Лекции
Кино
TED BBC
«Путин выучил уроки Собчака на отлично и сделал все наоборот». Как снимался фильм «Дело Собчака» и что осталось за кадром
Обсуждают Ксения Собчак, Вера Кричевская, Елизавета Осетинская, Антон Желнов, Михаил Фишман и Анна Монгайт
Читать
01:05:50
0 28289

«Путин выучил уроки Собчака на отлично и сделал все наоборот». Как снимался фильм «Дело Собчака» и что осталось за кадром

— По-быстрому
Обсуждают Ксения Собчак, Вера Кричевская, Елизавета Осетинская, Антон Желнов, Михаил Фишман и Анна Монгайт

Фильм «Дело Собчака» — история первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, рассказанная его семьей, его соратниками и его врагами. В студии:

  • Ксения Собчак, соавтор фильма
  • Вера Кричевская, режиссер, соавтор фильма
  • Елизавета Осетинская, основатель проектов The Bell, «Русские норм!»
  • Антон Желнов, журналист, телеведущий
  • Михаил Фишман, журналист, телеведущий
  • Анна Монгайт, журналист, телеведущая

Монгайт: Здравствуйте, в эфире телеканала «Дождь» необычный формат, сегодня он фактически без названия. Мы, пользуясь случаем, обсуждаем с авторами фильма «Дело Собчака» фильм, который вы еще, возможно, не видели, но видели его уже зрители фестиваля Кинотавр. Я считаю, что в какой-то степени и наш фильм, потому что оба автора имеют отношение к нашему телеканалу - это Ксения Собчак, автор и родственник этого фильма, я бы сказала так, и Вера Кричевская, создатель телеканала «Дождь», один из создателей и режиссер фильма. Я хотела бы представить наших собеседников, людей, которые уже посмотрели фильм, надо признаться, это Антон Желнов, наш ведущий, и один из журналистов нашего телеканала Михаил Фишман, Елизавета Осетинская, которая создатель издания «The Bell» и «Русские норм».

Осетинская: Я одна не имею отношения к телеканалу «Дождь»

Монгайт: Кстати, на самом деле, ты наша приглашенная звезда.  И я хотела бы начать, на самом деле, с впечатления о фильме, который мы только что посмотрели и даже не совсем интервью, да, такая встреча бывших и нынешних коллег, в какой-то степени … обмен мнениям, да. Я хотела бы начать, Лиза, с Вас.

Осетинская: Ну что, кинематографически, я считаю, что это очень талантливый фильм. Спасибо, прежде всего, что позвали и дали возможность о нем поговорить. Я считаю, что было правильно его сделать, и правильно было сделать такое как бы review прошлого. Сейчас на самом деле довольно много, ну скажем, несколько значимых проектов, которые рассматривают прошлое, да,  через, как бы, вот эту призму 15-20 лет. Это там история, например, Березовского, да, и в это очень много вложено сил и времени, это, собственно, Мишин и Верин фильм про Немцова. Есть еще один фильм про Немцова и, на самом деле, это позволяет взглянуть на ту эру, эту историю совершенно другими глазами. Там просто многим, мне кажется, молодым людям нужно чисто образовательно, с образовательной точки зрения посмотреть на кадры ранних 90-х, испытать эту эйфорию. Она передается, на самом деле, очень здорово через экран. У меня есть несколько критических, скажем так, смысловых замечаний, но я думаю, что я их приберегу на середину.

Монгайт: Миш?

Фишман: Я Вас тоже поздравляю с отличной работой, это очень интересно смотреть, это держит от начала до конца, это очень интересная история и в ней много есть такого, чего я не ожидал увидеть и что бросается в глаза.  Например, там Ваши собеседники делятся на людей в дорогих черных костюмах и остальных, и это очень бросается в глаза. Те, которые в дорогих черных костюмах, они, начиная с Путина и дальше вниз, это люди, у которых жизнь удалась. И есть другие, которые тоже рассказывают про те же самые события, но они как-то попроще одеты. И вот этот контраст во многом задает, и смысл того, что мы ведь, ну просто так визуально получается, это очень такая характерная черта. Ну и, конечно, он еще о том, мне кажется, как … никто не знает, что будет дальше. Он начинается очень здорово, в этом смысле, фильм с вопроса «Чтобы делал Анатолий Александрович Собчак» в конкретный уже, более поздний момент нашей истории, не будем спойлерить… И эти ответы любопытны. И на все это, в этом смысле, вот эта вот не заданность будущего, ощущение, что оно впереди есть, а мы уже смотрим и знаем, что было потом. Она, конечно, это важная такая штука. У меня тоже есть много критических и вопросов в этой связи, и того, что я увижу, но не увидел, но давайте опять-таки это оставим.

Монгайт: Антон?

Желнов: Да, мне понравилось то, что это… поскольку я недавно брал интервью у Роберта Макки, который учит «сторителлингу» и как вообще рассказывается история. Мне понравилось это кино, прежде всего историей, как она рассказана. Очень внятно, без суеты, без попыток ответить за это время, за нулевые, то есть, есть точка А и точка Б, в которую ты приходишь. И мне эта логичность повествования и драматичность его, потому что я помню, поймал себя на мысли, что я впервые на часы посмотрел, когда уже прошел один час 45 минут, что много. Меня все это очень сильно захватило. Я, безусловно, многое знал, многое не знал из картины, например, про непростые отношения и нелюбовь Ельцина к Собчаку. Здесь мне эта история раскрылась заново, то есть, это и с образовательной точки зрения для меня было дико круто, но поскольку это кино, а не диссертация, я на это смотрел как на кино. Эмоция получена гигантская, до сих пор с ней хожу. И история рассказана, очень внятно, очень по-западному, то есть, не читается вашего отношения к материалу. Как вы это сделали – другой вопрос, я об этом спрошу, но ангажированности я там не увидел. Вот это для меня было важно, потому что, зная про тебя и про Веру, я боялся того, что сейчас это будет очень личная история, но этого не случилось. Это как западный фичер сделано. Вот этот подход понравился.

Монгайт: А я бы хотела спросить Ксению. Какие были открытия сделаны, пока вы делали этот фильм? Был ли насколько предсказуем сценарий, был ли он изначально придуман и разложен до того, как вы начали этот проект вместе. Какие ты сделала для себя неожиданные открытия?

Собчак: Мы, безусловно, обсуждали какие-то мои заготовки, я посылала какой-то примерный сценарий этого фильма, в итоге он получился совсем другим. И хорошо, что он получился другим. Просто в какой-то момент стало понятно, что фильм сам по себе идет в другую сторону, и мы уже идем за этим расследованием с возможностью ознакомиться с делом, что стало уже в рамках того, как мы начали работать над фильмом. Большой победой, большой неожиданностью то, что до последнего не верили, что нам дадут этот доступ, потому что дело было засекречено…

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри