Анатолий Голубовский: Есть еще одна группа, которая разрабатывает общественное телевидение

Кофе-брейк
2 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть
Об общественном телевидении, его контенте и технических сложностях в организации процесса, рассказал член рабочей группы по его созданию Анатолий Голубовский.

Кремер: У нас в гостях Анатолий Голубовский, член рабой группы Общественного совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте Российской Федерации, который приехал к нам прямо с пресс-конференции, где, в том числе, обсуждался вопрос о нашем новом общественном телевидении.

Голубовский: Обсуждался только этот вопрос.

Кремер: Только этот вопрос?

Голубовский: Другие вопросы не обсуждались.

Кремер: Вы только что сказали мне перед началом программы, что вы о чем-то поспорили с Натальей Синдеевой там. О чем?

Голубовский: Мы не спорили, мы, так сказать, очень интересно дискутировали. И я думаю, совершенно не случайно, что это происходило, во-первых, в присутствии Натальи Синдеевой, а во-вторых, с ее участием, потому что, на мой взгляд, ближе всего к формату общественного телевидения, именно формат телеканала ДОЖДЬ.

Кремер: А с чем вы не согласились-то?

Голубовский: Вы понимаете, обычно, когда телевизионные профессионалы собираются, они начинают спорить, прежде всего, о деньгах.

Кремер: Понятно.

Голубовский: И поэтому мы, например, а это рабочая группа, которая занимается, собственно, сочинением вот этого проекта общественного телевидения.

Кремер: И тем, сколько он будет стоить?

Голубовский: Да.

Кремер: Налогоплательщикам.

Голубовский: Да. Я вообще-то не занимаюсь, собственно, вопросами финансирования, я больше по контенту. Но, вообще-то, первый вопрос, который задают все люди, когда заходит речь об общественном телевидении, это вопрос о том, а на какие же шиши?

Кремер: Да, но очень многие чувствуют в этом какую-то, вообще-то, манипуляцию. Я читала в Twitter, вообще в соцсетях, в Facebook, что, ну, как быстро создать общественное телевидение - нужно назначить директором ВГТРК Леонида Парфенова и все, у нас есть общественное телевидение. Почему не совершить такую простую манипуляцию?

Голубовский: Но я думаю, что, как и многие простые манипуляции, эта манипуляция наименее возможна в нашей жизни. Кроме того, на мой взгляд, Леонид Парфенов прекрасно бы справился с ролью главы общественного телевидения, тем более, что сейчас он, так сказать, олицетворение общественных интересов и общественного блага, безусловно, и вне всякого сомнения. Но такую сложную историю как общественное телевидение, возможно, сделать просто, поставив на какое-нибудь место, например, не знаю, на какое-то место главу какого-нибудь канала или медийного холдинга, одного человека, но от этого мало что изменится. Точно также все происходит и в политической жизни.

Кремер: Хорошо. А вы можете коротко, прямо вот по пальцам, на пальцах перечислить, что нужно сделать для того, чтобы создать вот это общественное телевидение? Чем вы сейчас занимаетесь, вы же разрабатываете эту некоторую программу действий?

Голубовский: Да. Мы придумываем, как это все, про что это общественное телевидение, для кого это общественное телевидение, на какие деньги общественное телевидение. И главное – где. Но не главное, а существенное - еще один новый канал или какой-то существующий канал переделывается в общественное телевидение. Эти все вопросы, действительно, каждый из этих вопросов это можно обговаривать до утра. Мы, собственно, и собрались, люди, которые давно об этом думают. Прежде всего, об этом долго думает очень председатель Совета по правам человека института гражданского общества Михаил Александрович Федотов, который, помимо всего прочего, еще председатель, один из секретарей Союза журналистов, он сочинил закон «О СМИ», который действует очень эффективно, на сегодняшний день особенно. И он уже давно придумал, на самом деле, этот проект. Существует масса вариантов, существует гигантский международный опыт, но сейчас, когда…

Кремер: Дошло до дела.

Голубовский: Да. А дело дошло, собственно, потому, что президент в выступлении Федеральному Собранию сказал, что надо делать общественное телевидение и соответствующие поручения как бы расписал. Поскольку всем хорошо известно, что существует Михаил Александрович Федотов и у него есть уже готовый проект, нужно как-то все это соединить. Есть еще одна группа.

Кремер: Я правильно понимаю, что групп две? То есть, есть одна, которая руководит Михаил Федотов, а вторая, или как минимум…

Голубовский: А второй руководит министр связи. Вернее, они под руководством Алексея Громова, который замглавы администрации президента, но это все происходит на площадке Министерства связи.

Кремер: И мы не знаем что у них за программа?

Голубовский: Нет, мы знаем, что у них за программа. Дело в том, что Федотов, он входит в состав той же группы, и например, еще Анатолий Григорьевич Лысенко, такой знаменитый и замечательный телевизионный деятель и журналист выдающийся, он тоже создатель ВГТРК, он тоже входит в обе эти группы.

Кремер: А в чем разница между этими двумя группами? В чем разница предложений? Потому что я пока не совсем поняла, какие предложения у этих групп.

Голубовский: Вы знаете, мы, наверное, наша группа, кроме меня, естественно, в нее входят еще телевизионные критики известные…

Кремер: Даниил Дондурей.

Голубовский: Даниил Дондурей, Анна Качкаева, Ирина Петровская, входит туда Владимир Владимирович Познер, масса народу туда входит.

Кремер: Что вы им предлагаете?

Голубовский: Мы больше работаем над контентом.

Кремер: Например?

Голубовский: Вот про что это общественное телевидение, что оно будет делать. Кроме того, мы придумываем разные схемы его функционирования, потому что проектов должно быть много, нужно чтобы президент из чего-то выбрал.

Кремер: Нужно четыре плохих варианта и один хороший, чтобы выбрал?

Голубовский: Это очень сложная история. Мы будем делать какой-то один, который мы считаем лучшим. И мы просто хотим делать такое телевидение, которое, людям очень хотелось бы смотреть.

Кремер: Это очень красивые общие слова. Конкретно, вот, например?

Голубовский: Конкретно - это телевидение свободное от рекламы.

Кремер: То есть, на нем не будет рекламы?

Голубовский: То, что оно свободное от рекламы, это, между прочим, тянет за собой огромное количество всяких содержательных вещей, потому что, как любит говорить Дондурей, реклама, коммерческий интерес - это второй главный цензор на нашем телевидении, который заставляет программировать так или иначе, и так далее. Кроме того, это телевидение, в котором преобладает прямой эфир, как у вас на телеканале, но это еще и телевидение, которое решает конкретные проблемы…

Кремер: Решает конкретные проблемы, например, опять же?

Голубовский: Не скажу. Дело в том, что есть какие-то такие интересные с точки зрения содержания вещи, которые являются ноу-хау, вот мы что-то такое придумали…

Кремер: Понятно все. Я теперь поняла, почему вы так неконкретно говорите, почему скрываете…

Голубовский: Я не то, что скрываю, дело в том, что люди должны понимать, что…Вот, например, есть Алексей Алексеевич Венедиктов, который утверждает всегда, что он занимается, прежде всего, не распространением либеральных идей, а медиабизнесом. И вот, потому что он занимается медиабизнесом, он должен привлечь как можно больше аудитории на свою радиостанцию, тогда реклама будет дорогая, ее будет много и радиостанция будет богатеть. Вот он считает, что придет больше аудитории только в том случае, если будет представлен весь спектр мнений, который существует - от Шевченко до Шендеровича.

Кремер: Это звучит очень честно.

Голубовский: Это звучит очень честно. Но дело в том, что я абсолютно с ним в этом согласен. Дело в том, люди будут приходить не только на коммерческий канал, как например, радиостанция «Эхо Москвы», где есть реклама, если там будет спектр мнений весь, но и на некоммерческий.

Кремер: То есть, второе - не будет рекламы, будет весь спектр мнений?

Голубовский: Будет представлено огромное количество интересов, мнений, и так далее, и так далее. Кроме того, это будет такой ресурс самоорганизации. То есть, этот канал будет инициировать нечто, что…

Кремер: Юзер дженерейтед контент, как это называется, то есть пользователи могут тоже что-то…

Голубовский: Юзер дженерейтед контент, безусловно, будет там. И это серьезно меняет, в общем, так сказать, специфику журналистского труда, который там будет происходить. Это не означает, что только непрофессионал…

Кремер: Надо перевести для тех, кто не знает, что это контент, содержание, которого создано самими зрителями, зрители становятся участниками создания канала.

Голубовский: Да. Мы предполагаем создать огромную сеть активистов этого общественного телевидения. Это не значит, что любой, у которого есть камера или мобильный телефон, сможет туда… Это не YouTube, это немножечко другое. И, впрочем, мы довольно скоро опубликуем, наверное, принципы нашего программирования, программной политики.

Кремер: Когда?

Голубовский: В ближайшее время. Но я думаю, что этот текст, про принципы программирования и программной политики, появится скоро на сайте Общественной палаты, потому что она тоже как-то участвует в этом процессе. Но там еще есть какие-то источники, есть какие-то…Я скажу вам.

Кремер: Хорошо. А вот эти группы, они занимаются одним и тем же, они придумывают концепции, в том числе под руководством Алексея Громова, или Алексей Громов продумывает больше какие-то технические вопросы, базу, где и каким образом будет организовано?

Голубовский: Я, честно говоря, не знаю, поскольку я туда не вхожу.

Кремер: То есть, группы не знаю что делают?

Голубовский: Те члены групп, которые там и там, наверное, знают. Но я не знаю.

Кремер: Понятно.

Голубовский: И я придумываю то телевидение, которым мне было бы, например, интересно заниматься, и которое имеет какое-то общественное значение. Вот я это и придумываю. Потому что на самом деле, там огромное количество существует, всегда все начинают нервничать, как же так, общественное телевидение, у нас уже есть государственное телевидение, мол, надо взять государственное телевидение, переименовать в общественное…

Кремер: Вообще, честно говоря, это кажется самым очевидным и простым.

Голубовский: Да. Но вы понимаете, в чем дело, дело в том, что у нас нет вообще государственного телевидения и коммерческого телевидения, у нас все телевидение частично государственное, практически все, и все коммерческое. Это такое государственно-коммерческое телевидение. Как власть и собственность у нас объединены, так и власть и коммерция…

Кремер: Но если взять какой-то существующий канал и сказать, что теперь мы играем по новым правилам?

Голубовский: По новым правилам не получается играть. Потому что, например, тот же ВГТРК - это огромный мощный, хорошо смазанный механизм, который работает на… Одна из его главных целей – это получение прибыли, на которой это все развивается, и так далее, и так далее. А общественное телевидение, оно принципиально не направлено на извлечение прибыли. Там нет вообще ничего такого по поводу прибыли. И, например, мы планируем создать какую-то систему общественной поддержки этого канала, потому что все очень боятся абонентской платы, хотя я, например, ее не боюсь. Очень многие люди платят каждый месяц там шестьдесят с лишним рублей (не так уж мало) и там написано «за антенну»…

Кремер: Да.

Голубовский: На самом деле, платят за кабель. И никому не приходит в голову отказаться от этого. А тут мы хотим, чтобы, может быть, будет и абонентская плата, над этим сейчас работают экономисты, но и это будет общественная поддержка в виде добровольных взносов, по принципу, например, клубов крупных музеев, например, западных.

Кремер: Поняла. Очень интересно, здорово.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.