Чиновникам нельзя жениться на иностранках. Идея Федорова

Кофе-брейк
10 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Об этом депутат-единоросс Евгений Федоров рассказал в эфире ДОЖДЯ, комментируя законопроект, запрещающий госслужащим и депутатам иметь счета и имущество за рубежом.
 Лиманова: Что навеяло вам эту идею – предложить законопроект о том, что госчиновникам запрещается иметь недвижимость за границей, счета. Запрет распространяется на жен госчиновников, их несовершеннолетних детей. Может быть, принятие закона об НКО – а это такая ответная мера, благородный шаг?

Федоров: НКО – это тот закон, который мы приняли в принципе в этом же курсе, потому что мы сейчас отрабатываем законодательство укрепления суверенитета страны. И вызван такой поворот в российской политике – и законодательной, и общей – тем, что, во-первых, сейчас в условиях обострения мирового кризиса видим, что нам фактически брошен вызов. Целый ряд стран начинает принимать законы, допустим, закон имени Магнитского, по которому право частной собственности не распространяется на граждан Российской федерации в том случае, если они внесены в списки противников или неудобных для этих стран людей. То есть это прямой механизм конкурентной борьбы между нациями, государствами. Это конкретные законы, которые выводят из-под защиты частную собственность, причем, не только за рубежом. Этот закон распространяется, например, на владельцев Visa Card, Master Card. Ими пользуются по всему миру, в том числе, и в России. Соответственно, эта манипуляция направлена на достижение определенных целей в Российской федерации в плане конкурентной борьбы нации и государства.

И для того, чтобы суметь уравновесить это давление, для того, чтобы решить наши внутренние проблемы – это повышение уровня жизни, модернизация страны, повышение эффективности экономики, создание новых инструментов экономики, которые не могут у нас быть созданы из-за этого давления, мы его наблюдаем довольно давно – мы продумываем сейчас механизмы разворота экономики и политики страны в сторону суверенитета. Фактически пересмотра итогов поражения 1991 года в области внутренней политики, в области суверенитета страны, экономики страны, оборота рубля, есть и такие законы.

Сегодняшний закон, который мы с вами обсуждаем – один из элементов этого постепенного изменения, трансформации курса, так же как закон о НКО-«иностранных агентах» и некоторые другие.

Лиманова: Давайте конкретно по поводу этого законопроекта. Сегодня появилась информация, что ваш более жесткий вариант будет принят в Госдуме. В СМИ появились данные о том, что закон будет распространяться и на депутатов.

Федоров: Мы сразу это предложили. Мы не смогли изначально детально это прописать, поскольку у депутатов особый конституционный статус. Но мы изначально говорим о том, что при втором чтении сразу с первого дня это должно распространяться на депутатов. Там еще могут быть нюансы по целому ряду силовиков и т.д.

Лиманова: К примеру, депутат от «Справедливой России» Геннадий Гудков, которого СКР подозревает в незаконной предпринимательской деятельности, говорит, что ваш законопроект заблокируют единороссы, потому что как у многих членов партии власти очень много недвижимости за границей, и отказываться от своего добра никто не хочет.

Федоров: Мы с вами живем во взрослом мире, в котором есть политическая борьба. Эти высказывания – возможно, под ними есть какие-то основания – это все элементы политической борьбы. Но поскольку мы за 20 лет убедились, и граждане России убедились, что это очень серьезный фактор воздействия на нашу ситуацию, мы из-за этого не можем многие вопросы решить. Например, решить проблему коррупции мы не можем в силу откровенной поддержки коррупционных вещей из-за рубежа. Например, не можем решить вопрос с модернизацией, не можем решить проблему уровня жизни, не можем даже прекратить платить дань с точки зрения системы оборота рубля. У нас же каждый выпуск рубля автоматически пополняет бюджет США. Напрямую. Идет механизм выкупа доллара, поступление через ФРС в бюджет США полученного доллара. То есть они автоматически печатают новые доллары по мере выкупа нашим Центральным банком на валютной бирже. Естественно, мы за это платим как граждане. Есть целый ряд проблем 1991 года, которые сегодня необходимо решать. Естественно, мы бы их и раньше решили, если бы не было политической борьбы. Сегодняшние высказывания моего уважаемого коллеги – это элемент этой борьбы. Конечно, за этот закон будет борьба, а как вы думаете? Я думаю, что нам несколько лет придется напряженнейшим образом бороться, много будет всплесков, странностей, историй.

Лиманова: Как вы будете противостоять своим однопартийцам, которые выступят против этого законопроекта?

Федоров: Я думаю, что однопартийцы не выступят против, несмотря на предположения уважаемого коллеги.

Лиманова: В прессе есть высказывания некоторых единороссов, которые говорят: не дай Бог, мы не собираемся даже отказываться от своей недвижимости.

Федоров: Есть коллеги – не буду перечислять – которые мой закон месяца полтора назад критиковали, а потом сами такой же внесли. Вопрос заключается в другом. Это борьба, и в этой борьбе каждый должен определить свое место. Неважно – он член партии «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР. Россия подходит к такому этапу, и это прямо связано с выборами Путина, когда ответ должен будет дать каждый гражданин Российской Федерации в какой-то форме в течение ближайших 4-5 лет. И в том числе, это в полной мере относится к депутатам. Здесь вы правы: для некоторых этот ответ будет тяжелым. Но я уверен, что в российском народе и у депутатов найдутся силы для того, чтобы преодолеть личные интересы ради интересов отечества.

Лиманова: Вы к чему готовитесь? К чистке своих рядов, или предполагаете, что те, у кого недвижимость и счета за границей, найдут какой-то компромисс.

Федоров: Я не думаю, что будет какая-то чистка или что-то другое.

Лиманова: А что делать? Им придется отказываться от недвижимости. А если они не хотят?

Федоров: Придется либо продавать недвижимость, либо расставаться с госслужбой или мандатом. Но это выбор каждого человека. Кстати, многие люди не пошли в депутаты – я просто знаю таких – именно потому, что этот статус требует, например, прописывать декларации, изначально имеет ограничения по своей работе, и это многих не устраивает. Человек сам для себя решает – он готов посвятить себя своей стране, которая его избрала или назначила как чиновника, или он предпочитает заняться личной жизнью. Я думаю, что в России найдется какое-то количество людей, которые будут работать и чиновниками, и депутатами, и при этом интересы отечества для них будут исключительными в плане их работы, без навострения лыж туда или сюда.

Лиманова: Критики вашего законопроекта говорят о том, что депутаты и госчиновники обязательно найдут лазейки. К примеру, нельзя оформлять недвижимость на несовершеннолетних детей, но можно на совершеннолетних, нет проблем.

Федоров: В любом законодательстве находятся варианты его обойти. Это вечный процесс совершенствования нашей жизни. Я думаю, что закон важный, направление очень важное, стратегическая линия определена, народ России на выборах президента Российской федерации понимал, за кого он голосует, куда будет двигаться страна. Дальше необходимо выстраивать суверенитет страны. А то, что будут какие-то желающие обойти – конечно, будут. Но я уверен, на каждого пытающегося обойти, найдутся механизмы, как это заблокировать.

Лиманова: Критики говорят, что лучше бы вы занялись поиском источников происхождения тех денег, на которые куплена эта недвижимость за границей.

Федоров: А почему лучше-то? Надо параллельно этим заниматься. Вы сейчас фактически затронули вопрос коррупции. Мы этим законом решаем вопрос манипулирования. Конечно, это облегчает вопрос с коррупцией. Посмотрите, у нас запрет чиновникам иметь имущество за рубежом резко повышает эффективность борьбы с коррупцией внутри России. Во-первых, в России удобнее контролировать человека, и мы с вами наблюдаем, что все коррупционеры без исключения обязательно пользуются иностранной юрисдикцией. Правило такое. В бегах находится зам губернатора Московской области, у него официальное убежище в Лондоне. Он там заранее купил себе имущество, заранее разместился, и в последнйи акт он просто сбежал от нашей полиции и туда спокойно переместился. Это касается всех крупных коррупционеров.

В России это легче контролировать, и лучше, чтобы человек изначально, идя в чиновники (закон направлен на новых чиновников, в основном, старые, понятно, будут переучиваться, отказываться от имущества), что имущество за рубежом не нужно иметь. И они изначально не будут создавать там базу в плане имущества, обучения детей, перемещения туда с точки зрения реальной жизни. Тем самым, не будут создаваться предпосылки для этого механизма коррупции, который оттуда поддерживается, люди откровенно получают убежище за коррупцию в России. Ясно же, что это нужно для манипуляции ситуации в России. Мы решаем этим актом и проблему коррупции тоже, хотя в принципе он направлен на улучшение конкурентной борьбы российской нации по отношению к другим народам. Чтобы мы не платили за их жизнь, особенно в условиях кризиса.

Лиманова: Получается, что если госчиновник или депутат продаст недвижимость, то он чист?

Федоров: Да. Конечно. Продаст недвижимость, переведет деньги в российский банк, эти деньги покажет в декларации. Каждый гражданин России будет знать: был домик в Болгарии, он его продал, вырученные деньги у него на счету в банке, показаны в декларации.

Лиманова: Еще один аспект вашего законопроекта – вы покусились на любовь. На святое.

Федоров: Каждый человек должен для себя решить – если он хочет быть чиновником России, а их немного в России...

Лиманова: То значит, иностранцев любить нельзя.

Федоров: Любить можно. Но если ты хочешь жениться, пожалуйста, оставь государственную службу и занимайся семейной жизнь.

Лиманова: А если у него призвание – служить родине, государству? И при этом чувства.

Федоров: Мы сейчас защищаем не интересы чиновников, а интересы российской нации. По какой-то странной причине и у Саакашвили жена в Америке, и у Ющенко жена в Америке. Это не случайные факторы, это серьезный фактор воздействия, манипулирования. Если человек принял решение служить родине... вот я офицер на пенсии, для меня понятно: служить родине – это мой выбор, который я сделал в 17 лет. Так и человек, который идет в чиновники. Он должен для себя решить – это для него главный смысл жизни. Не хочет служить – пожалуйста.

Лиманова: Если человеку придется выбирать, последуют разводы. Вы ожидаете разводов среди госчиновников и депутатов, которые замужем или женаты на иностранцах?

Федоров: А вы знаете таких? Я таких шибко сильно много не припомню. Если они есть, то их доли процента. Такой проблемы в плане ее глобального обсуждения нет. А эти люди решат для себя лично – они за свою семью или за госслужбу. В конце концов, растить детей – тоже важное дело. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.