Роман Ротенберг рассказал Дождю подробности приобретения доли отца в финском хоккейном клубе

Новости
13 октября 2014
1 558
0
Поделиться

Приобретение бизнесменом Романом Ротенбергом доли своего отца и дяди в финском клубе Jokerit и хельсинкской Hartwall Arena не связано с попаданием миллиардеров Бориса и Аркадия Ротенбергов в западные санкционные списки. Об этом Роман Ротенберг заявил в эфире Дождя в понедельник, 13 октября.

«Сделка была произведена на рыночных условиях. В связи с тем, что мы должны были получить разрешение финского МИДа, мы запланировали ее уже год назад, до того, как были введены санкции. Так как во время (проведения) сделки появились эти внешнеэкономические нюансы, мы были вынуждены некоторые вопросы решить через юристов, через МИД Финляндии, в котором я получил официальное разрешение на проведение этой сделки. Сумму сделки мы не оглашаем, можем только сказать, что сделка была проведена на рыночных условиях», — сказал Роман Ротенберг.

По его словам, проведение этой сделки «были вынуждены отложить», чтобы «провести юридический анализ, получить разрешение финского МИДа, получить заключение юристов США на одобрение этой сделки. В связи с этим завершение сделки замедлилось на полгода, отметил он.

Ротенберг сказал, что не видит рисков того, что против него могут ввести санкции. «Я занимаюсь бизнесом в Финляндии с 2005 года в оперативном режиме — отелем (Langvik), с прошлого года — ареной, и в ежедневном общаюсь с финскими политиками. Таких рисков нет. Эта ситуация называется естественной сменой поколений в юридической терминологии. В связи с тем, что нас проверяли — мы получили разрешение финского МИДа, — рисков здесь нет», — отметил он.

«Комиссия в финском МИДе, которая занимается вопросами санкций — там есть представитель, с которым мы в ежедневном режиме общаемся, потому что это (введение санкций) новая ситуация для всех, в том числе и для финского МИДа, для финского сообщества и политиков. Все помогают нам, как могут, потому что мы являемся крупными налогоплательщиками в Финляндии, мы трудоустраиваем более 200 человек в этой стране», — сказал Ротенберг.

«Санкции — это печальная история для всех участников этого процесса, в том числе для тех стран, которые их ввели. Из-за санкций возникает много экономических проблем. Чем быстрее мы получим ответ, когда санкции будут сняты, тем лучше будет для всех нас», — считает он.

«Я был назначен председателем совета директоров этой компании (Arena Events Oy), когда она только образовалась. В оперативном режиме, как управляющий партнер, я этим занимался с самого начала приобретения этого бизнеса. И с 2005 года я занимался управлением нашего отеля в Финляндии. Поэтому то, что касается ежедневной работы, — ничего не поменялось. Это наш семейный актив, поэтому мы будет так же его развивать», — рассказал Ротенберг.

По его словам, у отеля Langvik в 2013 году выручка выросла на 30%. «У (Hartwall) Arena все больше и больше мероприятий происходит. Те инвестиции, которые мы сделали в Arena в течение четырех месяцев — межсезонья, когда команда там не играла, — мы уже видим результат: люди пошли на арену, там очень хорошая посещаемость. Поэтому мы понимаем, что мы делаем правильные ходы, идем в правильном направлении, и собираемся развиваться по нашему бизнес-плану», — рассказал Роман Ротенберг.

По словам предпринимателя, ни он, ни его брат Игорь Ротенберг не испытывают проблем на паспортном контроле при передвижении по миру. «Мы живем, как обычные граждане Российской Федерации», — заключил он.

Ранее в понедельник «Ведомости» сообщили, что Борис Ротенберг продал сыну Роману, который является вице-президентом хоккейного клуба СКА, долю в бизнесе в Финляндии: 50% Arena Events Oy (Роман Ротенберг — ее гендиректор), которой принадлежит Hartwall Arena, отель Langvik и 49% хоккейного клуба Jokerit. Еще 0,5% Arena Events Oy Роману Ротенбергу продал Геннадий Тимченко, сократив долю в компании до 49,5%.

Ранее финские СМИ связывали сделки с попаданием Бориса и Аркадия Ротенбергов под санкции Запада.

Желнов: Роман, вы сейчас находитесь, видимо, в Финляндии, принимаете во владение спортивную арену?

Ротенберг: К сожалению, я не в Финляндии, может быть, к счастью, я сейчас нахожусь в Санкт-Петербурге, северная столица. Занимаюсь другими вопросами в ежедневном режиме.

Желнов: У нас сейчас был корреспондент газеты «Ведомости» Антон Филатов. У меня после разговора с ним возник к вам вопрос. Какова сумма сделки, вашей родственной сделки с Аркадием Романовичем Ротенбергом?

Ротенберг: Сделка была произведена на рыночных условиях. В связи с тем, что мы должны были получить разрешение финского МИДа, мы запланировали ее уже год назад, до того, как были введены санкции. Так как во время  оформления сделки появились эти внешнеэкономические нюансы, мы были вынуждены некоторые вопросы решить через юристов, через МИД Финляндии, в котором я получил официальное разрешение на проведение этой сделки. Сумму сделки мы не оглашаем, можем только сказать, что сделка была проведена на рыночных условиях.

Желнов: А что за нюансы, о которых вы сказали, что появились экономические и прочие нюансы?

Ротенберг: Вы, наверное, в курсе, вы следите за новостями, поэтому, наверное, знаете, какие есть разные нюансы в связи с санкциями и так далее. В связи с этими разными внешнеэкономическими вопросами мы были вынуждены немножко отложить завершение этой сделки, получить разрешение финского МИДа, получить заключения юристов США на одобрение этой сделки. В этой связи завершение сделки  на полгода замедлилось.

Желнов: Роман, вы сами не опасаетесь, что приобретя долю бизнеса вашего отца Бориса Ротенберга, речь идет о финской «Арене», вы таким образом тоже можете попасть под санкции?

Ротенберг: Я занимаюсь бизнесом в Финляндии с 2005 года в оперативном режиме — отелем, с прошлого года — ареной, и в ежедневном режиме общаюсь с финскими политиками. Таких рисков нет. Эта ситуация называется естественной сменой поколений в бизнесе в юридической терминологии. В связи с тем, что нас проверяли — мы получили разрешение финского МИДа, — рисков здесь нет.

Желнов: С кем из финских политиков вы общаетесь? Кто поддерживает вас, семью в данный момент в этих сложившихся обстоятельствах новых?

Ротенберг: Есть комиссия в финском МИДе, которая занимается вопросами санкций, там есть представитель, с которым мы в ежедневном режиме общаемся, потому что очень много нюансов, это новая ситуация для всех, в том числе и для финского МИДа, для финского сообщества и политиков. Все помогают нам, как могут, потому что мы являемся крупными налогоплательщиками в Финляндии, мы трудоустраиваем более 200 человек в этой стране. Поэтому все хотят, чтобы у нас бизнес продолжался и развивался в этой стране.

Желнов: Роман, как вы сами, понятно, что сын за отца не отвечает, тем не менее, как вы, по реакции отца, что вы думаете, отменят санкции в скором будущем или не отменят? Или ваши знаменитые родственники уже смирились с тем, что они не могут кредитоваться на Западе и не могут физически там бывать?

Ротенберг: Санкции — это печальная история для всех участников этого процесса, в том числе для тех стран, которые их ввели. Из-за санкций возникает много экономических проблем. Чем быстрее мы получим ответ на то, когда санкции будут сняты, тем лучше будет для всех нас.

Желнов: Это понятно, я в этом не сомневаюсь. Но какая реакция, порог ожидания у вас как у сына, у Бориса Ротенберга, у Аркадия Романовича, его брата?

Ротенберг: Мы рассчитываем на разумное решение, на то, что мы сможем работать и развивать наш бизнес в нормальных условиях, в которых другие люди развивают и работают.

Желнов: Финские партнеры, финский МИД, который одобрил нынешнюю сделку с Борисом, он предпринимает что-то со своей стороны, чтобы, может, снять ограничение на въезд в страну, на кредитование?

Ротенберг: Вы знаете, я не могу отвечать на такие вопросы, которые адресованы финскому МИДу. Наверное, лучше задать вопросы им. То, что мы видим, они разумно с нами сотрудничают и помогают там, где могут, в тех вопросах, где они имеют полномочия.

Желнов: Какова доля у вас сейчас, я имею в виду и Arena Events , включая ту долю, которую вы раньше приобрели у Геннадия Тимченко, у второго соинвестора?

Ротенберг: Это контрольный пакет – 50,5% акций.

Желнов: Это включая ту долю Тимченко, которая у вас была?

Ротенберг: Да, 0,5%, которая сейчас была приобретена в этой же сделке.

Желнов: Я последний вопрос вам задам по поводу видения, как вы будете вести этот бизнес. Потому что до недавнего времени вы были, ну этот 0,5% от общей доли и вице-президент хоккейного клуба СКА, который возглавляет знакомый вам человек Геннадий Тимченко. Что вы теперь уже как большой инвестор с контрольным пакетом намерены делать?

Ротенберг: Я был назначен председателем совета директоров этой компании, когда она только образовалась. В оперативном режиме как управляющий партнер я этим занимался с самого начала приобретения этого бизнеса. И с 2005 года я занимался управлением нашего отеля в Финляндии. Поэтому то, что касается ежедневной работы, ничего не поменялось. Это наш семейный актив, поэтому мы будет так же его развивать. Он хорошо развивается. У отеля выручка выросла в прошлом году на 30%. У Arena все больше и больше мероприятий происходит. Те инвестиции, которые мы сделали в Arena в течение четырех месяцев — межсезонья, когда команда там не играла, мы уже видим результат: люди пошли на арену, там очень хорошая посещаемость. Поэтому мы понимаем, что мы делаем правильные ходы, идем в правильном направлении, и собираемся развиваться по нашему бизнес-плану.

Желнов: Я правильно понимаю, что сейчас лично вы и Игорь Ротенберг никаких проблем с передвижением по миру ее испытываете и никакого давления со стороны погранслужб, когда они видят на паспортном контроле, вы не испытаете?

Ротенберг: Да, мы живем, как обычные граждане Российской Федерации.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.