«Агора»: О наркообщаке ФСКН было известно еще 2 года назад

Кофе-брейк
12 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Правозащитная ассоциация «Агора» разместила на своем сайте очень любопытные документы, согласно которым получается, что в управлении Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) по ЮЗАО Москвы сбывали крупные партии наркотиков, а деньги тратили на то, чтобы освобождать сотрудников ведомства от уголовного преследования.

В документах ФСБ приводится конкретный прием - о деле Калинина. Сотрудник Госнаркоконтроля Роман Калинин был осужден в ноябре 2011 года. Он был приговорен к пяти годам в колонии общего режима за хранение наркотиков. Однако суд освободил Калинина от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Сегодня Мосгосруд рассматривает кассационную жалобу на этот приговор. А управление ФСКН по Москве называет провокацией сообщение о том, что сотрудники управления торгуют наркотиками.

Подробности узнали у Павла Чикова, главы правозащитной ассоциации «Агоры».

Лиманова: Традиционная рубрика «Кофе-брейк». У нас в гостях Павел Чиков, глава правозащитной ассоциации «Агора». Павел, спасибо, большое, что зашли к нам. У вас на сайте опубликованы очень интересные материалы. Как я понимаю, материалы ФСБ, в которых говорится о том, что в ЮЗАО Москвы в Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков есть наркотический «общак». Сотрудники ФСКН используют этот наркотический «общак», когда нужно кого-то спасти от следствия, уголовного преследования, и приводится конкретный пример из документов о деле Калинина. Вот сегодня как раз дело этого Калинина рассматривает Мосгорсуд, рассматривал Мосгорсуд кассационную жалобу на приговор, и управление ФСКН опровергло информацию, которую вы опубликовали, сказав, что это «провокация». Вот объясните, пожалуйста, почему вдруг сегодня появились эти документы, как раз когда рассматривается кассация по делу этого сотрудника Госнаркоконтроля, и что за история?

Чиков: История к нам пришла от журналистки «Новой газеты». Елена Милашина попросила очень, чтобы мы занялись этим делом, потому что там такая довольно драматичная история одного задержанного оперативника из очень приличной семьи. Сфальсифицировав материалы о том, что у него есть наркотики, после этого избил, причем там очень серьезные последствия были, половые органы ему отбил и, собственно, именно поэтому вот он сейчас и осужден и признан виновным этот оперативник, которого зовут Роман Калинин. При обыске у него были обнаружены наркотики и ему предъявили обвинение. Это еще было в 2009-м году. Предъявили обвинение, во-первых, в покушении, в приготовлении к сбыту наркотических средств, во-вторых, в превышении должностных полномочий, то есть в избиении, по сути дела, задержанного.

Лиманова: Потом, как я поняла, переквалифицировали дело?

Чиков: Так вот, дело ушло в суд, и вот на стадии суда у нас уже вошел наш адвокат представителем потерпевшего, и суд переквалифицировал, смягчил серьезное обвинение. То есть, он сказал, что, дескать, задержанный сопротивлялся, поэтому вред ему был причинен при превышении необходимой обороны, а что касается наркотиков, он, дескать, не готовился к сбыту, а он их сам их принимал, потому что он признался, то, что он наркозависимый, что тоже довольно интересно. У нас оперативники Госнаркоконтроля наркозависимые работают. То есть как бы, типа, что…

Лиманова: Издержки профессии.

Чиков: Да-да-да, что храню, тем и пользуюсь. А в материалах дела, поскольку оперативное сопровождение этого уголовного дела осуществляла Федеральная служба безопасности, и вот всплыли такие документы рассекреченные. Это не наша информация, это вот как бы, с шапками Федеральной службы безопасности, вот я прочитаю: «В службе по Юго-Западному административному округу ФСКН по Москве в наличии имеется крупная партия наркотических средств. Последние незаконным путем сбываются при возникновении угрозы уголовного преследования сотрудников указанного подразделения». А во втором документе говорится о том, что в целях создания условий для незаконного освобождения от уголовного преследования именно Калинина, то есть, уже применительно к этому конкретному делу. А почему сегодня это стало, да потому что сегодня кассационное рассмотрение, сегодня должен был быть решен вопрос, либо приговор устоит, либо он будет отменен, либо что-то с ним, в общем, произойдет. И поэтому, собственно, эти документы и появились. Раньше они не публиковались.

Лиманова: Ну да, дело сейчас, кассация перенесена рассмотрение ее на 26 марта.

Чиков: На 26 марта.

Лиманова: Вот меня интересует, в связи с появлением сегодня этих документов вот такой вопрос: на документах указана дата 2010-й год…

Чиков: Да.

Лиманова: То есть уже в 2010-м году ФСБ, органам ФСБ было известно об этом, о том, что есть такой наркотический «общак»? Почему же эти документы не были представлены суду, когда рассматривалось в суде дело Калинина?

Чиков: Нет, они в суде были, потому что в суде рассматривалось все уголовное дело. И эти документы, они из уголовного дела. Вот здесь номера - 25-26 листы уголовного дела, - то есть, они все в суде были. Просто вопрос резонный в том, а почему ФСБ не инициировало какое-нибудь серьезное уголовное дело в отношении руководства управления ФСКН по Москве, в помещениях которого содержатся… Вот у меня в офисе не содержится крупная партия наркотиков, а если она вдруг, тьфу-тьфу, не дай бог, то я, безусловно, буду нести ответственность. Почему-то начальники управления ФСКН никакой ответственности не несут.

Лиманова: Дан был ход какой-то?

Чиков: Нет. Этим документам хода дан не был. Вот, собственно, основная…

Лиманова: Помимо сотрудников Госнаркоконтроля, которые, по данным ФСБ, хранят у себя наркотики, ведь еще интересно, что, если они сбывали эти наркотики для того, чтобы использовать деньги для подкупа следственных…

Чиков: Ну, об этом здесь не говорится. Возможно, речь вообще идет о том, что эти деньги используются для того, чтобы нанять ему адвоката, например. То есть, все равно это…

Лиманова: Нет, но я там помню, там какая-то формулировка, типа «лоббирование интересов»…

Чиков: «Незаконное освобождение от уголовного преследования». То есть, создание условий для не законного освобождения от уголовного преследования. Вот на это шли деньги.

Лиманова: Да, вот что интересно, ведь за этими словами стоят конкретные люди из следственных органов.

Чиков: Безусловно. И конкретные действия, причем преступные действия, причем действия должностные преступления это все были. И Калинину эти действия не вменяются. И получается, что как бы вот такая практика есть, она не пресечена, по крайней мере, из документов не следует, что, между прочим, сейчас этого самого наркотического «общака» нет, и что эта практика не продолжается в настоящее время - отсюда это не следует. То есть, никто, никакой ответственности не понес, по крайней мере, юридической, по крайней мере, об этом общественность не знает ничего. А если учитывать, принять во внимание то, что сегодня ФСКН уже распространил опровержение, то они говорят, либо…

Лиманова: Да, что «данная информация не соответствует действительности» и была опубликована с целью оказания давления на Мосгорсуд, который должен рассматривать кассацию.

Чиков: Ну вот, это как бы претензии не к нам, претензии к Федеральной службе безопасности. То есть, это, между прочим, отношение между двумя службами. Кто-то из них, очевидно, врет. Мы-то, в любом случае, ссылаемся на имеющиеся у нас в наличии документы и документы, которые есть в материалах уголовного дела. Поэтому здесь опровергать должна Федеральная служба безопасности, а не мы.

Лиманова: Да, интересная история. И каким вы видите продолжение ее? Что вы будете дальше предпринимать?

Чиков: Для нас на данный момент, на самом деле, имеет ключевое значение, собственно, судьба потерпевшего Зайцева, который, в большей степени зависит от того, каким будет в итоге приговор Калинина. Потому что, если (чего мы добиваемся) Калинин будет признан судом виновным в превышении должностных полномочий, это серьезно повлияет на судьбу самого этого Зайцева. У него появится возможность требовать компенсации с казны Российской Федерации, потому что это будет должностное преступление. А пока получается так, что вот какой-то у них конфликт возник, и, в общем, наркозависимый оперативник Госнаркоконтроля чего-то не поделили с одним из задержанных. То есть, обычная бытовая история.

Лиманова: Ну что же, будем ждать развития событий.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.