Эдуард Бурмистров

Россия и Польша снова спорят о расстреле в Катыни. Почему точку так и не поставили, и что думает Путин
Белорусские дети против Лукашенко, захват заложников в Колпино, возвращение «антивирусной воды»
Лукашенко предали анафеме, что «Царьград» будет делать на выборах, а будущий глава Госдепа — с Россией
Пятый день блэкаута. Как живет Приморье, скованное льдами
Лавров и Шойгу — в Ереване и Баку, последняя G20 Трампа, еще год без хамона.
Путин продлил запрет на ввоз продуктов из ЕС. Итоги шести лет жизни без хамона и пармезана
Протесты в Таиланде. Чего хотят участники и есть ли шансы на успех в стране, где за критику монарха сажают на 15 лет
«Когда люди сами захотят выходить — никакие законы их не остановят». Ляскин и Азар о новом ограничении протестов от Госдумы
В МВД России собираются ловить серийных преступников с помощью искусственного интеллекта за 55 млрд рублей
Беларусь вспоминает Бондаренко, сторонники Трампа устроили марш, день тишины в Молдове.
Как Мишустин помог грибному бизнесу (и заодно своему зятю)
Муки «дистанционки». Что не так с российским удаленным образованием
Партнерские материалы
Россия — это Европа