Выборы в Турции: почему исламисты Эрдогана проиграли, набрав больше всех

Новости
8 июня 2015
8 441
1
Поделиться

Правящая турецкая «Партия справедливости и развития» президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана побеждает на парламентских выборах с результатом, который сродни поражению. Левоцентристы из курдской Народной демократической партии попадают в Меджлис с крупнейшим в истории политическим успехом. Дождь рассказывает, что изменилось в политической жизни Турции 7 июня.

Президентская республика

Власть в Турции на протяжении 13 последних лет удерживает умеренно-исламистская и консервативная «Партия справедливости и развития», сформированная в 2001 году (также известна как «АК Парти»). У ее истоков стоял бывший мэр Стамбула Эрдоган, выходец из запрещенной «Партии благоденствия» Неджметтина Эрбакан, который считается основателем турецкого «политического ислама». «АК Парти» с момента создания позиционирует себя как религиозно-консервативная сила с либеральными рыночными ценностями.

Эта платформа оказалась достаточно популярной в Турции, и уже на выборах в 2002 году «АК Парти» получила 34,28% голосов. Сильное протестное голосование позволило консерваторам занять две трети мест в парламенте и сформировать первое с 1987 года некоалиционное правительство. Абсолютное большинство в Меджлисе партия удержала на выборах 2007 и 2011 годов, а в 2014 году Эрдоган победил на выборах президента.

На этом посту Эрдоган продолжил заниматься консолидацией власти и добиваться своих целей, используя противоречия между сторонниками исламской Турции и светского государства. Он давно собирался превратить символический пост президента в основной институт турецкой власти, ссылаясь на экономические успехи государств с президентскими системами правления и называя парламентаризм «оковами» на пути к развитию.

Попытка увязать авторитарные амбиции с прогрессом, коррупционные скандалы вокруг деятельности самого Эрдогана и формальный запрет на членство главы Турецкой Республики в политических движениях и партиях не помешали президенту активно участвовать в предвыборной кампании своей «АК Парти». Внесение изменений в конституцию по поводу расширения полномочий президента поддержал нынешний глава партии и премьер-министр Турции Ахмет Давитоглу, и вокруг идеи о президенте-«сильной личности» была сформулирована предвыборная декларация.

Парламентские выборы

Для осуществления этой идеи правящей партии требовалось немного улучшить свои позиции — для проведения референдума об изменении конституции вместо имеющихся 327 мандатов нужно было получить 330 мандатов в 550-местном Меджлисе. Если бы «АК Парти» получила 367 мандатов, ее депутаты смогли бы принять поправки даже без референдума.

Их замысел провалился. После подсчета 99% бюллетеней исламисты Эрдогана получают 41% голосов, что на девять процентов меньше, чем четырьмя годами ранее. Казалось бы, потеря девяти процентов не столь существенна, однако здесь сыграла свою роль недавно созданная прокурдская «Народная демократическая партия», которую сравнивают с греческой «Сиризой» и испанской «Подемос».

После военного переворота 1989 года в стране был введен 10-процентный барьер, жестко отсекающий новые политические силы. Если бы коалиции левых не удалось получить больше 10%, ее места в парламенте были бы распределены между другими силами и в первую очередь достались бы сторонникам Эрдогана. Тем не менее за НДП проголосовали 12,9% турецких избирателей, гарантировав курдам 79 мандатов.

В итоге «Партия справедливости и развития» получает лишь 259 парламентских мест. Это по-прежнему лучший результат, однако теперь партия даже не может сформировать правительство без вступления в коалицию с другими силами — то есть, фактически, с одной силой. Второе место на выборах заняли принципиальные противники исламистов из светской кемалистской «Республиканской народной партии», а левоцентристов из НДП с Эрдоганом объединяют по большей части только сторонники, которые переметнулись из «АК Парти» в знак протеста против чрезмерной исламизации.

Единственным кандидатом на позицию младшего партнера «АК Парти» по коалиции является занявшая третье место c 16,4% «Партия националистического движения», которая чтит наследие Ататюрка, однако сотрудничает с партией власти по ключевым вопросам. При этом надежды на успех переговоров с националистами также невелики, поскольку их лидер Девлет Бахчели уже заявил, что не рассматривает возможность коалиции с правящей партией и призвал к проведению повторных выборов.

Республиканские проблемы

Настроения турецких граждан перед выборами определяли сразу несколько факторов. Во-первых, это усталость от политики консерваторов, которые методично продолжают заниматься концентрацией власти в своих руках. Это приводит к сращиванию ветвей власти и ставит ее репутацию в прямую зависимость от скандалов и повышает градус популизма в выступлениях (например, в речах турецких политиков широко распространены эмоциональные выпады в сторону конкурентов, наполненные прямыми оскорблениями). До последнего времени Эрдоган был безоговорочно лучшим оратором, что в немалой степени гарантировало успехи его партии.

Основатель «АК Парти» всегда прямо противопоставлял свою партию «злым» и «коррумпированным» врагам, а в ходе нынешней предвыборной кампании зачастую выступал с Кораном в руках, объясняя свои достижения покровительством Аллаха. Популярность Эрдогана была непоколебимой, пока этот же метод не начала использовать курдская НДП. Ее возглавляет 42-летний Селахаттин Демирташ которого уже называют «турецким Обамой», «курдской поп-звездой от политики» и перевоплощением популярного актера Джема Йылмаза за харизматичные и энергичные публичные выступления. Один из немногих политиков, способных конкурировать с Эрдоганом в ораторском искусстве, Демирташ использовал против консерваторов их же оружие и посвятил кампанию обвинениям непосредственно в адрес Эрдогана, обещая «обратить льва в его сердце в котенка». «АК Парти» шла на выборы под лозунгом «Они говорят, мы делаем», а НДП парировала простым «Мы!»

Он пел на митингах, доказывал, что мусульманин может быть «леваком», и активно подчеркивал свою заинтересованность в борьбе за ущемленные государством интересы простых людей. «Мы, угнетенный народ Турции, который желает справедливости, мира и свободы, одержали сегодня великую победу, — комментировал лидер НДП результаты выборов. — Это победа рабочих и безработных, селян и крестьян. Это победа левых».

Успех НДП дает курдским политикам шанс придать новый импульс переговорам о примирении с Рабочей партией Курдистана, которые застопорились после заключения соглашения о прекращении активных вооруженных операций в 2013 году. Партия смогла консолидировать поддержку не только на родине, но среди и курдов в соседней Сирии, которые начали праздновать на улицах после объявления результатов турецких выборов. Радость от победы НДП охватила и жителей приграничного города Кобани, который в конце прошлого года удалось отстоять под натиском боевиков «Исламского государства».

В ходе предвыборной кампании как НДП, так и кемалисты-республиканцы акцентировали внимание на экономических вопросах. На протяжении первых лет «АК Парти» у власти быстрое развитие экономики (рост примерно по 5% в год) на фоне политической стабильности было основной картой правительства Эрдогана, однако столкновения на стамбульской площади Таксим в 2013 году и замедлившийся экономический рост поставили партию власти в неуверенное положение. С наступлением нового десятилетия Турция попала в «ловушку среднего дохода» (уровни доходов населения перестали расти), темпы роста сократились до 3%, а отсутствие четкого исполнения законов и комплексных предложений по проведению реформ продемонстрировали слабость правительства Давитоглу.

Наконец, насущным внешнеполитическим вопросом стала позиция турецких властей по гражданской войне в соседней Сирии. Турция принимает активное участие в финансировании и поставках оружия сирийским повстанцам ради свержения режима Башара Асада и в отличие от других государств-членов НАТО не проявила интерес к операциям против «Исламского государства». При этом общественное мнение в Турции не очень благосклонно расположено к перспективе смены власти в Сирии, сотрудничества с сирийскими исламистами и сближению с Саудовской Аравией на фоне противостояния с Ираном.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.