Мария Борзунова

О себе

Родилась в Москве, но большую часть своей жизни провела в Подольске. Сначала собиралась стать теннисисткой, потом ветеринаром, но что-то пошло не так и я поступила на факультет журналистики.

Пришла на Дождь в начале 2014-ого. Тогда канал начали везде отключать, и первое, что я здесь делала – сидела на ресепшене, отвечала на звонки и объясняла, как подписаться на Дождь. Ну, а потом как-то задержалась.

Сейчас, в основном, рассказываю про суды, потому что всё важное в последнее время происходит именно там.

«То, что здесь происходит, не похоже на правосудие»: как Кириллу Серебренникову продлили домашний арест
«Серебренников знал, что за ним несколько лет следили»: что происходит на суде по делу «Седьмой студии»? Прямое включение из Басманного суда
Серебренникова в окружении пятерых сотрудников полиции под аплодисменты завели в зал суда
Война Вайнштейну: как развивался самый громкий секс-скандал в Голливуде
Конец унижений губернаторов, покемоны на службе Кремля, и Турчак как «финт ушами» Медведева. Итоги недели с Михаилом Фишманом
Дело «мертвых душ»: почему арестовали сотрудников Роскомнадзора
Кто в Кремле атаковал «Эхо Москвы», что осталось за кадром главного видео дела Улюкаева, на чем погорел Роскомнадзор, и баттл Бастрыкина в МГУ.
Барселона vs Мадрид: слила ли Каталония протест
«У нас демократия»: активисты SERB пришли на акцию Навального в Москве
«Готовы собирать средства, чтобы его выкупать»: что рассказал друг плененного в ИГ Георгия Цуркану
«Пока про это говорить нельзя»: кто запрещает близким пленников ИГ общаться с журналистами
Начали с Майдана, кончили Крымом: как официальные СМИ объясняли каталонский референдум

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.