Настоящая реформа полиции. Как быстро и эффективно поменять силовые органы в России

14 октября, 11:13 Сергей Гуриев
10 754

Экономисты часто спорят друг с другом. Но есть и вопросы, по которым у всех экономистов полный консенсус. Например, все экономисты соглашаются с тем, что главные проблемы российской экономики — неэкономические. В России «плохой инвестиционный и деловой климат» и «неразвитые политико-правовые институты». В переводе с научного языка это означает, что одним из главных препятствий для экономического роста является неэффективная, коррумпированная и неподотчетная правоохранительная система. 

Что (же) делать правоохранительными органами? Сергей Гуриев поговорил с руководителем Международной группы «Агора» Павлом Чиковым. Больше 15 лет Павел и его коллеги защищают права российских граждан — в том числе и от произвола силовиков.

Павел, спасибо большое, что вы нашли время, чтобы обсудить со мной видение прекрасной России будущего с точки зрения правоохранительной системы. Если бы вы выбирали, какой нужно построить российскую правоохранительную систему, что бы вы сделали, какое у вас видение оптимальной структуры, размера, функций российских правоохранительной системы?

Для начала, наверное, нужно сказать, что есть определенные системные проблемы, которые очевидные и которые мешают, прежде всего. И это, конечно же, большая консолидация политической власти и полномочий в руках правоохранительных органов, их централизация, их федеральное подчинение, их численность, их функционал, их раздутый, гигантский бюджет, и это все явно неадекватно многим вещам. Ну, то есть, начиная с элементарной системы сдержек и противовесов, заканчивая избыточной бюджетной нагрузкой.

Кроме того, не очень адекватно с точки зрения существующей ситуации с преступностью. Нужно сказать, например, что у нас по всем данным стойкий, длительный, многолетний минимальный уровень преступности за 100 лет. За все советское и постсоветское время сейчас самый низкий уровень преступности. А для чего нужны правоохранительные органы? Реагировать на преступность. Если преступность низкая, зачем нам столько правоохранительных органов?

Вы говорите, что правоохранительные органы нужно сократить в размере и децентрализовать. Какие функции должны оставаться на федеральном уровне, какие должны быть переданы региональным и местным властям, каким образом должны назначаться или избираться те или иные руководители правоохранительных органов? Вы говорите о сокращении: имеете ли вы в виду сокращение на 20%, в два раза, в три раза?

Давайте с последнего начнем, потому что это такая арифметика и она довольно известна — это показатель количества полицейских на душу населения, он глобальный и, в общем, во всех странах его можно посчитать. Известна средняя мировая цифра — это три полицейских на тысячу жителей, и собственно во многих цивилизованных странах, развитых странах с развитой демократией, и, кстати, не очень развитых тоже, цифра — один полицейский на тысячу жителей. В Японии, в Скандинавии, в Индии — это один полицейский на тысячу жителей. В Америке — это три с небольшим. У нас, скажем так, грубый подсчет будет — не меньше девяти полицейских на тысячу жителей, а возможно, это число — 12. То есть, грубо говоря, в любом случае, мы можем легко ставить перед собой задачу сокращения в три раза штатной численности правоохранительных органов.

Это означает, что в три раза высвободится денег больше. Это, с одной стороны, означает, что можно увеличить денежное довольствие оставшимся, можно повысить требования к оставшимся, следовательно, выбирать как минимум одного из троих, а лучше зачерпывать людей извне этой системы. То есть это одна такая магистральная вещь.

Вторая вещь. Мы живем в декларируемой федерации, а в реальности фактически все полицейские функции, все правоохранительные функции, они все имеют федеральное подчинение. Более того, одной из основных идей реформы полиции 2010—2011 годов, которая не была декларирована и на которую не был запрос у общественности, но который был реальным заказом со стороны администрации президента, это было окончательное решение вопроса с федерализацией полиции. Потому что до того времени милиция подчинялось одновременно и наверх, и в сторону, то есть, грубо говоря, региональным властям. У нас были дела, когда один конкретный участковый избил какого-то задержанного, его осудили. И когда дело дошло до взыскания компенсации морального вреда потерпевшему, возник большой вопрос, из какого бюджета... возникал раньше — из какого бюджета платить. И у нас были случаи, когда взыскивал суд солидарно с муниципального, с регионального и с федерального бюджета по 33%, потому что зарплата этого участкового складывалась из трех разных бюджетов разных уровней.

Сейчас все подчинено только наверх. Сейчас все полицейские сидят на зарплате только федерального центра.

Да, когда вы сказали слово «федерализация», вы имели в виду подчинение федеральному центру. Потому что когда люди говорят «федерализация», они часто имеют в виду, наоборот, децентрализацию.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю