Максим Каширин: компания Simple лишилась €2-3 млн из-за перелицензирования

Капиталисты. Клуб 33
17 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
Один из лидеров виноторгового рынка Максим Каширин рассказал об особенностях работы Росалкогольрегулирования, проблемах перелицензирования в виноторговой отрасли, необходимости дружить с властями и четырехмесячном простое Simple, который, по его оценке, обошелся компании в €2-3 млн net margin.

Малыхина: Что за проблемы были в этом году с лицензией? Я лично столкнулась. Хотела купить червару просто в магазине, потом в ресторане одном небезызвестном. Говорят – нету. Simple не выдает.

Каширин: Червара – не мы.

Малыхина: Я имею виду червара, еще несколько марок, которые к вам тоже относятся.

Каширин: Был создан государственный орган, который стал регулировать алкогольную отрасль - Росалкогольрегулирование так называемое, который взял на себя функции, в том числе, по лицензированию от ФНС, они забрали ЕГАИС. То есть это такой консолидированный орган, который эту отрасль регулирует и смотрит. К сожалению, как выяснилось, у нас очень много ГОСТов, стандартов и даже правил хранения пищевой продукции (алкоголь – это пищевая продукция) таких, если их все собрать, отсруктурировать и имплементировать в рынок, то просто получается караул. Когда их собрал Росалкогольрегулирование, а они ребята оказались неглупые, не стали никаких поблажек делать, они просто взяли и все это как есть…

Малыхина: Мне кажется, что каким-то дистрибьюторам вроде как раньше эту лицензию выдали, кому-то вроде позже.

Каширин: Там есть два этапа. Как у нас был устроен рынок? Если вы помните 2006 год, ЕГАИС? Все должны были перелицензироваться, потому что ЕГАИС была первая чистка рынка. Естественно, в 2006 году было выпущено огромное количество лицензий, все компании пришли их заново получать. Она 5-летняя. 2006-й плюс 5 лет – 2011-й.

Малыхина: Неизбежно.

Каширин: Поэтому основная масса лицензий кончалась в этот год, причем основная масса лицензий была в 2006 году выдана с мая по август, как раз, когда было перелицензирование, пока все побежали, единицы получили в феврале-марте. Соответственно, пришелся целый ком по всей стране смены лицензий. У нас есть ГОСТы, например, на шампанское «Советское», прям бренд. ГОСТ, который говорит, что шампанское «Советское» должно храниться при температуре меньше 16 градусов. То есть если ты получаешь алкогольную лицензию, в жизни не видел шампанское «Советское», не собираешься им торговать, о нем даже не думаешь, то ты все равно должен на складе дать температуру до 16 градусов, потому что твоя лицензия подразумевает возможность торговать шампанским «Советским». И вот такие всякие вещи, которые никогда ФНС не волновали. Конечно, там были перегибы, я считаю, такие как, допустим… есть ключевые факторы, влияющие на лицензирование – уставной фонд оплаченный, отсутствие задолженностей перед бюджетом, договор аренды складов, температура…

Малыхина: Но если по-честному, все равно надо уметь как-то дружить со всякими властями.

Каширин: Дружить с властями нужно в любой стране, в нашей, конечно, особенно, это понятно.

Малыхина: Компания Simple умеет?

Каширин: Знаете, компания Simple на удивление… дружить умеем, дружить любим, но мы все равно считаем, что в 21 веке должен разум быть у власти, нельзя быть абсолютно вне цивилизованного мира. Что такое лицензия? Это, первое, здоровье граждан, что я продаю алкоголь качественный. Второе – налоги, что я легальный производитель, импортер и т.д. Качество, налоги, легальность. Налоги, что я оплачиваю, легальность – у меня нет контрафакта, нет контрабанды. Но если на плане БТИ какая-то колонна неправильно начерчена, или какая-то линия не так обозначена – как это влияет на эти три фактора? Никак. Могли бы быть немного по-другому устроены.

Малыхина: Понятно, мучают сильно.

Каширин: Даем лицензию вам, допустим, но два месяца даем на то, чтобы исправить все недостатки, которые непринципиальны. Не исправили через два месяцы – не обижайтесь, лицензия останавливается. Но это нормально. Зачем же устраивать из…

Малыхина: Тяжело, неприятно. Судя по тому, как вы пассионарно отвечаете, чувствуется, что тема не самая радостная.

Каширин: Мы стояли 4 месяца. Другие компании стояли 5-6-7. У компании кредиты, у людей, сотрудников…

Малыхина: А вы абсолютным числом убытки считали, сколько от этого получали?

Каширин: У нас будет в конце октября стратегическая сессия, посмотрим, что финансы нам покажут. Мы получили лицензию 19 сентября, мы вернулись к торговле – кроме лицензии нужно было возобновить программу ЕГАИС, нужно было поставить новое программное обеспечение – мы вернулись в бизнес 6 октября примерно. А лишились лицензии 5 мая.

Малыхина: Ну сколько приблизительно 4 месяца вам стоили? Сколько вы подарили государству? Сколько упущенной выгоды, так скажем?

Каширин: У государства колоссальные упущенные выгоды.

Малыхина: У государства – понятно, мы им пока сочувствуем.

Каширин: Мы потеряли, мои оценки - 2 -3 млн. евро.

Малыхина: То есть Simple потерял за 4 месяца 2-3 млн. евро чистой прибыли? Это не в продажах?

Каширин: Да. Ну не чистая прибыль, назовем это Net Margin.

Малыхина: Вы обречены каждые 5 лет.

Каширин: Сейчас я уже понимаю, как нужно перестроить модель бизнеса, что нужно сделать, чтобы группа компаний – у нас все-таки много компаний – была так устроена, чтобы эти вещи минимально влияли на процесс. Нужно тоже понимать, что, в конце концов, на рынке алкоголя должен быть порядок. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.