Администратор русской «Википедии»: Цензура в интернете превратит Россию в Китай

Кофе-брейк
10 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Ольга Шакина

Комментарии

Скрыть
Исполнительный директор Wikipedia Russia Станислав Козловский рассказал, почему вслед за итальянской и английской «Википедией» (акция против SOPA) решила устроить забастовку и российская. 

Шакина: Сегодня у нас в гостях в студии ДОЖДЯ мы приветствуем Станислава Козловского, исполнительного директора Wiki-media Russia, собственно, администратор русской Wikipedia, который у нас не случайно. Он нам расскажет о сегодняшней акции протеста, которая проходит на Wikipedia. Станислав, как вам пришло в голову ее устроить? Сегодня на Wikipedia невозможно зайти: там перечеркнуто слово «Wikipedia» и висит плашка такая: «Представите себе мир без свободной информации». Как это произошло?

Козловский: Это у нас не первая забастовка. Была забастовка итальянской Wikipedia против закона SOPA. И вот сейчас решила забастовать русская Wikipedia. Вот так решило сообщество русской Wikipedia. Вчера был опрос, и решили в знак протеста, против сейчас в срочном порядке рассматриваемого закона Государственной Думой, объявить акцию протеста. Мы сделали все, что в наших силах.

Шакина: А скажите, как там написано, что, в конце после надписи «Представьте себе мир без свободной информации» написано: «Поддержите нас, чем можете». Вот принимается закон, «поддержите нас». Как поддержать?

Козловский: Во-первых, распространять эту информацию. Все-таки депутаты выбраны народом. То есть, у каждого округа есть свои депутаты, просить их, все-таки хотя бы прочитать те законы, которые они принимают. Сейчас готовится, сейчас в срочном порядке пишется петиция, которую можно уже будет подписать. Нашими читателями являются те, кто может принимать такие решения - сами депутаты, члены правительства, члены администрации президента. Хотелось бы, чтобы они все-таки задумались, что то, что вносится сейчас - это совершенно чудовищный законопроект, который, по сути, вводит цензуру в Интернете. И хотелось бы, чтобы все-таки как бы из-за того, что лето, все спешат, никто не хочет вникать в документы, такой закон, по сути, нарушающий Конституцию, прошел бы. Очень бы этого не хотелось. И пока еще можно, чтобы хотя бы было перенести рассмотрение этого законопроекта на осень, например, на ноябрь, за это время, чтобы все заинтересованные стороны смогли его обсудить и внести соответствующие поправки. Потому что то, что сейчас происходит в пятницу - первое чтение, завтра второе, возможно, и третье.

Шакина: Скажите, где-то в мире есть практика подобного рода? С чем-то можно сравнить вот эти вот поправки, которые пытаются внести в закон об информации? Где-то такого рода поправки действуют?

Козловский: В некоторых странах подобное есть, но это какие страны как Китай, это Корейская народная республика.

Шакина: КНДР?

Козловский: КНДР. В мире есть различные компании, которые составляют списки разного контента, которые опасны для детей и так далее, «черные» и «белые» списки. Это совершенно нормальная практика, потому что дальше у человека ставят родители плагинчик в браузер или некоторые браузеры позволяют это делать и, соответственно, они уверены, что ребенок не попадет на опасные сайты.

Шакина: То есть, это делается опционально?

Козловский: Да. Либо это делается, если это школа, либо какое-нибудь детское учреждение другое, можно это поставить на сервере и чтобы в данном учреждении этого не было. То, что вносится сейчас в законопроект, этот список будет обязательным. Если эта информация в течение двух дней не исчезла, она будет обязательна для операторов связи, то есть это будут блокироваться сайты по IP-адресам сразу во всем интернете, в рунете, доступа к ним не будет для граждан России.

Шакина: Понятно. Утверждается, что это будет сделано для того, чтобы ограничить, как у нас обычно ссылаются, не просто там порнографию, детскую порнографию, и все такое. Как вам кажется, каковы истинные причины? Есть какие-то, может быть, другие цели у этого законопроекта?

Козловский: Конечно, прикрываться детской порнографией – да. Но там кроме него есть на самом деле крайне нечетко сформулированные критерии. То есть, кроме этой детской порнографии там достаточно огромный список максимально нечетко написанный. Например, какие-нибудь прекурсоры наркотических средств запрещено описывать, употребление. Это, например, марганцовка, ацетон, уксусная кислота. Их употребление запрещено. Запрещено рассказывать о способах самоубийства. То есть, если у нас есть статья про самоубийства, например о том, какие они бывают, классификация - все, это запретная информация. А вообще, что такое цензура? Это когда государство пытается решать, что гражданам можно, какую информацию знать, а какую нельзя. По сути, в данном случае решение принимают не родители за своих детей, не учителя за своих учеников…

Шакина: Что еще куда ни шло.

Козловский: …А чиновники. Плюс это еще будет делаться через какую-то организацию, которая будет выбрана по критериям, которые в законе не описаны, которая будет принимать это решение, которая не несет никакой ответственности за свои вот эти решения.

Шакина: Какого рода это будет организация? Что-то вроде общественного совета?

Козловский: Написано «некоммерческая организация». Что предполагается? Может быть что угодно. Может быть, действительно, некоммерческая. Бывают разные организации.

Шакина: А что касается описания способов потребления наркотиков и способов самоубийства, видимо, тогда нужно сразу убирать из интернета, из свободного доступа «Анну Каренину» Льва Толстого или, например, прозу Ирвина Уэлша.

Козловский: Да. Если у вас лежит «Анна Каренина», по закону, это, собственно, описание способов самоубийства - кинуться под поезд. Все. Вам приходит уведомление. Не убрали - все, нарушитель, сайт блокируется.

Шакина: Замечательно. Скажите, а в какой части этот законопроект может нарушать Конституцию? Эти поправки, которые они хотят внести в закон «Об информации», как Конституцию может нарушать?

Козловский: Понимаете, они все время говорят, что это не цензура. По сути, если взять определение цензуры, это самая настоящая цензура то, что делается. Цензура у нас Конституцией запрещена. Хотелось бы, чтобы гарант Конституции как-то все-таки обратил внимание, что делает Государственная Дума и если будет возможность наложить вето, если это все-таки пройдет, хотя бы, все-таки свои функции использовал по прямому назначению.

Шакина: Скажите, а как вам кажется, какие-то коммерческие последствия могут быть у такого закона? То есть он как-то на экономику, может быть, тоже может негативно повлиять, или?..

Козловский: Понимаете, тут можно с такой формулировкой, например, «конкурент», «недобросовестная конкуренция». То есть сейчас большинство сайтов работают по технологии web 2.0. Это контент формируется пользователями, либо они полностью контент делают, либо они пишут комментарии и так далее. То есть на любой сайт, в принципе, можно поместить любую информацию, любой человек.

Шакина: Wikipedia ярчайший, собственно, этого дела пример.

Козловский: У нас самый ярчайший пример. Мы поэтому больше всех возмутились. В принципе, сейчас на любой более-менее прогрессивный сайт можно пожаловаться. Если там были выходные дни, не успели убрать - все, сайт закрывается. Неважно, из-за какой-нибудь мелочи закрывается весь сайт.

Шакина: Два дня и сайт закрывают. На сколько?

Козловский: Навсегда.

Шакина: Навсегда?

Козловский: Потому что…

Шакина: До обжалования и прочих процедур?

Козловский: До обжалования. То есть, если не убрали - суды и так далее. Могут быть случаи, что закрывают еще по IP- адресу. Можно, например, если недобросовестная конкуренция, на том же хостинге разместит что-то непонятное на сайте конкурента, заблокируют по IP всего хостера и, соответственно, десятки тысяч сайтов совершенно невинные окажутся заблокированы. К сожалению, закон был написан людьми, которые не понимают, как работает Интернет. Но вот хотелось бы, чтобы все-таки они консультировались с Интернет-отраслью, с Интернет-общественностью. То есть, в принципе, защищать детей - это важно и нужно, но надо же делать это разумно, потому что закон, на самом деле, вот именно от вот этих террористов-экстремистов, порнографов как раз не защитит. Им-то что, они переедут с одного сайта на другой. То есть, тут какой-то защиты от них как раз и нет. Будут страдать именно крупные добросовестные сайты. К сожалению, вот так вот.

Шакина: Поясните, вот эти экстремисты и порнографы, как вы говорите, легко переходят с одного сайта на другой, потому что им не привыкать, грубо говоря, у них это уже давно налажено?

Козловский: Ну, конечно. Обычно у них миллион разных доменных имен. Они никогда не хостятся на территории России, поэтому указания хостинг-компании от российских властей в зарубежные, естественно, они будут проигнорированы. Поэтому в данном случае закон, по сути, направлен не на борьбу с детской порнографией, потому что есть способы с ней бороться, а к сожалению, как-то…

Шакина: Ну да, для этого не нужен специальный закон именно об Интернете, для этого хватает закона о борьбе с порнографией, собственно.

Козловский: Конечно, безусловно.

Шакина: И в Интернете, и везде.

Козловский: Было бы желание, можно было бы ее побороть.

Шакина: А так получается, что ударят, прежде всего, по законным вполне игрокам рынка с self-conten?

Козловский: Да. Еще бывает иногда, знаете, эта порнография… У нас в Америке были люди, обиженные на Wikipedia. Они написали в ФБР заявление, что у нас детская порнография. Стали выяснять - это картины XVII века, там ангелочки голые по углам. Ну, дети? - Дети. Обнаженные? - Обнаженные. Ну, понимаете, можно эту детскую порнографию увидеть там, где ее нет.

Шакина: Было бы желание видеть детскую порнографию, это правда.

Козловский: Есть люди, у которых глаз так намылен, что они ее видят везде.

Шакина: Да-да. Накатанный. ФБР в связи с этим не стал предпринимать каких-то лишних движений?

Козловский: К счастью, да.

Шакина: Ну что же, будем надеяться, что как-то можно будет повлиять на ситуацию с принятием поправок к закону «Об информации», который буквально сегодня рассматривается в Госдуме. Министр связи Никифоров сказал, что хотел бы, чтобы все поправки, необходимые в законе, были внесены до ноября. Будем надеяться, что письмо, которое сейчас готовит, я так понимаю, Станислав Козловский, администратор русской Wikipedia…

Козловский: Это готовят все участники Wikipedia, все читатели. То есть, не я один.

Шакина: И вы предлагаете желающим, тем, кто против цензуры, присоединиться к вам. Будем надеяться, что это сможет как-то повлиять на ситуацию.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.