Александр Плющев: Сравнивать Первый канал и «Яндекс» – то же самое, что сравнивать теплое с мягким

Кофе-брейк
25 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Журналист и ведущий радиостанции «Эхо Москвы» Александр Плющев о том, к чему приведет переход телеаудитории в интернет и почему сравнивать эти два канала получения информации сегодня бессмысленно.

То, чего так ждали и что давно предсказывали, случилось. Главная кнопка страны уже не Первый канал, а интернет-портал. Как написали сегодня «Ведомости», «Яндекс» в апреле собирал, по подсчету аналитической компании TNS, 19 миллионов 100 тысяч человек в день, а первый – на 900 тысяч меньше.

О том, что это значит и к чему приведет, поговорили с блогером и журналистом Александром Плющевым.

Лиманова: Вопрос, который мы задали нашей аудитории: «Раз аудитория «Яндекса» превысила число аудитории Первого, может быть, будущее все же за интернетом, а не за телевидением, пусть даже общественным?». Какие ответы нам прислали в Twitter: «Интернет сузит аудиторию телезрителей, но полностью телевидение не убьет, всегда останутся любители пассивного просмотра», «Будущее – за интернет-телевидением», «Безусловно, причина: народный журналист – более смелый и объективный», «Будущее за интернетом в любом случае», «Будущее за не ангажированными СМИ, неважно, что это будет – ТВ или интернет», «Это первый звоночек для Первого, дальше будет хлеще». Вы что скажете?

Плющев: Мне кажется, здесь мы выдаем желаемое за действительное. Конечно, нам всем хочется, чтобы интернет, наконец, победил это зло, телевизор, в котором мы сейчас присутствуем, чтобы как-то жизнь налаживалась.

Лиманова: Ради справедливости надо сказать, что телевидение телевидению рознь. Мы своим примером это доказываем.

Плющев: Чтобы все были креативным классом, чтобы все в интернете смотрели телеканал «Дождь» и т.д. Это происходит, но очень медленно. Мы здесь сравниваем мягкое с теплым. Аудитория «Яндекса» - это аудитория, которая пришла что-либо искать.

Лиманова: Где купить тапочки подешевле или какие-то новости по поводу правозащитной организации «Агора».

Плющев: Или они хотят найти по карте какую-нибудь местность. Много сервисов хороших у «Яндекса» есть, действительно его суммарная аудитория может быть гигантской. Почему ее сравнивают с аудиторией Первого канала? Только по одному признаку, потому что и то, и другое – рекламные площадки. Это новость не для зрителей.

Лиманова: В таком случае эта история может потянуть деньги рекламодателей в интернет. Таким образом, контент будет меняться, все больше будет расти аудитория, которая будет интересоваться именно контентом.

Плющев: Продолжается история выдавания желаемого за действительное. Рекламы разные в телевидении и рекламы разные в интернете. В интернете – это те, на которые нужно кликнуть, а не те, которые нужно посмотреть. В телевизоре кликать никуда не надо. Поэтому еще очень долго такой вид рекламы будет превалировать. Более того, он и в интернете есть, например, внутри роликов телеканала «Дождь».

Если бы мы сравнивали аудиторию телеканала «Дождь» и Первого, и у «Дождя» было бы больше, тогда бы у нас была революция, и здесь, я думаю, сидели бы все интернет-эксперты.

Лиманова: Подождите немного.

Плющев: Я только за это. Я жду не дождусь этого, но боюсь, при нашей жизни мы можем не дождаться.

Лиманова: Я не так пессимистично смотрю на это. Тем не менее, «большой брат» не дремлет. Интерес к интернет-ресурсам сейчас у властей и у всевозможных злоумышленников очень большой.

Плющев: При властях.

Лиманова: При интересе властей параллельно. Вспомним 4 декабря, когда 25 федеральных, региональных интернет-ресурсов были блокированы. К слову сказать, среди прочих был блокирован и сайт «Эха Москвы». Потом Следственный комитет отказал проводить проверку по поводу этой хакерской атаки. Это тенденция? В связи с ростом интернет-аудитории как будут вести себя власти, на ваш взгляд? И как будут вести себя эти негодяи, всевозможные хакеры, которые устраивают кибер-атаки?

Плющев: Мы, очевидно, на пороге кибер-войн. С одной стороны, люди, которые могут что-либо взламывать, есть по обе стороны баррикад. Есть идейные, есть за деньги – те, которые готовы принять любую сторону, лишь бы им заплатили. Учитывая, что наша, с одной стороны, правовая база, с другой стороны, правоприменительная практика довольно слабые в этом вопросе, во всяком случае, пока мы не наблюдаем каких-то серьезных санкций за DDOS-атаки, взломы и т.д.

Мне кажется, 4 декабря был выпущен джинн из бутылки. Было сказано: так действовать можно. Ну раз так действовать можно с той стороны, то я не исключаю, что когда-нибудь так можно будет действовать и с другой стороны. И мы знаем, что уже были DDOS-атаки, например, на сайт Патриархии, мы понимаем, что она по другую сторону находится в этой раскладке. Совершенно не исключаю, что будут такие серьезные вещи. Что касается властей, они будут вынуждены обращать все больше внимания на интернет, но с ним-то поделать особенно ничего нельзя. Даже DDOS-атаками, хакерскими взломами, взломами почты и т.д. Это такая система, которую нельзя удавить лишением частоты.

Лиманова: К примеру, такой метод как изменение регламента регистрации доменов третьего уровня? RU-CENTER отныне может самостоятельно отключать домены в случае, если там появляются антиправительственные лозунги, призывы к смене власти.

Плющев: Не совсем так, но смысл понятен. Во-первых, они просто привели в соответствии с тем, что и для второго уровня. Никто не знал, что раньше домены второго уровня тоже можно было отключать. Во-вторых, чтобы не делать в доменных зонах РУ и РФ, можно всегда уйти в другую доменную зону. Это проблема небольшая, просто вытолкнешь из собственной доменной зоны людей, лишишь заработка те конторы, которые регистрируют. Все, больше ничего.

Интернет – такая штука, что если ты надавил в одном месте, все ушло в другое. Даже опыт таких стран как Китай это доказывает.

Лиманова: Получается, в интернете свобода?

Плющев: В некотором смысле да, конечно. Что интересно, без телевидения в этом смысле тоже не прожить. Я когда брал интервью у владелицы телеканала «Дождь» Натальи Синдеевой, я задал ей вопрос: вы проживете в одном интернете, без кабеля? Она сказала: Нет. Вот в чем проблема. До сих пор интернет – не та среда, в которой можно жить.

Лиманова: Мне кажется, очень много людей, которые уже абсолютно обходятся без телевизора.

Плющев: Но при этом знают, что по нему показывают.

Лиманова: Потому что в интернете можно посмотреть. А ящик они изымают из дома. Все равно будем ориентироваться на интернет.

Плющев: А что нам остается делать? У нас нет другого выхода. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.