже внутри фракций многие всё-таки понимают, что нужно идти этим путём. Одновременно я бы хотел сказать следующее: у нас, к сожалению, представители именно левого направления - коммунисты, эсеры в данном случае - недооценивают опасность инфляции, они почему-то этого не видят и не понимают.  Они думают, что для простых людей это очень хорошо, когда много денег качнут в экономику, и якобы там всё расцветёт. Во-первых, именно это приведёт к скачку цен, мы это уже проходили в 1992-1993 годах, когда была процентная инфляция. Я историю очень люблю, и денежную тем более, инфляция во время Первой мировой войны огромная чем закончилась? Режим рухнул. Инфляция в 30-ые годы и так далее чем закончилась? Массовая конфискация, коллективизация и реально тоже сменой режима в определённом смысле.  А в 80-ые годы - инфляция, дефицит. Что произошло со страной?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.