«Папа, я горжусь твоим мужеством. Дождись меня, пожалуйста». Речь Кирилла Серебренникова в суде

18 апреля, 20:10
36 089

18 апреля Басманный суд рассматривает вопрос о продлении меры пресечения фигурантам дела о хищениях в «Седьмой студии»: режиссера Кирилла Серебренникова, продюсера Юрия Итина, директора Российского академического молодежного театра Софьи Апфельбаум и продюсера Алексея Малобродского. Дождь публикует полную расшифровку выступления Серебренникова на заседании.

Ваша честь, я нахожусь под домашним арестом уже восемь месяцев. Следствие лишило меня возможности работать, вести свой обычный образ жизни, мотивируя необходимость моей изоляции от общества тем, что я могу скрыться, могу помешать расследованию, оказать воздействие на свидетелей. Эту историю про преследование сестер Масляевых (дочери Нины Масляевой, бухгалтера «Седьмой студии». — Дождь) мы слышим с первого дня. Сейчас выясняется, что это все неправда, что ФСБ давно установило, что за ним никто не следил. А она на протяжении этих месяцев говорила, что вот вы нападете на дочерей.

Все аргументы следствия для меня были абсурдны с самого начала этого дела, я не скрываюсь и не собираюсь скрываться, так как не совершал никакого преступления. Я не мешал и не мог помешать расследованию. Более того, с самого начала следствия активно сотрудничал, рассказывал, что и как было устроено на проекте «Платформа» в силу своей осведомленности. Я был художественным руководителем проекта и для меня, как и для всех участников проекта, и для всех зрителей, очевидно, что проект состоялся и был достаточно успешным. Я не оказывал и не мог оказать никакого воздействия на свидетелей, тем более что свидетелей этого якобы совершенного преступления нет, а вот свидетелей проекта «Платформа» более чем достаточно. По самым скромным подсчетам, в проекте участвовало более 650 человек: это артисты, художники, технический и административный персонал. Мероприятия проекта посетили более 80 тысяч человек в течение трех лет и трех месяцев. Ничего из этих факторов следствие в течение месяцев расследования, этих восьми месяцев моего пребывания под домашним арестом, не интересовало.

В конце марта мы приступили к изучению материалов дела, и у нас нет никаких сомнений в том, что и самому следствию понятно, что никакого преступления я не совершал и нет никакой преступной группы, а вот как раз проект «Платформа» был и был достаточно успешен. У следователя в деле есть отчеты, подписанные «Седьмой студией», нашим арендодателем, центром современного искусства «Винзавод», о том, сколько билетов на мероприятия «Платформы» было продано. У следователей есть перечень всех представленных «Винзаводом» мероприятий. Так вот, «Платформа» 30 тысяч 845 билетов на общую сумму 10 миллионов 607 тысяч 232 рубля. Это не наши расчеты, это информация, представленная теми людьми, которые продавали билеты. А еще более 50 тысяч зрителей пришли бесплатно на мероприятия «Платформы».

Министерство культуры признано потерпевшим и подало иск на 133 миллиона рублей. Однако министерство не объяснило, какой же ущерб ему был причинен, чего не хватило министерству с точки зрения развития современного искусства. Или им было мало 80 тысяч зрителей на бюджеты современного искусства за три года, или им было мало 650 участников этого проекта или мало огромного количества рецензий, отзывов на проект, или мало различных театральных премий, номинаций и двух национальных премий «Золотая маска». То есть совершенно не понятно, чего не хватало министерству культуры, нашим доблестным исследователям в 2011-2014 годах, чего они ждали, чтобы в 2017-ом возбудить уголовное дело и восемь месяцев держать меня и моих коллег под домашним арестом, а Алексея Аркадьевича [Малобродского] в тюрьме, как он сам об этом рассказывал.

Я настаиваю, чтобы министерство гласно и открыто заявило мне как художественному руководителю проекта «Платформа» и как проекту в целом. В распоряжении следователя и в материалах дела есть письмо, подписанное заместителем министра культуры Аристарховым 19 мая 2014 года. Вот что он сообщает в аппарат правительства Российской Федерации от имени нынешнего «потерпевшего»: «В соответствии с соглашением (имеется в виду соглашение о субсидиях) в 2012 году проведено 19 комплексных мероприятий, в 2013 году осуществлено 27 комплексных мероприятий, в 2014 году запланировано 21 комплексное мероприятие. За время своего существования проект „Платформа" получил широкий общественный резонанс и высокие оценки профессионального сообщества. Проект хорошо известен и в Москве, и в России, получил признание за рубежом. Творческий проект „Платформа" неоднократно становился номинантами и лауреатами национальной театральной премии „Золотая маска"».

В общем, вряд ли есть основания сомневаться в правдивости слов замминистра Аристархова, хотя, если в них сомневаться, то его надо тоже как-то приобщить к нашей преступной группе. Доклады правительству они предоставлять обязаны, и он говорил о большом количестве мероприятий и о несомненном успехе. Или, может, тогда Аристархов обманывал правительство Российской Федерации. Для меня ответ на этот риторический вопрос очевиден, мы не обманывали министерство культуры, когда делали проект, и Аристархов не обманывал правительство. Мы этот проект сдали, сделали и потратили денежные средства исключительно на него. Во всяком случае, я как художественный руководитель проекта отвечаю за все то, что написал господин Аристархов. Мероприятия были, и проект пользовался успехом и в России, и за рубежом.

Из материалов дела я узнал, что проект «Платформа» должен был быть закончен в 2014 году, продолжение проекта, оказывается, хотело правительство Российской Федерации. Из материалов дела я узнал, что 14 июля 2014 года временно исполняющий обязанности министра культуры [Григорий] Ивлев направил в адрес заместителя председателя правительства на имя Голодец вот такое письмо в соответствии с поручением правительства от 16 июня 2014 года. Было и такое распоряжение от 2014 года — по вопросу о выделении финансирования проекта «Платформа» на 2015 год и плановый период 2016-2017 годов отдельный строкой бюджетная классификации Минкультуры докладывает: «Проект „Платформа“ был реализован в соответствии с поручением президента по итогам встречи с деятелями культуры 24 марта 2011 года. В рамках проекта осуществлен комплекс мероприятий в области театра, музыки, танца и визуального искусства (медиаарта). Мероприятия дали серьезный импульс в развитии и популяризации экспериментальных форм современного искусства. Художественные оппозиционные принципы, внедренные на площадке „Платформа", сегодня практикуются многими государственными учреждениями и независимыми объединениями в сфере искусства. Таким образом, основные задачи, поставленные инициаторами проекта, можно считать решенными».

Не возникает же ни у кого иного толкования всему написанному, кроме как то, что министерство культуры, которое сегодня попросило нас всех держать под арестом, а Алексея Аркадьевича [Малобродского] в своих бумажках прекрасных попросило держать в тюрьме, оно признает факт проведения «Платформы» и ее несомненный успех. <...> Или не только Аристархов, но и товарищ Ивлев обманывал правительство?

Я уже говорил, что министерство культуры не может сформулировать, почему считает себя потерпевшим, какой вред ему причинен. И никогда не сможет, потому что очевидно, что на уровне министра оно признавало факт проведения «Платформы» и гордилось проведенным проектом. Мы увидели документ, который готовило министерство культуры и в котором описывало, на что пойдут деньги в дальнейшем. Он называется «Финансово-экономические обоснования», и он предоставлялся в правительство. А на что же министерство культуры выделяло выделенные нам средства? Вот полный перечень: на оплату труда, на изготовление декораций, на аренду оборудования, на создание и поддержание сайта и соцсетей, на оплату транспорта, на приезд и проживание артистов, на приобретение авторских прав, на охрану, уборку, курьеров и многих других, без кого «Платформа» не могла бы нормально жить и работать. Мы также ежемесячно платили зарплату штатным артистам, сотрудникам, техникам администраторам. Мы делали сценическое оборудование, мы его покупали, арендовали — в общем, все, о чем якобы потерпевшее министерство писало в правительство. Мы все это делали и на все это тратили деньги. Это несомненно. Если бы кто-то хотел разобраться в том беспределе, который творится в бухгалтерии Масляевой, задавая ей уточняющие и нужные вопросы, не пришлось бы сажать меня под домашний арест, а Малобродского в тюрьму. Все было бы очевидно. Я художественный руководитель, я не занимаюсь финансами, договорами, бухгалтерией. Я делаю мероприятия и придумываю, я ставлю, я репетирую.

Моей подписи нет ни под одним финансовым документом, кроме рамочных соглашений, которые я по просьбе министерства культуры по доверенности подписал. Я эти восемь месяцев, ваша честь, живу в неком Зазеркалье. Закончились гастроли «Гоголь-центра» в Берлине, где мы поставили два спектакля с огромным успехом, только что картина «Лето», которую мы заканчивали, когда впервые с вами встретились в зале суда, была приглашена в основной конкурс фестиваля в Каннах. У нас много впереди интересной работы в театре, но это все пройдет в мое отсутствие. Прошу суд отказать в удовлетворении ходатайства в целом я прошу суд, если он все-таки согласится с ролью следователя, разрешить мне вернуться к своей нормальной жизни, которая связана с работой в театре, а не с фантомными страхами о моем некоем побеге, воздействии на каких-то свидетелей и прочее.

Ваша честь, я прошу вас дать мне возможность буквально несколько слов, несколько секунд не совсем по существу, но тем не менее. Я хочу поблагодарить всех людей, их очень-очень много по всему миру, которые все эти месяцы выражают солидарность с нами. Я очень признателен людям театра, моим коллегам, которые на церемонии «Золотой маски» в своих речах выразили поддержку нашей борьбе за справедливость, борьбе с преследованием меня и моих товарищей по несчастью. Я очень горд за свой коллектив, за театр «Гоголь-центр», за «Седьмую студию», они блистательно провели гастроли в Берлине. Такой успех у зрителей — это важное достижение всего русского театра. Я невероятно благодарен моей киногруппе, которая в невероятных условиях помогла мне закончить работу над фильмом «Лето», который теперь будет представлять Россию в Каннах. Я от всего сердца благодарю моих близких друзей за участие в моей судьбе. Я вас очень люблю, но главные слова я хочу сказать моему 84-летнему отцу. Папа, я горжусь твоим мужеством. Дождись меня, пожалуйста. Все, спасибо.

Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Популярное у подписчиков Дождя за неделю