Есть ли смысл во франшизах для сетевых ресторанов быстрого питания

Капиталисты. Клуб 33
28 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Создатель сети быстрого питания «Теремок» Михаил Гончаров ответил на вопрос, почему для его сети не приемлем инструмент франчайзинга.

Малыхина: Другая важная тема. Любая сетевая история - это все, что, мы предполагаем, должно развиваться по франчайзингу. Прочитала, что вы небольшой поклонник этого дела.

Гончаров: Да.

Малыхина: И не делаете франшизу?

Гончаров: У нас есть один франчайзер, который уже 10 лет работает в составе «Теремка», но с тех пор ни одного нового не появилось и не появится.

Малыхина: А почему?

Гончаров: Просто мы, прежде всего, должны стать таким очень серьезным брендом, который обеспечивает продажу уже только из-за названия. То есть, все должно работать как: вот, стоит McDonald's, снимаем вывеску McDonald's, вешаем, например, «Русбургер» - и поток в два раза упал. Поэтому франчайзер McDonald's, он никогда в жизни эту вывеску не снимет, потому что у него оборот упадет в два раза. Поэтому им выгодно: и McDonald's денежка достанется, и он еще много заработает и всем хорошо. Вот я про «Теремок» так не могу сказать.

Малыхина: То есть, вы считаете, что сила бренда пока не настолько велика, чтобы люди, получив технологию, не сняли…

Гончаров: Все-таки франчайзер платит немалую долю от продажи.

Малыхина: Понятно, что в России, к сожалению, мы сталкиваемся с тем, что за определенную плату людей научил, все объяснил, но при этом через полгода, через год они отказываются платить роялти, а технологии уже есть…

Гончаров: Да, тот же Subway взять. У них 35 тысяч ресторанов. Вот просто один раз кому-нибудь сказать, что 35 тысяч ресторанов в мире, и любой потребитель, сразу у него как-то - щелк.

Малыхина: Стандарт качества.

Гончаров: Можно доверять, стандарт, бренд. Subway видим - туда идем.

Малыхина: Хорошо, в регионах понимаем. А в Москве? Проще самим просто развиваться?

Гончаров: Ну да, и с этой же точки зрения, ну, смысл делить с кем-то прибыль, если мы можем на рынке развиваться самостоятельно.

Малыхина: А история про продажу инструкций вместо продажи франшизы?

Гончаров: Это была такая мысль, может быть, создать будущую почву для франчайзинга.

Малыхина: Инструкция о том, как нужно печь блины.

Гончаров: Но потом мы поняли такую вещь, что недоинструкцию, такую недоделанную, продавать не хочется. Дешево продавать тоже смысла нет.

Малыхина: То есть, консалтинг не пошел?

Гончаров: Да. Мы его даже, грубо говоря, и не начали. Просто это вот обсуждалось, как-то муссировалось, мы пытались думать, что-то, схемы рисовали, но все так и осталось на уровне схем.

Малыхина: Все так гонятся за количеством точек, всем же важно показать для финансовой отчетности, для потенциальных инвесторов, что, граждане, вот у нас прям вот, сколько глаз видит точек. Может быть, и ничего страшного, поскупиться качеством франчензи и набрать оборот?

Гончаров: Вы знаете, вы говорите в основном про ритейл. То есть, вот этот вот хороший фломастер, он сделан какой-то очень уважаемой компаний на хорошем заводе. И чтобы торговать по франчайзингу фломастерами, нужно просто его привезти уже сделанный и хороший. А блины, сделанные и хорошие, мы не привозим. Если мы франчайзингу даем марку, он начинает делать блины. И блины у него будут совершенно не такого качества как у нас.

Малыхина: Зато точек отрыли много. Раз - и продавать бизнес.

Гончаров: А потом это все рухнет. Рухнет качество, будут получать жалобы.

Малыхина: То есть, ориентированы на реальный cash flow, на реальную прибыль?

Гончаров: На доходность, конечно.

Малыхина: А доходность какая, кстати?

Гончаров: Средняя по рынку, я думаю.

Малыхина: Сколько процентов?

Гончаров: Не могу сказать.

Малыхина: Не знаете?

Гончаров: Это конфиденциальная информация.

Малыхина: А в абсолютная цифрах сколько компания в месяц зарабатывает?

Гончаров: В абсолютных тоже.

Малыхина: Тоже конфиденциальная? Ну, хоть порядок цифр, чтобы понимать, до какого масштаба можно самостоятельно дорастить сеть общественного питания?

Гончаров: Ну, миллиона рублей.

Малыхина: Миллиона рублей в месяц, прибыль?

Гончаров: Да.

Малыхина: Десятки или?

Гончаров: Я не буду говорить.

Малыхина: Ну, хорошо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.