Мария Борзунова

О себе

Родилась в Москве, но большую часть своей жизни провела в Подольске. Сначала собиралась стать теннисисткой, потом ветеринаром, но что-то пошло не так и я поступила на факультет журналистики.

Пришла на Дождь в начале 2014-ого. Тогда канал начали везде отключать, и первое, что я здесь делала – сидела на ресепшене, отвечала на звонки и объясняла, как подписаться на Дождь. Ну, а потом как-то задержалась.

Сейчас, в основном, рассказываю про суды, потому что всё важное в последнее время происходит именно там.

«Следствию надо доказать, что современное искусство – ширма для воровства и безобразия»: как фигурантам дела «Седьмой студии» подтвердили меру пресечения
Мосгорсуд подтвердил продление меры пресечения фигурантам дела «Седьмой студии»
Главные нарушения Конституции, которые устроили Конституционный суд
Целоваться разрешили, но не всем. Что ждет геев на ЧМ по футболу
Рейволюция в Грузии. Чего добились протестующие: рассказывают главные действующие лица
В Каннах «Лето», в Москве — суд: как сбой в системе обернулся мучениями Малобродского
«Цирк не устраивайте!» — «Это не цирк, это попытка спасти человека»: как Малобродского удалось вытащить из СИЗО в больницу. Репортаж Марии Борзуновой
«Мы можем человека потерять»: кардиолог, который осматривал Малобродского, о необходимости срочной госпитализации
«Навальный — нормальный мужик»: казак с Пушкинской площади о потасовке 5 мая
«Я стал беднее, но счастливее»: первое интервью «качка в маске» Максима Лузянина о сроке, Болотной и Навальном
Опасный друг из Нигерии: как молодых девушек приговаривают к пожизненному сроку из-за наркотиков
Все пришли с улыбкой, а ушли в слезах. Суд не отпустил Малобродского домой из СИЗО